Летняя быль

 (307)

Отвадили

Река Ветлуга с ее бархатными пляжами, поворотами и соснами на берегах, - это есть смелый образец могучего русского реализма, который еще только предстоит освоить служителям Апполона и лично В-13.

Саня давно приглашал к себе на дачу на Ветлуге, уверяя, что сразу за его домом открываются златые врата в фантастику.

- Река – поэтично говорил он, - полна глубинных тайн, коряг и серебристой рыбы. Леса – девственны и изобилуют фауной, а повседневный воздух так насыщен букетом цветущего лета, что в городах подобное удовольствие можно испытать только на последнем земном вздохе.

Первым приехал старый приятель Сани - Валерка. Ни слова не говоря, он миновал калитку, через выстриженную лужайку прошел к забору на бугре, воздел руки к лесным далям за рекой и голосом актера Юрия Яковлева восхищенно пробасил:

- Господи, красота-то какая?! Лепотища!..

Живописное лесное море колыхалось в летнем мареве до самого горизонта, а ослепительная лесная река вызывала фантастические чувства и видения. Казалось, что вот-вот из-за ее поворота появится раскрашенная средневековая ладья с косым парусом, полная купцов и стрельцов в красных кафтанах.

Рядом с Валеркиной машиной затормозил джип. Из него вышли трое: Татьяна, - стройная, цветущая женщина лет 38-40-ка, сын Димка и глава семейства - двухметровый Вадим.

- Ну, здорово, брат - раскинул он руки навстречу хозяину дома – Сани. Вадим и Александр –двоюродные братья.

- Все! – воскликнул Вадим. Теперь только рыбалка и отдых, рыбалка и отдых..

- И шашлык – добавила Татьяна. – У меня сегодня первый день отпуска.

- И купание – воскликнул Димка. Ему десять лет, из них семь лет он плавает, как дельфин.

Через полчаса к противоположному берегу реки подплыла лодка с нашими путешественниками. На песок пляжа полетели уикэндовские рюкзаки, сумки, сетки и трубки для полосатого навеса. Вадим на вытянутых руках принес тяжелый мангал, заранее забитый дровами.

Пока все располагались и потрошили сумки, рыбак Валерка уже расположился с удочкой у выкинутой на песок коряги. На спине его специальной рыбацкой футболки заранее были написаны белым столбиком ответы на возможные вопросы прохожих рыбаков и отдыхающих:
1) Только пришел.
2) Пока не клюет.
3) На червя.
4) Водку? БУДУ!

- Валерк, – сказал ему в общем то немногословный Вадим. - Ты, ей Богу, дурачок. Я тебе еще прошлый раз говорил, - тут не клюет. Надо идти выше.

- Ну, дурачок - не дурачок, а пиво-то вот оно, в рюкзаке, - весело ответил Валерка, забросив удочку.

- Дядь Саш, прокати, а? Дядь Саш, прокати... – заканючил непоседа Димка. Ему очень хотелось промчаться на моторке по зеркальной глади реки.

- Да, Саш, прокати нас с сыном? День-то какой!.. – поддержала Димку Татьяна.

Вадим взял Саню под руку и отвел в сторону.

- Слушай, брат, я понимаю, тут действительно красоты сказочные. Только ты уж постарайся мою жену ими не заразить. Не знаю как это сделать, но приваживать ее сюда не стоит. Она и на нашу-то дачу на Волге раз в год приезжает, мне...хоть уборщиц нанимай для порядку. А если ей здесь понравится, так она захочет и тут участок покупать?! Я же не разорвусь. На Волге у меня и дом, и катер, и пристань... Все своими руками...

Саня только посмеялся, слушая брата.

- Ладно, ладно.. Постараюсь не привадить. А ты не бездельничай. Давай, ставь шатер, да готовь шашлыки, а я пойду твоих по реке покатаю. Ишь как просят!!

Через пять минут моторная лодка с лихим японским движком уже рассекала зеркало реки. Над носом катера трепетал «Веселый Роджерс», который юморной Саня собственноручно узором вышил на швейной машинке жены. Высокие, древние берега отражались в воде разлапистой сосновой бахромой. Встречные туристы на байдарках и плотах приветливо махали руками.

- А сейчас прокачу по старице! – крикнул Саня своим пассажирам и резко свернул моторку к берегу, в протоку. Это та самая протока, по которой раньше Саня, с легкостью попадал в старое русло лишь слегка нагибаясь, чтобы не задеть нависшие над водой упавшее дерево и кусты.

- Хорошо тут у вас! – кричала Татьяна, сидя на носу лодки и повернув лицо к мотористу. – Невероятно красиво! Я не думала, что здесь в часе езды от дома можно встретить такой храм природы.

- Ну, да..- кричал Саня, перекрывая шум мотора.- Хорошо, только тут надо нагнуться! Дерево впереди!

- Чего?

- Дерево, говорю. Нагнуться надо! – уже взволнованно закричал Саня, увидев, что на них стремительно несется преграда, ставшая еще ниже из-за прошедшего ночью дождя.

- Не поняла! Говори громче!

– Ложись, блин!!! - отчаянно закричал Саня и попытался включить реверс. Но было поздно. Лодка влетела под дерево, а когда через секунду выскочила с другой стороны протоки, то посторонний человек мог бы подумать, что моторка пустая и вылетела из-под дерева сама по себе.

Оба попутчика лежали на деревянном дне. Сам моторист тоже сидел на дне лодки и только выставил вверх руку, управляя рулем.
Димкин рёв в наступившей из-за заглохшего мотора тишине казался плачем всей Земли. Татьяна охала.

- Ничего себе! – похолодел Саня, посмотрев назад и удивившись дыре, которую они сделали в хитросплетениях кустов, корней и толстых сучков дерева.

– Ну, как вы? - Наклонился он над телами своих пассажиров.

- Ты, дядьсаш, ездить не умеешь – звонко возмутился Димка. На его лбу медленно, как белый гриб, вставала шишка.

- Ох и прокатилась – простонала Татьяна. - Вся спинушка болит, будто не своя.

- Ну, а в целом то, живы?

- Да, живы, как видишь. Зачем ты по кустарникам-то ездишь? Тут надо на тракторе, а ты...

- Ладно, ладно..- засуетился Саня. – Сейчас приедем домой, там Вадик шашлык жарит, ототрем тебя спиртиком или еще чем. Заживет – успокаивал он Татьяну – врача по профессии.

Через пять минут показался пляж, на котором уже красовался натянутый полосатый тент. Солнце ярко светило, курился мангал, около него, закрыв глаза от набегающего дыма манипулировал шашлычник.
Валерка первый смекнул, что была какая-то авария, и, стоя по колено в воде, придержал подплывшую лодку. Димка соскочил первым и побежал жаловаться к отцу.

Татьяну Сане с Валеркой пришлось вдвоем снимать и под руки оттащить под спасительную тень тента. Ее голые ноги оставляли на песке две неровные борзды.

- Слушай, Сань, - сказал Вадик брату, отведя его в сторону от матраса, на котором приходила в себя Татьяна. –Я, конечно, просил тебя отвадить мою жену от здешней красоты, но не до такой же степени – он кивнул на две полосы на песке, оставшиеся от ног путешественницы.

Пост скриптум.

Все, впрочем, обошлось, если не считать два сломанных ребра Татьяны. Она, конечно, перестала верить в популярную среди курортников притчу, что, чем хуже выглядит возвратившийся домой отдыхающий, тем лучше он отдохнул. Но между тем, всего за осень рядом с Саниной дачей на Ветлуге взмыл зеленой крышей над рекой новый дом – дача татьяниной семьи.