Журнал "Дипломатия": Российская государственная гибридная война

 (87)
Корабли типа "Мистраль" - "Владивосток" и "Севастополь"
Корабли типа "Мистраль" - "Владивосток" и "Севастополь"Reuters / Scnapix

Чтобы сопротивляться России, нужно понять суть этого государства.

По поводу гибридной войны ведется много дискуссий: как на тактическом и немного на оперативном уровне, так и на уровне стратегии. Однако почти совсем не говорится о том, как гибридное государство и его общество создают стратегию гибридной войны и формируют вооруженные силы, способные вести эту гибридную войну.

По своей сути гибридная война не является ни тактикой, ни стратегией, представляя собой результат социально-культурного построения гибридного общества. Для глубокого понимания гибридной войны нужно понять исторические, социальные, культурные, политические, экономические и военные аспекты. Поэтому понимание гибридной войны предполагает наличие знаний об обществе, в котором появились гибридные вооруженные силы и соответствующая стратегия. Без таких знаний будет трудно понять ”большую схему” и ее детали, а соответственно, сложнее и выработать эффективные методы противодействия. Для успешного сопротивления в гибридной войне необходимо сопротивляться гибридному обществу как таковому.

До недавнего времени концепция гибридной войны в основном использовалась в случае с развивающимися и вырождающимися странами, а также негосударственными группировками. Классические примеры — это Чечня с середины 1990 годов и до начала 2000 годов, а также ”Хезболла”. Недавно так называемое Исламское государство стало примером несколько иной гибридной войны, которую можно связать с попыткой создания государства. Россия же вышла на первый план благодаря государственной гибридной войне, а также разработке и использованию поддерживающей ее тактики.

Если развить эту мысль, то государственную гибридную войну можно определить как гибкую военную стратегию, которая предполагает одновременное использование разной тактики, в том числе (но не только) обычной тактики с использованием современного вооружения, иррегулярной тактики, секретных операций, подрывной деятельности и обмана.

У гибридного государства, взявшего на вооружение подобную стратегию, есть свои уникальные признаки, аспекты и идеи, которые позволяют использовать современную мобилизационную технику и, игнорируя военные законы, получить асимметричное преимущество перед противником на стратегическом и оперативном уровне войны. В принципе, понимание государственной гибридной войны не отличается от понимания гибридной войны как таковой. В случае с российской моделью гибридной войны нужно четко понимать Россию, иначе не удастся понять ее стратегию и тактику последних лет. Кроме того, чтобы успешно реагировать на гибридную войну со стороны России, нужно учитывать шаги, необходимые для сопротивления как тактическим аспектам этой стратегии, так и созданной благодаря ей социально-политической среде.

Россию можно считать воплощением гибридного государства. Существует несколько теорий по поводу того, чем конкретно является гибридное государство, но все эти теории сходятся в том, что мы имеем дело с политическим режимом, обладающим признаками как автократического, так и демократического государства. Кроме того, мы имеем дело не с переходным, а с четко сформировавшимся режимом.

Текст публикуется в рамках сотрудничества портала Delfi и журнала Diplomaatia.

Оригинал статьи на эстонском находится здесь.

Оригинал статьи на английском находится здесь.

Полковник морской пехоты США Уильям Немет долгое время служил за рубежом, в том числе и три раза в Европе. Его последние задания были связаны с должностью специалиста по евразийским зарубежным территориям. Полковник Немет начал писать о гибридной войне в Чечне еще во время получения ученой степени, в дальнейшем продолжил писать на тему как гибридных войн, так и новой ситуации с безопасностью в Европе. В статье автор выражает свою личную точку зрения, которая не отражает позицию Главного управления ВМС США, Министерства обороны и правительства.