"Сирпом" по театру

 (1)

Как выяснилось, разделяя театралов на зрителей финно-угорского и славянского происхождения, главный редактор газеты "Сирп" Каарел Таранд, предложивший за ненадобностью закрыть Русский театр, не только продемонстрировал завидный кругозор, но и оперировал неверными цифрами.

Идея отправить Русский театр по стопам журнала "Радуга" посетила Таранда после того, как он провел сравнительный анализ посещаемости эстонских театров, прибыли от продажи билетов, дотаций от государства и других данных за 2006 год, полученных из Департамента статистики. На основании этих данных Таранд делает вывод, что Русский театр, который, по его словам, посещает менее 5% русскоязычной публики, мог бы закрыться, как закрылся и русский журнал "Радуга", — за ненадобностью.

А хорошо отремонтированное здание в центре города, по его мнению, надо отдать тем, кто испытывает проблемы с помещением, или под мероприятия, которые не требуют государственных дотаций. Более того: главный редактор финансируемой государством "культурной газеты" не постеснялся придать своим соображениям вес, намекнув на апрельские события — дескать, всем известно, что бывает, когда к Русскому театру приходят русские, которые в него не ходят.

Мы попросили прокомментировать статью людей, имеющих непосредственное отношение к театру.

***

Александр Ильин, художественный руководитель Центра русской культуры

Говоря о том, что славянский зритель проголосовал за закрытие русского театра тем, что просто не посещает спектакли, Таранд использовал неверные цифры. Он берёт дотацию и делит её на количество зрителей. Однако в 2006 году из-за ремонта театр начал работать только в августе, до этого шли только отдельные спектакли в Гараже и были какие-то выездные спектакли. Всё это Таранд не учитывает. Пусть он возьмёт данные за предыдущие годы, когда театр полноценно работал, например, за 2001-й. Приводя данные за 2006-й год, Таранд должен был учитывать, что театр не работал в полную силу, или объединить эти цифры с данными о посещаемости гастрольных представлений российских театров, той же "Золотой маски". Таранд говорит, что русский зритель не ходит в театр? Минимальная заполняемость залов во время гастрольных представлений — 90%! Это и есть русский театр! А теперь, когда ремонт сделан и есть зал, люди будут ходить в театр, будут посещать спектакли.

Татьяна Егорушкина, актриса Русского театра

Человек, который написал эту статью, либо не посещал в последние два года русский театр, либо провокатор. В статье он приводит данные за 2006-й год, когда театр находился в состоянии затянувшегося ремонта и не мог нормально работать. Сейчас публика очень активно посещает спектакли, как я могу судить со сцены, заполняемость зала составляет не менее 80%. Для тех, кто не может приобрести билет за полную стоимость, студентов, пенсионеров, есть билеты со скидкой. Театр не стоит на месте, он развивается. И мы очень благодарны людям, которые нас любят и ходят на спектакли.

Айвар Мяэ, председатель Совета целевого учреждения "Русский театр"

О том, что зрители не ходят в русский театр, могут говорить только те люди, которые на самом деле ничего не знают об этом театре. Цифры приведены за год, когда театр смог начать полноценно работать только с августа. Пусть человек, написавший статью, сам придёт в театр и посмотрит, что происходит на самом деле. Мне просто жаль людей, которые пишут о том, чего не знают, и делают выводы, не соответствующие действительности. А что касается передачи здания другому театру, то это полная чушь. Театр работает в этом здании с 1948 года, уже 60 лет, с этим зданием связаны многие традиции.

Каарел Таранд: я этого не говорил

Получив вышеописанные комментарии, "Столица" связалась с Каарелом Тарандом, чтобы спросить, не изменилось ли его мнение о дальнейшей судьбе Русского театра с момента выхода статьи — ведь выяснилось, что выводы о количестве публики, посещающей Русский драматический театр, основаны на неверных сведениях.

Господин Таранд заверил, что он знал о ремонте, и цифры, приведённые в его статье, точны, потому что он учитывал не только билеты, проданные на спектакли в здании театра, но и на выездные представления. При этом он, по его словам, отследил статистику и за предыдущие годы, следовательно, его выводы о положении дел в театре вполне обоснованны. А статья — не о необходимости закрытия театра, а об отношении к искусству, его просто неправильно истолковали.

***

Очевидно, владеющие эстонским языком читатели и сами могут проверить, верно ли было истолковано мнение редактора "Sirp". Приведём лишь небольшой отрывок: "Selle teatri potentsiaalne auditoorium on juba hääletanud selle teatri sulgemise poolt praegusel kujul. Hästi korda tehtud ning suurepärase asukohaga suur teatrikeskkond tuleks anda nende kasutusse, kel oma keskkond kitsaks jäänud. <…> Või annaks saalist/hoonest kujundada linna konverentsikeskus."

Что ж, остается лишь констатировать, что главный редактор "Серпа" (а именно так переводится с эстонского название газеты, редакцию которой возглавляет Таранд), либо не готов нести ответственность за свои слова, либо — что еще хуже, если речь идет о редакторе единственной в стране газеты культурной тематики, — не умеет выражать свои мысли.