Перед подключением потребитель изучил информацию на сайте и нашел, что предоставляемая в рамках кампании скорость в 25/10 Мбит/сек ему подходит, однако, начав потреблять услугу, обнаружил, что она слишком мала. Клиент обратился к STV с просьбой увеличить скорость, на что ему ответили, что в рамках данной кампании это невозможно. Тогда клиент предложил оставить лишь телевизионные услуги, но фирма не согласилась и отметила, что в случае отказа от договора клиент должен будет выплатить неустойку.

Потребитель заключил договор со Starman и прекратил потребление услуг STV. 5 августа техник STV вновь подключил ему кабель и сообщил, что договор не расторгнут. В службе поддержки клиентов ему сказали, что заявление о расторжении договора следует представить в письменно виде и вернуть все предоставленные клиенту устройства. 9 августа потребитель написал заявление, и получил требование об уплате неустойки в размере 90 евро. Клиент не стал удовлетворять требование и обратился в Департамент защиты прав потребителей.

По его мнению, опубликованная на сайте STV реклама вводит в заблуждение. Он отмечает, что если бы фирма обнародовала действительные условия предлагаемых в рамках кампании услуг, то он бы не стал заключать договора.

STV с позицией клиента не соглашается и утверждает, что обеспечила возможность использовать интернет с указанной в рекламе скоростью 10/1 Mбит/сек, а скорость 25/2 Mбит/сек можно было предложить в качестве исключения, что и было оговорено с клиентом в договоре. Для востребования с клиента неустойки фирма обратилась в инкассо.

Комиссия в своем решении пришла к выводу, что договор по части оказания интернет-услуги не был заключен на условиях кампании. Так, в рамках кампании Internet 25/10 Mbit/sek - 8 € торговец объявил о двух возможностях: 1) пользоваться интернетом со скоростью 25/10 Мбит/сек или 2) пользоваться интернетом со скоростью 10/1 Мбит/сек. Заключенный с клиентом договор не отвечает ни одному из этих условий. Комиссия соглашается с точкой зрения потребителя в том, что такое представление договора вводит в заблуждение. Потребитель не должен был понимать, что в договоре есть пункт, не соответствующий кампании и не позволяющий потреблять услугу на указанных в рекламе на сайте основаниях.

Исходя из этого, требование об уплате неустойки является безосновательным. Как и требование об уплате неустойки за пользование телеуслугой, поскольку сам клиент хотел потреблять ее и дальше. По утверждению торговца, оказание услуг отдельно друг от друга невозможно, однако информация об этом отсутствует как в рекламе, так и в условиях подключения к Digi TV — 5€. Торговец не имеет права требовать неустойку только потому, что его технические возможности не дают пользоваться услугами обособленно. Потребитель об этих нюансах знать не обязан.