История одного поджога

 (2)

Почти все участники нападения на жилой дом установлены. Только чью-либо вину доказать и не удалось.

Это уголовное дело, возбужденное по факту попытки поджога жилого дома, за пять лет проделало огромный путь. Возбуждали его в районной префектуре, потом расследованием занялась Центральная криминальная полиция. Далее оказалось в судах, причем за это время чуть не каждый из фигурантов успел получить значительные наказания по другим проступкам, оказаться за решеткой и вновь сесть на скамью подсудимых. Однако установить истинные причины, по которым в 1999 году в окно одного из частных домов были брошены две подожженные бутылки с бензином, так и не удалось. Все вроде ясно, но…


Злой умысел

Как мы уже сказали, дело было в 1999 году. Если более точно, то в одну из летних ночей. Когда хозяйка дома и друг ее семьи разбрелись по комнатам, устраиваясь на ночлег, часы показывали полночь. И как только в жилище погас свет, раздался звон бьющегося стекла. Дальше все развивалось стремительно. В высаженное чем-то тяжелым окно детской одна за другой влетели две бутылки. Обе были заткнуты подожженными тряпками.

Одна бутылка, проскользив по полу, остановилась в гостиной. Вторая плюхнулась в детской, однако по невероятной причине вылившаяся из нее жидкость огню не поддалась. Мужчина и женщина отчаянно кинулись спасать дом, сумев собственными силами затушить уже разгоравшийся пожар в большой комнате. И тут же позвонили в полицию.

Так о происходящем в одном из частных домов Харьюмаа узнали официальные власти. Было ясно, что случившееся — злой умысел. Те, кто бросали опасные бутылки, точно знали — в доме находятся люди и, если выскочить не успеют, то им грозит гибель. Поясним, что у хозяйки дома двое детей, которые лишь по счастливой случайности в ту ночь оказались в совершенно другом месте.


Телефон подозреваемого

Первые зацепки в расследовании инцидента появились буквально через несколько минут. Обследуя двор дома, полицейские наткнулись на клочок бумажки, на которой был записан номер мобильного телефона и имя.

Его, естественно, показали хозяйке: может, это номер кого-то из членов семьи или близких приятелей, но женщина заявила, что видит эти цифры в первый раз.

Тогда же стало известно, что нынешняя попытка забросать дом "коктейлями Молотова" не первая. Буквально на днях во дворе дома были найдены аналогичные бутылки, однако тогда преступников либо что-то спугнуло, либо, уж простите за цинизм, им попались сырые спички. Тряпка, которой затыкали горлышко, имела паленые следы, но не более.


Я сам разберусь

В ту ночь история с поиском поджигателей развивалась по двум сценариям. Полицейские делали свою работу, а владелица дома связалась с мужем, который именно в ту ночь оказался в гостях у приятеля, и поведала о случившемся.

Позже он сам расскажет, что, узнав о ЧП, вместе с другом бросился к дому. Однако подходить близко не рискнул. Была причина. Дело в том, что у него не все в порядке в отношениях с законом. В тот момент он числился в розыске, и общение с полицией, которой к тому моменту был полон дом, было нежелательным.

Чуть позже супруга позвонила вновь и сообщила, что сыщики обнаружили тот самый клочок бумаги с незнакомым именем и номером. Мужчина записал цифры и решил самостоятельно разобраться с обидчиками. Телефон ответил мужским голосом. Они договорились встретиться. И встретились.

Местом "стрелки" стала одна из столичных заправочных станций. Каким бы странным это ни казалось, но почти все события преступления развивались именно на заправках. Об этом позже, а сейчас вернемся к запланированному разбору.

Муж хозяйки дома приехал в указанное время. К нему подошли двое молодых парней и с ходу заявили, что к случившемуся не имеют никакого отношения. Споры, препирательства.

Они ругались и в тот момент, когда одному из парней позвонили из полиции. Пострадавший слышал, как молодой человек назвал свое имя, сказал, что ничего не знает о поджоге и отказался встречаться с полицейским, дескать, нету времени. Это стало последней каплей. Возмущенный муж полез на противников с кулаками и, в итоге, огрел одного из них бутылкой по голове.

Понимая, что дело пахнет керосином, к тому же на выручку уже спешил друг пострадавшего, парни предпочли спасаться бегством. Догнать их не удалось.


Главный свидетель

Эти факты установлены доподлинно. Дальше в показаниях участников начинаются разночтения, а потому нельзя говорить точно, что хоть кто-то сказал чистую правду.

По мнению следствия, в целом история выглядела следующим образом. У некоего человека — группы людей — был зуб на владельцев дома. Они решили проучить жильцов, а потому заказали своим знакомым поджог. Знакомые эти чистотой биографии не отличаются. У каждого за спиной шесть-семь судимостей по разным, в том числе и тяжким статьям.

Заказ был принят, возможные исполнители найдены. За сделанную работу они должны были получить 1000 долларов (на тот момент около 14,5 тысячи крон). Предполагалось, что семь с половиной тысяч получит непосредственно поджигатель, а остальное делят между собой организаторы.

Признавшийся во всеми, в итоге представленный следствием свидетелем человек дал детальное описание событий. Именно ему, по его словам, было предложено бросить бутылки в дом, а заодно, если во дворе окажется машина, поджечь и ее.

Однако он отказался. Точнее не смог. Объяснял, что не станет никого жечь, за что, как он говорил, его сильно избили.


Версия следствия

Далее события развивались следующим образом. Якобы взявшиеся за организацию преступления люди, отправились в Выру и нашли там двух молодых парней, которые согласились выполнить работу. Их привезли в Таллин, все показали, рассказали. Свидетель был обязан идти на дело с ними — контролировать. Под угрозой расправы он был вынужден согласиться.

В ту ночь вся компания встретилась на заправке, купила бензин и углубилась в лес, чтобы заправить бутылки и подготовить их к поджогу. Когда пришло время, парни, водитель и свидетель отправились к заказанному дому. Машину оставили на расстоянии, в ней должен был караулить шофер, а исполнители и их надсмотрщик пошли к объекту.

Некоторое время сидели в засаде. Ждали, когда в доме погасят свет. Наконец все стихло. Одни из парней разбил стекло выданным организаторами молотком, а второй швырнул в комнаты бутылки. Не дожидаясь результата, вся троица бросилась бежать.

А на следующий день организаторы якобы получили причитавшуюся им сумму. Разменяли доллары на кроны и остались счастливы.


Суд против суда

Такова была версия следствия. Cами подсудимые вину свою категорически отрицали. По их трактовке, свидетель сам устроил этот поджог, а теперь сваливает все на них, пытаясь уйти от наказания. Пострадавший с приятелем наотрез отказались их опознавать (мол, видим в первый раз). К тому же муж хозяйки дома, к тому моменту уже бывший, рассказал, что на самом деле был должен 1000 долларов этому самому свидетелю. Он, дескать, настаивал на возврате, иначе, обещал, будут проблемы. Когда все случилось, кредитор позвонил пострадавшему и спросил, понял ли он и не желает ли продолжения. После чего мужчина собрал деньги и отдал их свидетелю.

В качестве доказательств полиция и прокурор предъявили суду бумажку с номером телефона, распечатки звонков, сделанных с номеров подсудимых, видеопленку, изъятую на заправке, где дрались именно те люди, что теперь находились в зале суда.

Доводы были приняты, и появился первый приговор — обвинительный.

А спустя некоторое время состоялся второй суд, в округе. Старшие товарищи буквально размазали коллег из первой инстанции. Состав окружного суда указал городскому на то, что все обвинение фактически базируется на показаниях свидетеля, у которого, судя по рассказу пострадавшего, был веский мотив участвовать в поджоге.

Служители Фемиды заметили, что решение по переводу этого человека из разряда обвиняемых в разряд очевидцев принимал следователь и это его законное право. Однако такое количество нестыковок в показаниях того, кто все рассказал и, к примеру, пострадавшего, заставляют ставить его слова под сомнение.

Да, есть пленка, есть бумажка, но где прямые улики? И звонки друг к другу не доказательство, а контора банка, где, по словам свидетеля, якобы меняли доллары, вообще выдала справку, что в указанные дни такие суммы не принимала.

Дело кончилось тем, что все обвиняемые были оправданы. У прокурора, который был уверен в том, что люди на скамье подсудимых виновны, было право обжаловать решение в Государственном суде. Однако…