Великобритания предлагает беспрецедентные отношения с ЕС в сфере обороны

 (7)
Briti sõdurid saabuvad Ämari õhubaasi
фото иллюстративноеFoto: Priit Simson

На этой неделе Великобритания опубликовала документ о будущем партнерстве в сфере внешней политики, обороны и развития, один из серии документов, предназначенных для изучения ключевых вопросов, в которых излагаются аспекты видения правительства о будущем «глубоком и особом» партнерстве между Великобританией и ЕС после «брексита».

При обсуждении своих дальнейших отношений с ЕС в этой сфере Великобритании нужно будет действовать осторожно. Оборона и безопасность — это сила Великобритании, и они должны быть полезны для представления страны как более привлекательного будущего партнера. Тем не менее Тереза Мэй уже получила хороший урок, рискуя переоценить эти сильные стороны, когда высказывание в ее письме о запуске статьи 50 — ”В условиях безопасности невыполнение соглашения означало бы, что наше сотрудничество в борьбе с преступностью и терроризмом будет ослаблено” — было широко раскритиковано как грубый переговорный гамбит, если не попытка шантажа ЕС в принятии условий Великобритании. В любом случае правительство будет надеяться на то, что этот документ воспримут лучше — прежняя позиция и документы о дальнейшем партнерстве были подвергнуты резкой и публичной критике как неадекватные председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером и главным переговорщиком ЕС по ”брекситу” Мишелем Барнье.

В документе говорится, что во внешней политике, в сферах обороны и безопасности, и развития Великобритания стремится развивать ”глубокое и особое партнерство с ЕС, выходящее за рамки существующих договоренностей с третьими странами”, и делает так, что общие ценности и общие угрозы вынуждают Великобританию и ЕС продолжать тесное сотрудничество после ”брексита”. В нем подробно рассказывается о роли Великобритании в европейской внешней политике и политике безопасности. Великобритании, безусловно, есть что предложить в сфере обороны. Ее оборонный бюджет составляет более 25% от совокупного бюджета 27 государств-членов ЕС, которые участвуют в Общей политике безопасности и обороны (ОПБО), а ее инвестиционные расходы на оборону (исследования, разработки и закупки) составляют почти 30% от расходов стран ЕС27 суммарно. В Великобритании размещается один из пяти оперативных штабов, находящихся в распоряжении ЕС для военных операций. Это одно из немногих государств во всем мире, способное обладать полным спектром возможностей, а экспедиционный корпус в 50 000 человек, который Великобритания планирует развернуть к 2025 году, будет больше, чем все вооруженные силы большинства ее европейских партнеров.

Но, несмотря на свои утверждения о том, что она была одним из основателей ОПБО и вносит свой вклад во все операции ОПБО, участие Великобритании здесь было умеренным. Только 5% военнослужащих в операциях ЕС являются британцами — гораздо меньше, чем доля Франции, Германии, Италии и Испании, — и она редко принимала на себя ведущую роль в операциях ОПБО. Действительно, ее репутация как сложного партнера в защите ЕС, по крайней мере, частично несла ответственность за всплеск оптимизма в прошлом году, что, наконец-то, возможно, после референдума о ”брексите” был достигнут прогресс.

ТОП

Тем не менее готовность Великобритании продолжать оставаться вовлеченной очень приветствуется. Это устраняет значительную неопределенность в отношении европейского ландшафта безопасности (в докладе прошлого года Международный центр обороны и безопасности утверждал, что степень участия Великобритании в ОПБО является ведущей неопределенностью в будущей безопасности Балтийского моря). Положительный тон документа и его готовность показать, что Соединенное Королевство может предложить ЕС — очевидно, без каких-либо условий — должны были быть хорошо восприняты другими государствами-членами. Но, как и в предыдущих документах Великобритании, здесь мало говорится о конкретных предложениях. Только на странице 18 (из 22) документ переходит к вопросу о будущем партнерстве с ЕС, и даже тогда обсуждение формулируется в таких терминах, как ”могло бы принимать различные формы” и ”могло бы рассматривать варианты и модели”.

В сфере обороны документ затрагивает четыре области. Во-первых, он предлагает, чтобы Великобритания продолжала принимать участие в операциях ОПБО, но также ожидает, что будут приняты меры, позволяющие ей участвовать в ”разработке мандата и подробном оперативном планировании” в соответствии с ее уровнем вклада. В то время как принятие политических решений не упоминается, официальные лица Великобритании предлагают в другом месте, что они, возможно, пожелают продолжить участие в Комитете по вопросам политики и безопасности, органе государств-членов ЕС, отвечающем за общую внешнюю политику и политику безопасности и ОПБО. Этого, вероятно, добиться легче всего. Участие третьих сторон в различных возможностях было регулярной особенностью экспедиционных операций с момента окончания Холодной войны, и для этого существует множество моделей.

Во-вторых, Великобритания подчеркивает свою готовность продвигать сотрудничество между ЕС и НАТО. Однако трудно разглядеть в этом нечто иное, чем политическое заявление, поскольку это можно сделать за столом НАТО, независимо от участия Великобритании в ОПБО. В-третьих, в документе подчеркивается важность оборонной промышленности, в которой Великобритания является ведущим игроком, для общей ситуации европейской обороны, в том числе призыв к ”открытым рынкам и таможенным механизмам, которые работают настолько слажено, насколько это возможно”. Это сфера, которую необходимо будет решать во время более широких переговоров о будущих торговых и таможенных соглашениях, но данное предложение играет в угоду описания того, что Великобритания неохотно принимает последствия своего намерения выйти из единого рынка.

Наконец, в контексте отраслевых и оборонных возможностей в документе предлагается, что Великобритания могла бы сотрудничать в проектах Европейского оборонного агентства (ЕОА) (хотя в прошлом она последовательно блокировала даже небольшое увеличение бюджета Агентства) и даже участвовать в Европейском оборонном фонде — инициатива, которую ранее блокировала Великобритания и которая потребовала бы постоянный финансовый вклад в ЕС (что является труднореализуемым для правительства). Страны, не являющиеся членами, уже участвуют в проектах ЕОА (например, Норвегия участвует в дозаправке самолетов в воздухе) — опять же, существуют модели, на которых можно опираться. Но найти механизмы для участия Великобритании в Европейском оборонном фонде будет сложно. Демонстрация объективности в распределении Фонда среди государств-членов будет достаточно жесткой — необходимость сделать это в отношении третьей страны, вероятно, обрекает это предложение на провал.

В той мере, в какой они кажутся работоспособными, это относительно скромные идеи (хотя, по-видимому, не достаточно скромные, чтобы успокоить скептиков, которые нелепо утверждают, что Великобритания идет к ”тщательно спланированной засаде ЕС”). Они приветствуются и обеспечивают хорошую основу для практических отношений, но они не ставят Великобританию в центр безопасности и обороны ЕС. Непринадлежность к организации неизбежно означает более низкое положение, независимо от того, что может предложить сторона, не являющаяся членом организации. При всем том, что Великобритания может желать беспрецедентных по широте и глубине отношений, ее возможности управлять договоренностями по обороне континента были намного больше внутри ЕС, чем они когда-либо будут снаружи.

Текст публикуется в рамках сотрудничества портала Delfi и журнала Diplomaatia.

Оригинальный текст — здесь.