В ЕС — лица, у нас — союзы

Тийт Кааду, советник отдела развития трудовой жизни Министерства социальных дел, утверждает, что институт доверенных лиц жизненно необходим, так как при нынешних условиях наши трудящиеся находятся в неравных условиях. По данным Министерства, в профсоюзах состоит не больше 10% всех работников. А профсоюзы есть только у четверти работодателей.

"Получается, что у нас меньшинство — члены профсоюзов — выбирают представителя для всех трудящихся, в то время как большинство работников (не состоящих в профсоюзах) вообще не имеет права голоса", — добавил Кааду. По его словам, в большинстве стран Евросоюза рабочий коллектив представляют доверенные лица. Существование профсоюзов оправданно, например, в Германии и Швеции, где профсоюзное движения всегда было и остается многочисленным и сильным, но не у нас.


Закон — только формальность Новый закон передает лицу, выбранному работниками на общем собрании, в том числе, и теми, кто уже состоит в профсоюзе, полномочия доверенного лица. Закон не лишает профсоюзы права получать у работодателей необходимую информацию, зато работодатель теперь обязан давать доверенному лицу хозяйственный отчет за год, а также информировать об изменениях в организации работы предприятия. Лицо, избранное доверенным, по закону получает от работодателя ту зарплату, которое ему выплачивали до избрания. Если лицо представляет интересы более 500 работников, то его должны освободить от исполнения его прямых рабочих обязанностей, но зарплату ему по-прежнему должны платить. При этом сами трудящиеся никаких денежных отчислений своему доверенному не делают.

Профсоюзы два года боролись против закона, и, по словам Хари Талига, председателя Центрального союза профсоюзов, принят он был в том виде, который хоть и не полностью, но всех устраивает. Талига нашел и плюсы нового закона. К примеру, нововведение обязывает работодателя информировать доверенных лиц, профсоюзы и трудящихся о планирующихся переменах на предприятии. Но минусов, по мнению Талига, все равно больше. "Закон очень формальный и оставляет для работодателя возможности для лавирования и ухода от диалога с работниками", — добавил он.


Доверенные, но беспомощные По мнению Талига, доверенные лица беспомощны наедине с работодателем, так как у них, в отличие от профсоюзов, нет ни денежных средств, ни знаний, ни опыта в общении с руководством предприятия. На наш вопрос о том, не боятся ли профсоюзы из-за закона потерять и так немногочисленных своих сторонников, а, значит, и их взносы, Талига ответил, что противостояние союз затеял не из-за денег, а для того, чтобы не оставить судьбы трудящихся в руках неопытных доверенных лиц.

Тийт Кааду не удивлен негативной реакцией профсоюзов на закон. "В первую очередь, союзы обеспокоены утратой своей монополии, ведь теперь у их представителей появятся конкуренты — доверенные лица работников", — объяснил он. Тем не менее, все стороны пришли к компромиссу, и закон оставляет за профсоюзами и доверенными лицами равные права.