Кокаиновый передел

 (10)

Наркотранзит, шедший через Таллинн, теперь пойдет через Ригу

Убийство деятеля преступного мира Калева Курга (15.06.1961-16.11.2005) может обернуться переделом наркотранзита и разделом сфер влияния. Поток наркотиков, направлявшийся транзитом в Европу через Таллинн, пойдет теперь в основном через Ригу. В любом случае убийство Курга — это еще и пощечина "беспомощным" эстонским преступникам, в сфере влияния которых полиция сумела выйти на след и изъять огромное количество кокаина.

Две версии убийства

Источники, хорошо знакомые с преступным миром, называют две версии убийства Курга. Первая: его убили из-за того, что в октябре полиция изъяла груз кокаина, который был доставлен в Эстонию при посредничестве связанной с гражданами Израиля фирмы Ofiir Comnany OU.

Вторая версия следующая: "коллеги" по преступному миру заподозрили Курга в том, что он является секретным сотрудником крупнейшей в Эстонии спецслужбы — Полиции безопасности.

Вообще-то об этом секрете Полишинеля в кулуарах говорили много лет. Не исключено, что обе версии дополняют друг друга. "Коллеги", подозревая, что утечка информации о грузе кокаина могла идти через Курга, объявили его ответственным за провал. Причем решение об его устранении наверняка принимали не местные авторитеты из "общака", а его бывшие товарищи по бизнесу.

Категорически отвергается возможность того, что в результате устранения Курга общак на 100 процентов станет русскоязычным. Вообще-то ведущие фигуры из общака наверняка не льют слезы по Кургу, ведь это связанные с ним круги несколько лет назад вынашивали план покушения на кое из кого "отцов мафии", чтобы снизить влияние русскоязычного преступного мира в Эстонии.

Убийство или исчезновение Курга на руку преступному сообществу Риги. Таким образом, интересы двух сторон: израильской, горящей желанием свести счеты с теми, кто отвечал за наркотранзит, и преступных группировок Риги, стремящихся вырвать часть таллиннского транзита, шедшего через Курга, сошлись.

За кокаин ответишь!

Способ, место и время убийства Курга, застреленного из автомата на глазах жены и ребенка, говорят о том, что это было не простое, а ритуальное убийство, имеющее своей целью предупредить. Наверняка Курга можно было убрать тише, не шокируя семью. Однако утрата 100 млн. крон — слишком значительная потеря, чтобы обойтись без последствий. Нельзя не вспомнить и о том, что в апреле 2004 года на одном из либерийских танкеров, прибывших в Эстонию, обнаружили 40 кг кокаина, оцениваемого в 60-80 млн. крон. На след такого количества наркотиков никогда не выходят случайно, а только по наводке. Второй случай в середине октября этого года, когда Центральная криминальная полиция нашла более 40 кг чистейшего кокаина, спрятанного в огромной шестерне весом 772 кг, скорее всего, стал для Курга роковым. Это было самое большое количество наркотиков, которое когда-либо находили в Северных странах.

Были арестованы пять граждан Израиля, в том числе Нахум Ярон Кахана (1962 г.р.), на имя которого 30 июня этого года в Таллинне была зарегистрирована фирма Ofiir Company OU, являвшаяся по всем признакам подставной. Израильтянина взяли в офисе фирмы в доме по Лийвалайа, 28.

Шестерню с грузом кокаина в Европу отправил действующий в США синдикат, называемый в народе "израильской мафией". По имеющимся в распоряжении полиции данным, наркотик редчайшей степени очистки был из Перу. Выйти на след груза удалось благодаря сотрудничеству эстонской полиции с властями США. Скорее всего, Эстония послужила лишь транзитом для перевозки наркотика. С учетом наших масштабов маловероятно, что кокаин стоимостью почти в 100 млн. крон мог быть реализован через сеть уличных торговцев.

Вообще израильтянам не везет в Эстонии. Летом 2003 года они попались на попытке отмыть в эстонских банках 80 миллионов крон, предположительно имеющих отношение к организованной преступности. Бюро данных по отмыванию денег арестовало счета. Это была часть широкой международной схемы по отмыванию денег.

Многоликий Калев Кург

Убийство Курга, кроме предположения о переделе наркотранзита, наводит на мысль о связи спорта и преступности. На примере Федерации мотоспорта мы видим, что происходит, когда государство отказывается поддерживать спортсменов и им ничего не остается, как перейти, так сказать, на хозрасчет. Когда оказываются перед выбором, махнуть рукой на вид спорта или не задавать вопросов, из каких источников текут спонсорские деньги, предпочитают второй путь.

Калев Кург был менеджером федерации, особой его поддержкой пользовался талантливый гонщик Юсс Лаансоо. 2 ноября, за несколько дней до того, как быть застреленным из автомата перед собственным домом, Кург объявил в Федерации мотоспорта, что Лаансоо назван новичком года, причем этого почетного звания его удостоили не эстонские гонщики, а американская федерация мотоспорта. В своем пресс-релизе Лаансоо сообщал, что для него большая честь выступать в США за Эстонию. "Мне нравится соревноваться в Америке. Мне еще многому придется поучиться, чтобы на равных соревноваться с самыми лучшим гонщиками мира", — заявлял он.

Кург, трехкратный чемпион Эстонии по мотогонкам, поддерживал мотоспорт с 1998 года. К чести деятеля преступного мира надо сказать, что он нашел спонсоров, благодаря которым национальная эстонская команда по мотокроссу каждый год участвовала в Мотокроссе наций — мировом чемпионате по мотокроссу. Кург спонсировал также передачу на ТВ.

Хотел в легальный бизнес

Надо признаться, что над мотоспортом давно витала черная тень. В 2002 году известный гонщик Арво Лаксберг был вынужден признаться следователям, что взял в банке несколько миллионов крон, принадлежавших подставной фирме. В 1997-1999 годах оборот фирмы Лаксберга Soffelman составлял свыше 32 млн. крон. С этой суммы государство не получило ни сента, долг по налогу с оборота составил почти 5 млн. крон. Совершенно очевидно, что молодой гонщик не мог заработать такие деньги, что его просто использовали для того, чтобы прокрутить деньги. В аферу оказался замешан и отец гонщика Александр Лаксберг. Сам Кург отрицал любую причастность к случившемуся.

Кург, о котором сегодня напоминают цветы и свечи по дворе дома на улице Люкати, был в общаке единственным эстонцем. По словам знатока организованной преступности Койта Пикаро, эстонцы никогда не входили в число тех, кто имел в общаке решающий голос. Они могли участвовать в вынесении решений, но их роль ограничивалась совещательным голосом. Сказанное в полной мере относится и к Кургу, изо всех сил стремившемуся в последние годы жизни к легальному бизнесу. Вместо того чтобы самому участвовать в "неудобных" совещаниях, он предпочитал посылать своего представителя или вовсе не являлся.

Свято место пусто не бывает, так что кого-то из эстонцев назначат эмиссаром. Тот, кто придет вместо Курга, должен знать, что не может быть и речи о том, чтобы попытаться отдалиться от преступного мира или попытаться усидеть на двух стульях, как стремился Кург. Когда выпускаешь ситуацию из-под контроля, ситуация начинает сама контролировать тебя, — именно это и случилось с Кургом.