"Песнями на русском, туркменском или нганасанском языке ничего поправить нельзя". Известные жители Эстонии о том, почему русских не интересует Праздник песни и танца

 (303)
Laulupidu.
Laulupidu. Foto: Kenno Soo

Более 70% читателей RusDelfi не собираются смотреть Праздник песни и танца. Наша редакция опросила известных русскоязычных жителей Эстонии: неужели праздник песни исключительно для эстонцев, а русским он не интересен?

Мария Гольцман


Мария Гольцман, хореограф

Я бы не горячилась за всех решать, разумнее было бы спросить интересен или не интересен Праздник. Сама постановка вопроса "Почему русским не интересен Праздник?" провокационна и расширяет межнациональный пробел. Вообще это неверно делить жителей Эстонии на русских и эстонцев. То, что язык общения русский не означает, что мы русские. Большинство из русскоговорящих далеко не русские! Очень верный есть термин для русскоговорящих прибалтов - балтославы. Возвращаясь к Празднику. Я праздник смотрю и смотрела, мне это мероприятие очень нравится, это очень хорошо, что в нашей такой маленькой стране есть такое масштабное мероприятие, объединеяющее всю Эстонию. На празднике выступает большинство моих знакомых и коллег, учеников. Многие коллеги работают в организационном комитете и я горжусь результатами их труда. Я вообще люблю свою страну и мне очень не нравится позиция медии в направлении разъединения, это не современно и не актуально. Давайте лучше как-то это все объединять, это ведь лучше.

П.И. Филимонов Foto: Kristjan Järv
Читайте также:

П.И. Филимонов, писатель

Мне кажется, что интерес эстонского населения страны к этому мероприятию связан в большей степени с данью уважения традициям и желанием "держаться корней", сохранять свою идентичность, немножко с заложенным генетическим страхом потерять всё это, вполне оправданным исторически. Есть люди, живущие, в значительной степени, историей своего народа, и есть люди, которых больше интересует прагматичная реальность вокруг них. Для этих вторых милые, но слегка архаичные традиции песенных и танцевальных праздников, не несут в себе никаких знаковых культурных кодов и не влияют на самосознание. И песнями на русском, туркменском или нганасанском языке ничего, конечно, поправить нельзя. При этом и один, и второй подход совершенно нормальны.

Ирина Киккас Foto: Kristjan Järv

Ирина Киккас, многократная чемпионка Эстонии по художественной гимнастике, участница Олимпийских игр

К сожалению, действительно не заметно большого интереса у русскоязычного населения страны к этому Празднику. Наверное, не чувствуют, что он их. Это грустно. Для меня главной задачей этого Праздника и должно быть объединение всех людей, проживающих на территории Эстонии, эстоноземельцев вне зависимости от их родного языка или веры. Праздник должен показать красоту и глубину эстонской культуры и истории, прививать чувство гордости и любви к своей стране. А сейчас у меня противоречивые чувства в связи со многими высказываниями известных людей насчёт нужно или не нужно включать в репертуар праздника "русскую песню". Если такой вопрос возникает и обсуждается так усиленно в прессе, это уже плохо, это уже доказывает, что мы ещё очень далеки до "единой Эстонии".
Я бы лично хотела услышать не "русскую песню", а песню про Эстонию на русском языке. Наверное, это был бы маленький шаг к сближению и объединению. Ведь на самом деле, интерес появляется, когда человек посредством каких-то связей задействован в организации мероприятия. Если бы была песня на русском языке, нужны и певцы умеющие петь на русском. Это и есть возможность привлечь к празднику большее количество русскоговорящего населения. И главная задача при всём этом деятелей культуры, образования, политиков и т.д. не огородить свою культуру, запечатать за семью замками, а наоборот так преподать, чтобы любому человеку, который живёт на территории государства будь то русскоязычный или англоязычный, хотелось бы изучать и сохранять её самобытность.

Юрий Новиков Фото: личный архив

Юрий "Юрбан" Новиков, музыкант, промоутер
Честно сказать, для меня, как для музыканта и промоутера, праздник песни и танца почти ничего не значит, кроме каких-то бытовых неудобств в виде закрытия улиц для движения. Я никак не задействован, ко мне не обращались за помощью, может быть именно поэтому я так индеффирентен. Я посещал это событие лишь в детстве, и уже тогда меня поражали масштабы, размах организации и сильное ощущение праздника. Возможно именно тогда во мне возникло чувство того, что организация больших мероприятий именно праздничного толка, это что-то запредельно интересное. Самое главное на этом событии - это единение, чувство локтя, добро и родство душ, которое действительно можно было прочувствовать даже тогда, в детстве.
Предположим, что если бы меня пригласили к сотрудничеству и поставили целью привлечь русскую публику, я бы сразу вспомнил, как тысячи эстонцев пели песню Цоя "Мама Анархия" в 2011 году на панковском слёте в Раквере. Я бы изобрёл что-то подобное, но песню выбрал бы именно эстонскую, которая есть и на русском языке. Скажем, "Я не умею танцевать" Тыниса Мяги. Она известна и популярна и сейчас, как для одних, так и для других. Веду лишь к тому, что любой организатор больших действ, больших скоплений публики, должен и даже обязан продвигать прежде всего идею единения и всеобщего праздника! Ни одного человека, не говоря уже о целых слоях населения, нельзя оставлять за бортом нарочно или не нарочно, никак и не при каких обсотятельствах. Если ты взялся за проведение меропроиятия для масс, то понятие "посторонние люди" должно просто отсутствовать.