В независимой Эстонии отношение к событиям Второй мировой войны свое. У нас "историки" Союза Отечества и многие члены парламента предлагают иное видение исторических событий 1941-1945 гг, отличное от признанного во всем мире. В октябре 2005 года немецкая газета "Junge Welt" с удивлением сообщала о том, что в Эстонии уже третий раз открывают памятник эстонцам, воевавшим в рядах 20-й дивизии SS. Только у нас можно прочитать и услышать "воспоминания" о том, что-де немецкая оккупация была культурной и цивилизованной и что лагеря смерти "были инсценированы" коммунистами, что они были вовсе не для уничтожения, а для перевоспитания трудом, и что евреев у нас никогда не расстреливали.

Эстонцы тоже были в концлагерях

Официальный представитель международного антифашистского комитета, председатель Эстонского объединения бывших узников концлагерей эстонец Георги Лойк, коммунистом никогда не был. Сейчас ему 87 лет. Его борьба с фашизмом началась еще в 1936 году, когда в составе юношеской олимпийской команды Эстонии Лойк попал в Берлин на Олимпиаду, которую "наци" пытались превратить в демонстрацию физического и духовного превосходства арийской расы. Во время проходивших состязаний гестаповцы пытались арестовать спортсмена-участника немецкого Сопротивления Вернера Зееленбиндера.

Эстонские олимпийцы спрятали его в своей раздевалке, переодели в собственную форму и вывели за пределы стадиона. В феврале 1943 года Лойк, студент архитектурного факультета Таллиннского политехнического института, был арестован политической полицией за действия, направленные против оккупационной власти. "Атмосфера в стране была жуткой, — вспоминает Лойк. — Все жили в обстановке страха и доносов. Особенно досталось тем, кто при Советах получил земельный надел. Завистливые соседи и недоброжелатели сдавали их властям, называя коммунистами и пособниками врага". Он был осужден на пять лет, которые сначала отбывал в Хаапсалу, потом в Таллинне. Но в 1944-м отправлен в немецкий концлагерь Штутхоф, а затем в Бухенвальд, ставший последним местом пребывания для 56 тысяч людей самых разных национальностей.

Как это было

Был смертником и Лойк, поскольку работал на секретном производстве, где изготавливалось "оружие возмездия", крылатые ракеты Фау. В лагере действовало хорошо организованное подполье, одним из подвигов которого стало геодезический замер территории лагеря и военных заводов. Эти координаты бежавшие из лагеря французы сумели доставить в Англию, и вскоре союзники разбомбили тщательно замаскированное военное производство.

"Наш почти невероятный план удался. Бомбы посыпались очень вовремя, немцы так и не успели разобраться, почему эти чудо-ракеты не долетали до Лондона, — вспоминает Лойк. — "Сложись все по-иному, фашисты расстреляли бы всех нас, занятых на этапе технического контроля: мы же выводили из строя гирокомпасы ракет!" После бомбардировки немцы продолжили производство ракет Фау на севере страны, недалеко от Киля. Туда же перевели и рабочих-заключенных, там они и встретили весть об окончании войны.

"Недавно из архивов Вашингтона и Ватикана музеем Бухенвальда были выкуплены микрофильмы со списками узников концлагеря, работавших на этих заводах. Есть там и мое имя".

Эстонцы участвовали в репрессиях

В мае 1945 года бывшие узники концлагеря поклялись бороться с фашизмом до конца своих дней. В 1963 году Георг Лойк, Александр Экк и Константин Ярвине организовали в Эстонии Объединение бывших заключенных концлагерей. Даже сейчас список организации насчитывает около ста человек, побывавших в самых страшных лагерях смерти Германии, Польши, Эстонии. Так, Минна Чудеснова, руководитель бывших узников, проживающих в Ида-Вирумаа,- бывшая узница Освенцима. Айно Техванд из Тарту была заключенной тартуского концлагеря.

В мирное время Георг Лойк занялся историей и отыскал уникальные материалы. Например, секретный доклад бриганденфюрера СС Вальтера Шталекера, управлявшего захваченными районами Прибалтики, о том, как Гиммлер видел будущее проживавших здесь народов. "Лучшую" в расовом отношении часть эстонцев предполагалось онемечивать культурно и политически и "разбавлять" имперским немецким населением. На основании архивных материалов он создал карту концлагерей на территории Эстонии, которые первоначально назывались воспитательно-трудовыми лагерями. Многие из бывших узников рассказывали о событиях минувших дней специальной Международной комиссии по расследованию преступлений против человечности на территории Эстонии в 1941-1945 годах, созданную президентом Л. Мери.

Комиссия выяснила, что эстонский легион и несколько эстонских полицейских батальонов активно участвовали в облавах и расстрелах евреев на территории Белоруссии (по крайней мере, в городе Новогрудок), охраняли несколько лагерей в Эстонии, а также в польских городах Лодзь, Пшемысл, Ржешов, Тарнополь, участвовали в отправке в Германию гражданских лиц Польши и Белоруссии.

Примерно 75% эстонских евреев, зная, что их ожидает, еще до прихода немцев бежали на территорию СССР. Оставшиеся (от 950 до 1000 мужчин, женщин и детей) были убиты до конца 1941 года. В расстрелах принимали участие и эстонцы.

На территории Эстонии уничтожались евреи, привезенные из других стран — Литвы, Чехословакии, Германии и Польши. В течение 1942 года из Терезина прибыли до 3000 евреев, которых привезли в Калеви-Лийва и расстреляли.

В Ягала в 1942 году был создан лагерь, комендантом которого был эстонец Александр Лаак. Рапорт комиссии называет имена пособников оккупантов: Хяльмар Мяэ, Оскар Ангелус, Альфред Вендт, Отто Леесмент, Ханс Саар, Оскар Йопик, Арнольд Радик и Йоханнес Соодла. Приведены имена руководителей политической полиции в Эстонии, чьи подписи стояли под приказами о расстрелах: Айн-Эрвин Мере, Юлиус Эннок, Эрвин Викс и Эвальд Миксон.

У нас узников нет!

Однако до сих пор Эстония упорно не хочет помнить имена палачей и не желает позаботиться о выживших жертвах репрессий. В 1994 году правительство Германии выделило 2 миллиона марок непосредственно для бывших заключенных, что стало результатом настойчивых требований Эстонского объединения узников фашизма. Однако эти деньги не попали в руки ветеранов. Эстонское правительство, как следует из документов, раздало эти деньги домам престарелых.

Эстония вообще отказалась от помощи бывшим узникам лагерей, официально заявив, что таковых в Эстонии нет. И только белорусский Фонд "Взаимопонимание и примирение" помог бывшим узникам, живущим в Эстонии, получить причитающуюся им компенсацию от Германии. Этим людям не полагаются в Эстонии никакие льготы. Несмотря на возраст и болезни, Георг Лойк ездит в Германию на встречи международного антифашисткого комитета в Бухенвальд. Местные власти организуют его выступления перед немецкими школьниками.

Официальные антифашистские организации настоятельно рекомендуют проводить такие выступления и перед эстонскими школьниками, но, похоже, в Эстонии никто не заинтересован в таком просвещении. Чиновники всех министерств, канцелярии президента и прочие госорганы неизменно заявляют в переписке, что не знают о существовании в Эстонии бывших узников фашизма. Лойк подготовил книгу "Спросите у нас. Мы последние…", но спонсора на ее издание в государстве пока нет.