Китай превратил пандемию коронавируса в мощный пиар-проект. Многие люди, которые как-то связаны с Китаем, или живут там, повторяют, что весь мир в долгу перед Китаем. Как Вы считаете, мир действительно должен Китаю или наооборот?

Это Китай в долгу перед всем миром. По мере того как мы будем узнавать все больше о том, как началась эта пандемия, все меньше будет оставаться сомнений, что именно китайское руководство мы должны ”благодарить” за больше, чем двести тысяч смертей. За остановку мировой экономики нужно сказать ”спасибо” китайскому Политбюро и лично товарищу Си Цзиньпиню.

Ключевым доказательством вины Китая в разразившейся пандемии стала публикация в австралийской газете выжимок совместного доклада ”Пяти глаз” — организации англоязычных стран (Австралии, Канады, Новой Зеландии, Великобритании и США), с предварительным расследованием того, как возник коронавирус, и, самое главное, как китайское руководство с начала декабря скрывало факт распространения вируса, закрывало рты врачам и активистам, ктоорые пытались сообщить об этом миру.

Руководство Китая фактически поставило под угрозы миллионы жизней, утверждая до середины января, что вирус не передается от человека к человеку. Помимо прочего, используя свой контроль над ВОЗ, китайское руководство не только ввело в заблуждение весь мир, но и до сих пор пытается отвлечь внимание всего мира от попыток понять и разобраться, что же произошло на самом деле. Известны случаи, когда китайские лаборатории отказывались выдавать материалы для анализа лабораториям других стран. В этом нет ничего удивительного; китайская диктатура ведет себя так, как вела себя всегда.

Обычно во всем виноват Путин или Трамп, но этот раз виноват Китай. Как Вы считаете, возможно ли введение каких-либо санкций против Китая и нужно ли это? Можно ли заставить Китай платить?

Проведение более жесткой линии в отношении Китая и попытка каким-то образом наказать китайское руководство, была бы очень уместна. На сегодняшний день есть только одна такая акция — это временная заморозка правительством США финансирования ВОЗ, которая, как мы сегодня понимаем, оказалась под полным контролем пекинского Политбюро.

Прогнозы на возможность коллективного отпора Китая пессиместические, это ясно по реакции Европейского союза на китайский вызов: попытки сгладить ситуацию, найти якобы компромиссное решение (а в данном случае любое компромиссное решение работает на Пекин), отказ посмотреть в лицо реальной опасности.

Я думаю, что в Европейском союзе по этому поводу будет довольно серьезный раскол, потому что речь идет не только о пандемии: если невозможно доверять Китаю в таких вопросах — глобальных вопросах жизни и смерти, то, значит, китайскому руководству нельзя доверять ни в чем, вообще.

Известно, что спецслужбы балтийских стран, а также стран центральной и восточной Европы, уже не первый год в своих ежегодных докладах, указывают не только на Россию, но на Китай, как на главный источник вызовов и опасности. К сожалению, таких публичных заявлений из Парижа или Берлина, мы не слышим. Поэтому с самого начала единый западный фронт сдерживания Китая подорван отсутствием единства.

Кроме того, Китай, конечно же, бросит сотни миллионов на покупку влияния и международный пиар, для того, чтобы как-то облагородить свой неприглядный сегодняшний образ. В этом ему будут способствовать не только международные пиар-компании, купленные политики и неправительственные организации, а также какая-то часть большого бизнеса, который, посчитав расходы и убытки, придет к выводу, что сохранять тесные бизнес-связи с Китаем для них важно.

Однако, с другой стороны, у меня есть надежды именно на бизнес и на взаимопонимание между бизнесом и правительствами, особенно в таких странах, как Канада, Соединенные Штаты и Великобритания. Нынешний кризис показал: во-первых, переносить массив производства в Китай, означает ставить себя в зависимость от Китая в опасное время, как это случилось с коронавирусом, во-вторых, учитывая возможность пандемии (а все последнии пандемии SARS происходили из Китая), рисковать своим производством никто не захочет, и, в-третьих, стоимость рабочих рук в Китае все эти годы повышалась.

Я не могу исключить того, что если в США у власти останется республиканская администрация, то она, возможно, проведет через Конгресс меры, способствующие налоговому и иному стимулированию для возвращения на территорию США крупных производственных компаний. Думаю, что это было бы правильно, особенно учитывая тот факт, что глобальные восстания масс, которые мы наблюдали, начиная с Брексита и победы Дональда Трампа, это, в том числе, процесс, имеющий экономическую основу. Для многих государств сегодня такой, своего рода, протекционизм, будет одной из форм защиты национальной безопасности и выживания. Я не исключаю, что нынешний кризис нанесет определенный удар по Китаю. Очень важна способность политического класса Соединенных Штатов стать лидерами в этом вопросе и хотя бы попытаться убедить хоть часть западных союзников в том, что сдерживание Китая, это задача XXI века.

Эта пандемия оставит негативное впечатление о международных бюрократических организациях. Мы видим, что эти организации сильно коррумпированы; многие руководители приходят из коррумпированных авторитарных стран. Хороший пример глава ВОЗ, который и раньше сильно себя скомпроментировал. Другой пример — глава Гаагского суда, которая тоже замешана в громких коррупционных скандалах. Что делать и как можно минимизировать влияние коррумпированных автократических стран в мировой политике?

В нынешней системе, возникшей после Второй мировой войны, серьезных реформ предпринять нельзя. Они предпринимались не раз, и каждый раз тонули. Система ООН не реформируема. С моей точки зрения, она во многом морально устарела и строится на чудовищном лицемерии.

Приведу пример: Комитет по правам человека — ясно, что когда в такой организации представительствует Ливия или Судан, это карикатура, сатира, это не имеет никакого отношения к защите прав человека! Совершенно очевидно, что признание суверенитета той или иной страны, влечет за собой одновременно признание абсолютной равноценности политической системы, скажем, Северной Кореи и Эстонии; ясно, что ничего хорошего из этого не выйдет. Это будет, во-первых, лицемерие, во-вторых, это не кончится ничем, это просто трата денег. Все блокируют всех, и результатом всегда является компромисс. Но когда все решается компромиссом, грязные деньги и закулисное влияние, особенно в исполнении коммунистического Китая, который не имеет ни моральных, ни финансовых ограничений, это ведет к коррумпированию организации. После того, как во главе организации встает коррумпированный чиновник из диктатуры третьего мира, вслед за этим, он подбирает людей из разных, приличных стран, например, из Канады. Но все равно это будут слабые или тщеславные люди, купленные, или идеологически настроенные соответствующим образом.

Я думаю, что важнейшим условием для реформы международных организаций должно стать создание критической массы мнений в пользу такой реформы. С моей точки зрения, говоря о системе ООН, это может произойти только в том случае, если уйдет нынешнее российское руководство и изменится политика России. Новое российское руководство должно осознать, что соседство с Китаем — это вызов и опасность, а также осознать общность интересов с США и другими ведущими западными странами; в этом случае есть шанс реального сдерживания Китая в рамках международных организаций и, возможно, на реформу этих организаций. Но пока этого не произошло, мы будем наблюдать постоянный союз Москвы и Пекина, во всех организациях и системах, который будет вести к коррупции, неэффективности, а иногда и к прямым опасностям для человечества.

Как страны диктатуры, такие как Россия, Китай и Турция, влияют на западные СМИ и лидеров общественного мнения?

В этой тройке я бы выстроил шкалу эффективности следующим образом: номер один — это Китай, от него сильно остает Россия, от России довольно сильно отстает Турция. Это связано с тем, что китайское руководство способно на долгосрочное планирование, и выработало концепцию продвижения своих интересов, которая выглядит очень привлекательной особенно в странах Азии, и, частично, Европы. Эта концепция одного пути, развитие, невзирая на демократию или ее отсутствие, все это очень нравится странам Азии, Африки, Южной Америки. Это концепция подкрепляется мощнейшими ресурсами, как финансовыми, так и пропагандистскими. Китайская пропаганда многообразна: она действует через институты Конфуция, через бесплатное предоставление контента китайскими государственными средствами массовой информации, через массированные программы тренинга журналистов. В этом отношении российская пропаганда отстает от китайской.

Например, 2-3 года назад все говорили о фабрике троллей в Ольгино, которую финансирует путинский шеф-повар Пригожин. Посмотрите, как Москва пыталась влиять на Брексит и на выборы в США, и посмотрите, как сегодня действует Китай. В сравнении с Китаем, Пригожин и его тролли как хоккейный клуб третьей лиги против Montreal Canadiens. Китай использует непривычные для большинства стран методы: например, китайские топ-дипломаты становятся активными игроками в пропагандистской войне. Китай умело воздействует на западное общественное мнение: любая критика китайского руководства и действий Китая, немедленно армиями пропекинских троллей ставится в контекст колониализма, политической корректности, расизма. Удар приходится по наиболее чувствительным местам западного политического, академического и медийного сознания. Самое страшное — быть обвиненным в расизме и неоколониализме.

Советский Союз в разгар холодной войны чувствовал себя могучим и способным на все. Точно так же чувствует себя сегодня китайское Политбюро, только у них намного больше денег, имеется демографическое преимущество и экономическое влияние в мире.

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.

Еще больше новостей про коронавирус читайте ЗДЕСЬ.