Под вопросом — и куда делись трое задержанных террористов, и сколько именно боевиков бежало из школы. Как сообщают "Известия", руководство ФСБ почти сразу получило информацию о том, что боевики в школе держат под прицелом более 1000 человек, а не 354, как официально сообщалось.

"Новая газета" также отмечает, что власти с самого начала знали о том, что внутри около 1200 человек. Вечером 3 сентября, уже после основного штурма, об этом проговорился советник президента России Асламбек Аслаханов. Когда его спросили, почему он не приехал на переговоры с террористами по их первому требованию, Аслаханов сказал: "Я им позвонил и спросил: а о чем мне с ними вообще говорить, чего они хотят, есть ли у нас повод для разговора? Они мне ответили: "Повод — 1200 человек заложников, среди которых большинство — дети".

Потом освобожденные заложники расскажут, как бесились и "зверели" (по выражению одной из спасенных старшеклассниц) боевики, когда в новостях передавали цифру "354". Она рассказала, что после этой упорной и крайне опасной лжи детям перестали давать воду из-под крана, и они были вынуждены пить собственную мочу.

А впервые официально цифра "1200" появилась лишь накануне: Устинов заявил, что заложников было даже больше.

Как утверждают спецназовцы, участвовавшие в штурме, им удалось взять живыми четырех боевиков, включая одну женщину. По их же информации, двум бандитам все-таки удалось уйти, пишут "Известия". Хотя по официальной информации, у следствия есть только один живой боевик.

А прокуратура в то же время сообщала, что никому из боевиков не удалось прорваться сквозь оцепление, и два дня подряд называла точную цифру — 32 террориста. Но накануне число боевиков опять стало изменяться.

Генпрокурор России Владимир Устинов, докладывая президенту о ходе расследования захвата школы, сказал следующее: "Картина следующим образом складывается: непосредственно перед атакой на школу банда была собрана вблизи одного из населенных пунктов в лесу. По подсчетам задержанного Кулаева (единственного оставшегося в живых задержанного), это порядка 30 человек, из них были две женщины". Как считает "Московский комсомолец", Устинов просто сам запутался в своих показаниях.

"Порядка 30" — это сколько? 32, как сказал чуть раньше заместитель Устинова Сергей Фридинский, или больше, спрашивает "МК". То же самое касается и женского состава банды. Устинов утверждает, что женщин было две. А заложники и представители следствия говорят, что двух шахидок взорвали почти сразу, а еще одна взорвалась перед штурмом. Еще двум удалось сбежать, но одну задержали возле штаба, а вторую так и не нашли и предпочли об этом не вспоминать. Получается как миниум пять женщин, а не две, как доложил президенту Устинов.

Расходятся данные Устинова и по числу погибших заложников. Как пишет "Коммерсант", Генпрокурор доложил президенту, что погибли 326 заложников. А оперативный штаб во Владикавказе, который возглавляет председатель правительства Северной Осетии Михаил Шаталов, называет цифру 328. А в Беслане официальные представители заявили о 335 погибших.

Как полагает "Независимая газета", можно предположить, что число погибших значительно увеличится за счет без вести пропавших. Об этом, кстати, предупредил президента Владимир Устинов. По неофициальным данным, в списках пропавших уже числится более 200 человек.

Генпрокурор заявил президенту, что террористы привезли оружие и взрывчатые вещества с собой на трех автомобилях. О том, что взрывчатка и оружие могли быть завезены в школу во время ремонта, докладчик не упомянул, хотя об этом говорит начальник местного УФСБ, начальник штаба по освобождению заложников Валерий Андреев.