В марте 2020 года друг детства и спарринг-партнер президента по дзюдо Аркадий Ротенберг получил звание Героя Труда за ”особые заслуги в строительстве Крымского моста”. Но мост — не единственный объект, который Ротенберг за счет государства строил в Крыму. И медаль — не единственная награда. Связанным с ним компаниям и фондам достались лучшие земли на побережье и миллиардные активы в Крыму, находящемся под санкциями.

Ребятам пример

— У нас есть жесткие сметы, в которые мы укладываемся. Мы не просим лишних, дополнительных средств, — говорил Ротенберг о крымских стройках в интервью Наиле Аскер-Заде в сентябре 2018 года. И добавил, что его компании ”Стройгазмонтаж” и ”Мостотрест” всегда укладываются в сроки.

В случае с мостом это похоже на правду: 19-километровый транспортный переход через Керченский пролив был построен за три с половиной года и обошелся бюджету в 228 млрд рублей.

Зато железнодорожные подходы к мосту — 18-километровая ветка ж/д путей в северной части Крыма — подорожали с 6,5 до 22 млрд рублей.

Еще один золотоносный проект Ротенберга в Крыму — международный детский центр (бывший всесоюзный пионерлагерь) ”Артек”, состоящий из девяти отдельных лагерей. В 2014 году он стал одним из символов ”возвращения Крыма в родную гавань”. В лагерь зачастили министры, депутаты Госдумы и знаменитости, да и сам президент. Бюджетные миллиарды полились рекой.

Летом 2015 года правительство заключило контракт на реконструкцию ”Артека” на 2,3 млрд рублей. За пять лет его стоимость выросла в 13 раз , достигнув 30,5 млрд рублей . Подрядчиком работ стала принадлежавшая в то время Ротенбергу компания ”Стройгазмонтаж”.

Другой контракт Ротенберга с ”Артеком” подорожал более, чем в десять раз.

Всего же ”Стройгазмонтаж” заключил в ”Артеке” 36 контрактов на общую сумму почти 38,5 млрд рублей.

На костровую площадку лагеря ”Лесной” — так называемую ”Артек-Арену” — 1,5 млрд рублей выделили из резервного фонда правительства.

Ротенберг занимался не только строительством, но и поставками в ”Артек” мебели, бытовой техники, хозяйственного инвентаря. Общая сумма контрактов — более 640 млн рублей . И даже пиаром: в 2015 году компания ”Красный квадрат” получила за медиаподдержку 90-летия ”Артека” 40 млн рублей.

Восхитительный

Великий князь Петр Николаевич Романов еще в молодости во время службы в армии заболел туберкулезом. Врачи рекомендовали морской климат Франции и Италии, но семья уговорила его завести имение в крымском Мисхоре. Возведенный за два года дворец получил имя ”Дюльбер” (в переводе с арабского — ”восхитительный”).

К концу строительства выяснилось, что у князя совершенно нет денег. Управляющий делами Романовых писал ему: ”…платежей и требований со всех сторон масса, <…> приходится под разными предлогами увертываться от уплаты. Это, по-моему, очень некрасиво для придворной конторы, и даже подводит многих, <…> которые имеют свои расчеты и находятся в зависимости от рабочего люда, который может устроить скандал, и в конце концов все это отзовется на Вас как на владельце!”.

Романову предложили продать Дюльбер за 600 тыс. рублей . Но тот предпочел расстаться с имением Знаменка в Петергофе, выручил и доход от личного кирпичного заводика в Териоках.

Соседи посмеивались над Петром Николаевичем, построившим вокруг Дюльбера трехметровый забор — единственный на побережье, со смотровыми башенками и бойницами. Забор не спас, но стал тюрьмой: в Гражданскую войну в Дюльбере держали тех Романовых, кого большевики поймали в Крыму.

В 20-е годы национализированный Дюльбер превратили в санаторий для советской элиты, при Украине — для Верховной рады. В 2014 году его ”национализировали” снова и спустя четыре года продали новой российской знати.

Дюльбер ушел с молотка в 2018 году за 702 млн рублей — половину стоимости артековского забора. Участниками аукциона были две крымские компании, и обе связаны со структурами Ротенберга . Торговаться не стали: лот ушел по номиналу зарегистрированной в Симферополе ”Управляющей компании инфраструктурных проектов” (УКИП) с уставным капиталом в 10 тыс. рублей .

Учредителем УКИП в момент покупки был Владимир Зарицкий, экс-командующий ракетными войсками России, президент фонда поддержки офицеров запаса ”Офицерское братство”. В январе 2021 года ”Проект” дозвонился до Зарицкого, отставной генерал тут же честно признался, что бизнесом не занимается, в компании УКИП был лишь номинальным собственником, да и в Крыму был всего один раз. ”Я пенсионер и занимаюсь только ветеранской деятельностью”, — пояснил он. На вопрос, кто является бенефициаром компании, генерал ответил: ”Я не знаю”.

Однако собственника можно установить. Спустя год после продажи ”Дюльбер” был переписан на закрытый паевой фонд ”Терс”. Управляет им фирма ”УК ”Фин-Партнер”, принадлежащая в свою очередь компании ”Центр-М” — прежде ею напрямую владели братья Ротенберги и их партнер Дмитрий Калантырский. А сейчас 100% ”Центр-М” находится в залоге в Мособлбанке, который с мая 2014 года фактически принадлежит Ротенбергам.

УКИП, фактически принадлежащая Ротенбергу, купила три санатория на общую сумму 1,5 млрд рублей

Стоимость на госторгах составляла 1,5 млрд рублей или 23 млн долларов
Рыночная стоимость всех трех санаториев при Украине оценивалась в 59 млн долларов

Все три санатория сегодня объединены брендом ”Курорты Крыма” и активно работают с бюджетом: путевки скупают региональные администрации, отправляющие туда льготников.

Связь времен

В конце 2018 года та же ”Управляющая компания инфраструктурных проектов” выкупила у государства акции крымского оператора фиксированной и сотовой связи ”Крымтелеком” . И опять торгов фактически не было: лот ушел по стартовой цене.

”Крымтелеком” — это национализированные в 2014 году активы украинского сотового оператора ”Киевстар” и ”Укртелекома” . Сейчас он вместе с компанией ”K-телеком” обеспечивает в Крыму так называемый ”технический роуминг” для абонентов российских сотовых сетей. Поскольку ”большая четверка” — ”Билайн”, ”Мегафон”, МТС и Tele2 — не работают в Крыму из-за санкций, приезжающие на отдых туристы платят за звонки, SMS и мобильный интернет по тарифам национального роуминга — к стандартной стоимости звонков прибавляется еще несколько рублей в минуту, а интернет тарифицируется помегабайтно. Это повышает расходы до нескольких сотен рублей в день.

”Технический роуминг” сделал крымских операторов самыми успешными в стране: в 2016 году рентабельность ”К-телекома” в пять раз превысила показатели МТС . Позже из-за многочисленных жалоб игроков рынка на завышенные тарифы в дело вмешалось госрегулирование, и с тех пор выручка ”К-телекома” и ”Крымтелекома” неизменно падает.

Однако инвестора мог интересовать не сам телекоммуникационный бизнес, а опять же недвижимость и земля: ”Крымтелекому” принадлежит 105 тыс кв. метров помещений и 21,5 га земельных участков по всему Крыму. В том числе пансионат в селе Песчаное на западном побережье. Другой важный актив — почти 2 тыс. км кабельной канализации.

В апреле 2020 года связанная с Ротенбергами компания ”Айти-инвест”, директор которой Арсен Сидаков по совместительству возглавляет созданный Ротенбергами петербургский клуб дзюдо ”Явара-Нева”, выкупила еще один весьма сомнительный с точки зрения бизнеса актив в Крыму — госпредприятие ”Крымтехнологии”. Созданная в 2014 году на базе национализированного имущества компания занимается поддержкой портала о событиях ”Крымской весны” и разработкой сайтов и сервисов для местных органов власти. В течение двух лет, предшествующих выкупу, она показывала убытки, а основным источником ее доходов были госконтракты.

Однако фирме со штатом в девять человек принадлежат 87 земельных участков , в том числе в приморских городах Ялта, Алушта и Евпатория, а также в центре Симферополя. И более 300 отдельных зданий и помещений общей площадью 77 тыс. кв. м. Вся эта масса недвижимости была продана за 496 млн рублей — по 6,5 тыс. рублей за квадратный метр площади, не считая земли.

Камера для Ротенберга

— Впечатляет. Другой уровень, другой мир, — сказал Путин, проехавшись в августе 2019 года по свежепостроенной крымской трассе ”Таврида”.

Такого на полуострове и правда не было: четыре полосы, многоуровневые развязки, ни одного населенного пункта на 250 км пути от Крымского моста до самого Севастополя. Одно огорчает: предельная скорость — 90 км/час.

Стационарных камер, фиксирующих превышение скорости, на трассе пока мало, но есть ”треноги”. Путин фактически запретил их в 2019 году, и перед его приездом с дорог Крыма ”треноги” исчезают. Но едва президент улетает, появляются снова . Всерьез с ними никто не борется: ”треноги” приносят весомую долю выручки владельцам камер. Эти владельцы — тоже люди Ротенбергов, и местные власти связаны с ними кабальными концессиями.

Компании-операторы камер ”Безопасные дороги Крыма” и ”Безопасные дороги Севастополя” принадлежат ООО ”ИК Югпроект” Натальи и Андрея Минаевых, бывших сотрудников структур компании ”Машинтер” Евгения Ройтмана. Ранее СМИ называли Ройтмана ”человеком Ротенберга” в телекоммуникациях. Скупщик крымских санаториев генерал Зарицкий, согласно официальной биографии, тоже работал у Ройтмана .

В Севастополе компания ”Безопасные дороги Севастополя” установила более 100 автоматических камер и десятки паркоматов.Общая сумма инвестиций — 900 млн рублей. За это городской бюджет за 12 лет выплатит концессионеру почти 6 млрд рублей — в пять раз больше вложенного. На остальном полуострове условия похожи: 155 камер за 4,5 млрд рублей.

В бюджеты регионов ни копейки от штрафов не попадает, поскольку все собранное на дорогах уходит в счет обязательных платежей за обслуживание камер. Например, в 2017 году в Севастополе было собрано 273 млн штрафов — и все они ушли ”Безопасным дорогам” . А в 2019 году собранного по ”письмам счастья” не хватило: оператор судился с городом за недоплаченные 27 млн рублей.

Причина недобора в том, что к стационарным камерам местные водители быстро привыкли, транзитного потока нет, а число туристов оказалось меньше расчетного. Кроме того, из-за бюрократических проблем в Севастополе так и не заработали платные парковки

Обитаемый остров

- Мне нравится в Ялте, погулять можно. Здесь в Крыму есть такой остров — Сарыч”, — ответил Ротенберг на вопрос Наили Аскер-Заде о любимых местах отдыха на полуострове.

До недавнего времени на побережье Сарыча — самой южной точки Крымского полуострова — был лишь реликтовый можжевеловый лес, где отдыхали с палатками любители ”дикого” отдыха . В советские времена эту часть побережья не успели застроить капитально, а может, помешала близость ”горбачевской дачи „Заря”” . Здесь были лишь пара десятков летних домиков, а в двухтысячных на берегу вырос коттеджный поселок. Лес и пляж оставались общедоступными.

Теперь спуститься к морю на Сарыче почти невозможно, дороги преграждают шлагбаумы. Полеты дронов над побережьем запрещены. У самый трассы Севастополь-Ялта стоят таблички ”Частная территория”. Ниже по склону — забор с колючей проволокой, подходы к нему тщательно охраняются.

За забором строится роскошный особняк в четыре-пять этажей . Судя по спутниковым снимкам, площадь одного этажа — около 1500 кв. м (общая площадь здания может достигать 6-7 тыс. кв. м). Рядом на участке — два многоэтажных дома для технического персонала. Чуть в стороне — стройгородок для рабочих.

По оценкам риелторов, специализирующихся на элитной недвижимости в Крыму, только земля под особняком может стоить $35 млн . Оценить строение до окончания работ невозможно — все зависит от материалов внутренней отделки, а подобные по площади и месторасположению объекты на открытом рынке в Крыму ранее не продавались.

Хозяином особняка местные жители считают Аркадия Ротенберга, и на это есть основания. Две компании — ООО ”Магит-Д” и ООО ”Сарыч”, владеющие 12,5 га можжевелового леса и пляжа , примыкающих к дворцу, , принадлежат закрытым инвестфондам ”Северная Эгида — функциональный” и ”Альбиорикс” . Обоими фондами управляет ООО ”Северная Эгида” бизнесвумен Софии Ногинской, контролирующей активы семьи Ротенбергов.

* * *

В июне 2020 года в районе Ялты была замечена роскошная 62-метровая яхта Rahil. По документам она принадлежит питерскому бизнесмену, совладельцу компании ”Зеленый город” Григорию Баевскому . Но реальным владельцем судна профильное издание SuperYachtFan считает Аркадия Ротенберга.

Яхта построена в 2011 году в Италии по заказу британского миллиардера Грэма де Зилля. Но еще до спуска на воду ее продали, и новый владелец дал яхте имя Nataly — так звали вторую жену Аркадия Ротенберга. После развода с Натальей владелец переименовал судно в Rahil. С 2014 года яхта находится под санкциями и не покидает Черное море из-за опасности ареста.