Новые крестоносцы: три вопроса к списку Рюйтеля

 (17)

Список тех, кто оказался обладателем государственных наград в канун 15-летия восстановления независимости Эстонской Республики, вызвал в обществе горячие дискуссии. Мы решили не оставаться в стороне и, более того, добавить к списку поднятых в средствах массовой информации проблем свои вопросы.

Мы спросили у известных политиков и общественных деятелей о том, почему в списке Рюйтеля так мало неэстонских фамилий, правильно ли было вручать государственные награды бывшим коммунистическим активистам, а также почему спустя 15 лет после восстановления независимости президент вдруг вспомнил о тех, кто помогал эту независимость восстанавливать.

Спросите у президента

Социал-демократ Эйки Нестор в ответ на все наши вопросы напомнил, что примерно 10 лет назад в Эстонии шел спор вокруг двух альтернативных законопроектов, связанных с процедурой награждения государственными наградами. Один проект предполагал, что список на награждение по представлению государственных ведомств и общественных организаций будет составлять специальная комиссия, обладающая довольно большими полномочиями, а президент, в свою очередь, должен будет аргументировать свое согласие или несогласие с мнением комиссии.

Однако тогдашний президент Леннарт Мери, вспоминает Нестор, назвал такой подход к награждению нарушением его конституционного права, и даже оспорил этот законопроект в суде, который выиграл.

"В результате сейчас список награжденных практически зависит только от главы государства, так что вопросы о том, кого и почему наградили, нужно направлять только к нему", — заключил Нестор.

Реформист Яанус Рахумяги также считает, что вручение государственных наград — дело президента, поэтому дискуссии о том, правильно или неправильно тот или иной человек получил свою награду, политик считает неуместными. Неуместно, по его мнению, и делить награжденных по принципу коммунистического или некоммунистического прошлого.

"Важно, каковы заслуги данного человека перед Эстонией, и если кому-то не нравится сделанный президентом выбор, пусть выбирает такого президента, который будет при принятии решений исходить из других критериев", — заключает Рахумяги.

Пришли бы и попросили

Тоомас Алаталу из Народного союза сам не понимает, почему в списке награжденных так мало представителей других, кроме эстонцев, национальностей.

"Я являюсь единственным депутатом Рийгикогу, не имеющим государственных наград, в то время как мои русские коллеги — все с орденами, — отметил Алаталу. — Так что я не думаю, что при составлении списка награжденных президент обращал большое внимание на национальность".

Алаталу напомнил, что перед составлением списка президент встречался с представителями многих партий и общественных организаций.

"И если русских в списке в результате мало, это, скорее всего, означает, что они были недостаточно активны", — считает политик.

Пресс-секретарь президента Ээро Раун также считает, что малое количество неэстонских фамилий в списке награжденных — следствие малой активности русской общины: "Предлагать кандидатуры на награждение могут все организации и частные лица, и если ваша редакция предложит свою кандидатуру, она будет рассмотрена", — отметил он, добавив, однако, что списки награжденных на этот и следующий годы уже составлены, так что речь может идти только о 2008 годе.

Раун добавил, что предложения сначала рассматривает специальная комиссия, состоящая в основном из канцлеров министерств, а затем глава государства принимает окончательное решение. "Что касается числа награжденных, то это непредсказуемая величина, поскольку никто не может предугадать, сколько человек совершат достойные награды деяния", — добавил пресс-секретарь президента.

Для русских пожалели

А вот республиканец Индрек Раудне не понимает, почему в списке награжденных так мало неэстонских фамилий.

"Я один могу назвать не менее десятка человек, которые не являются эстонцами, но чьи заслуги достаточно велики, чтобы получить от нашего государства награду", — говорит Раудне. Он вспоминает, что в конце 80-х годов было очень много русских, которые активно работали на восстановление независимости Эстонии.

"Да и сейчас таких много — пусть не среди чиновников или должностных лиц, но, например, среди спортсменов и спасателей", — перечисляет Раудне.

По его мнению, в таком вопросе не должно быть никакой дискриминации по национальному признаку.

Тарто не может с уверенностью сказать, много или мало неэстонцев вошло в нынешний список Рюйтеля. Однако бывший политзаключенный уверен, что и тогда, и теперь русских и представителей других национальностей, достойных наград, было достаточно.

Центрист Владимир Вельман считает практическое отсутствие в списке награжденных неэстонских фамилий "благодарностью" государства за массовую поддержку, хоть в большинстве своем и пассивную, восстановления независимости Эстонии. "Большинство русских не принимало активного участия в "поющей революции, — вспоминает Вельман. — Но ведь в большинстве своем русские не пошли и на поводу у всяких интердвижений".

Руководитель Ассоциации национальных меньшинств Эстонии Яак Прозес признает, что сейчас среди представителей некоренного населения претендентов на получение орденов практически не нашлось.

Однако, хотя, по мнению Прозеса, национальность здесь не должна играть никакой роли, существуют объективные причины: "К сожалению, противостояли восстановлению независимости Эстонии, в основном, русские, те, кто составляли Интерфронт".

В то же время, напоминает Прозес, представители национальных меньшинств также принимали участие в становлении эстонской независимости.

Активисты тогда и сейчас

По мнению Алаталу, разговоры по поводу бывших коммунистов связаны исключительно с предвыборной кампанией.

"Бывшими коммунистами нас пугали те, кто не хотел избрания Рюйтеля, и теперь ими пугают те, кто не хочет его переизбрания", — уверен политик. Он считает, что в большой степени истерии вокруг бывших коммунистов способствует и эстонская пресса, которая явно играет на руку определенным политическим силам.

"Необъективность эстонской прессы все чаще замечают и читатели, не случайно рейтинг доверия к ней упал до рекордно низкого уровня в 30 процентов", — отмечает Алаталу.

Вельман также не считает правильным дискриминацию бывших коммунистических активистов: "Общественно активный человек активен всегда, вопрос в том, по каким правилам в данный момент он вынужден играть", — поясняет политик, добавляя, что разворовывание Эстонии после восстановления независимости осуществлялось далеко не только бывшими коммунистами.

По мнению Рауна, дискуссия вокруг награждения бывших коммунистов показывает, что процесс примирения общества еще не завершен и, напротив, идет очень болезненно, поскольку многие группы до сих пор не готовы к примирению.

Исамаалийтовец Тынис Лукас в принципе не видит криминала в награждении бывших коммунистов, однако отмечает, что в списке Рюйтеля непропорционально мало диссидентов и других людей, которые боролись с советской властью, и много тех, кто этих диссидентов репрессировал. "Совершенно очевидно, что президент составлял список, исходя из собственных предпочтений, которые в числе прочего определяются и его прошлым", — считает Лукас.

С бывшими не по дороге

Раудне призывает относиться к награждению людей с коммунистическим прошлым осторожно: "Одно дело, если человек был простым коммунистом или вступил в партию по должности, другое — когда он делал партийную карьеру и активно участвовал в репрессиях и промывании мозгов".

Раудне вспоминает, как в конце 80-х участвовал в митинге в защиту независимости Эстонии, а некоторые из нынешних орденоносцев принимали военный парад на площади Победы.

"Впрочем, чему тут удивляться, если посмотреть на прошлое Рюйтеля", — говорит политик и напоминает, что лично он именно по причине номенклатурного прошлого главы государства ни разу не принял приглашение на президентский прием.

"Я считаю, что коммунистическое прошлое может быть препятствием для получения высоких наград эстонского государства", — говорит Прозес. Лично он руководящих работников компартии не наградил бы, так как считает это неэтичным и оскорбительным по отношению к тем, кто пострадал от коммунистического режима.

"В то же время я не исключаю возможности, что члены коммунистической партии могут быть награждены, поскольку многие из них были вынуждены вступать в партию, как, например, ученые с мировыми именами", — оговорился Прозес.

Депутат тартуского городского собрания, в прошлом диссидент и политзаключенный, Энн Тарто намерен 23 февраля отказаться от награды, которая ему полагается, — ордена Белой звезды второй степени.

"Я не хочу находиться в одной компании с теми, кто меня репрессировал", — жестко заявляет Тарто. Добавим, что еще четверо бывших политзаключенных: Мати Кийренд, Лагне Парек, Арво Пести и Эндель Ратас направили президенту Ардольду Рюйтелю открытое обращение, в котором высказывают протест против списка тех, кто удостоен орденов и медалей.

Спор о былых заслугах

Алаталу уверен, что президент заслуженно наградил тех, кто внес свой вклад в восстановление независимости Эстонии: "Причем он сделал это абсолютно корректно: ведь те, кто имеет заслуги непосредственно перед Второй Республикой, и те, кто помогал эту республику создавать, в списке награжденных четко разделены".

Алаталу припомнил, что Мери, наоборот, незаслуженно обходил вниманием тех, кто рисковал свободой во имя восстановления независимости страны.

"При этом Мери в 2001 году наградил еще больше людей, чем Рюйтель в 2006-м, однако эстонская пресса почему-то этого не замечает", — добавил политик.

Раун также отмечает, что глава государства четко обозначил две группы награжденных, причем большой список деятелей "поющей революции" объясняется желанием президента спустя 15 лет после восстановления независимости Эстонии воздать должное тем, чей вклад еще не был отмечен по заслугам, с тем, чтобы можно было с чистой совестью заниматься другими темами.

Вельман, однако, считает неправильным в наше время возвращаться к прошлому и призывает смотреть в будущее: "Мы должны награждать тех, кто сейчас работает на благо нашей страны, а не копаться в прошлом".

Тарто же, напротив, думает, что во время восстановления республики было сложнее. "Сейчас существует конкретная политика, конкретные цели, тогда всего этого не было, и поэтому награды, полученные за то время, все же весомей нынешних", — заключает старый борец с коммунизмом.

Услуга старым друзьям

"Заслуги, несомненно, во все времена остаются заслугами", — говорит Прозес. По его мнению, естественно, что награждают в основном людей в возрасте, тех, кто стоял у истоков основания эстонского государства.

"Также понятно и то, что нельзя награждать тех, кто выступал против становления независимой Эстонии, даже если сейчас они являются хорошими работниками, деятелями культуры и так далее", — уверен Прозес.

Лукас подозревает, что президент решил воспользоваться последней возможностью, чтобы оказать услугу старым друзьям, большинство из которых, так уж получилось, входили в коммунистическую номенклатуру.

"Он понимает, что не будет переизбран на второй срок, и старается доделать все, что не успел", — отмечает Лукас.

Раудне считает, что заслуги тех, кто восстанавливал независимость Эстонии, и тех, кто работал для процветания Второй Республики, одинаковы. "Конечно, разные силы шли к этому разными путями: Конгресс Эстонии сразу требовал независимости, а Народный фронт поначалу говорил лишь о большей автономии, однако и те и другие, в конечном итоге, работали в одном направлении", — считает политик.

По мнению Раудне, эти две линии сохраняются и поныне: одни последовательно отстаивают движение Эстонии на запад, другие продолжают говорить о необходимости сохранять равновесие между западом и востоком.

"Первую линию символизируют Мери и правые партии, вторую — Рюйтель и Сависаар, и предстоящие президентские выборы будут очередным столкновением этих линий", — считает Раудне, отмечая, что главное здесь, чтобы в результате компромисса между этими линиями в конечном итоге выигрывал народ.