В июне прошлого года в Рийгикогу первое чтение проходил законопроект с красочным заголовком: ”Закон об изменении Закона о подоходном налоге, Закона о социальном налоге и Закона о культурном капитале Эстонии”. Тогдашний министр финансов Юрген Лиги, представляя закон, говорил об НКО и целевых учреждениях, освобождении стипендий от подоходного налога и культурном капитале Эстонии. В эти речи закралось предложение: ”Остальные более мелкие изменения Закона о подоходном налоге уточняют мысль закона словесно и технически. Например, в виду недавнего решения Государственного суда, нужно уточнить налогообложение дохода, полученного с продажи полученного по наследству имущества”, пишет Ärileht.

Слова ”технические уточнения” сработали. Как видно из стенограмм заседаний, никто из депутатов Рийгикогу во время обсуждения законопроекта не задал вопроса о полученном по наследству имуществе.

Чтобы выяснить, что стоит за этим ”уточнением”, следует вернуться на год назад, когда адвокат из бюро Vilippus Polman Partnerid Мартин Круус перевернул практику налогообложения дохода с продажи полученного по наследству имущества. До этого придерживались позиции, что при продаже полученного по наследству имущества следует платить подоходный налог в полном объеме и право списать стоимость приобретения по наследству не переходит.

В Госсуде Круус показал, что такое отношение ставит наследников в неравное положение, поскольку в законе нет положения, которое исключало бы переход по наследству права списывания стоимости приобретения.

12 февраля 2014 года Госсуд решил, что наследника имущества следует облагать налогом так же, как наследодателя, если бы тот продал имущество при жизни. Сотни наследников обрадовались и стали подавать в налоговый департамент документы, чтобы получить назад безосновательно выплаченный подоходный налог.

В Министерстве финансов на это быстро отреагировали: что будет дальше? ”Текст закона недостаточно выражает волю законодателя”, — такое выражение обычно используют в подобных случаях. Для ликвидации этого недочета был быстро составлен законопроект, который в Рийгикогу приняли 1 июля.

”В пояснении к проекту попытались создать впечатление, что речь идет о ”маленькой технической проблеме”, на самом деле, это не так. Это принципиальное изменение, которое, по нашему мнению, в нынешнем виде противоречит Конституции”, — считает член правления Союза налогоплательщиков Лассе Лехис.

Союз отправил в министерство письмо, в котором отметил, что ”длительная ошибочная практика не делает несправедливое налогообложение справедливым. Через налогообложение дохода наследника в Эстонии вводят скрытый налог на наследство, хотя такое налогообложение приводит к неравному обращению, из-за чего у нас есть серьезные подозрения, что изменение противоречит Конституции”.

По оценкам Министерства финансов, проблемы нет, в разговоры о налоге на наследство сильно преувеличены. Вопросом о соответствии Конституции вступившего в начале этого года изменения занимается канцлер права.