Эстонская железная дорога: все началось с разрухи в головах

 (34)

В свое время Эстонская железная дорога приносила американцам милионные прибыли. Транзит тек рекой, железнодорожники получали терпимые по тем временам зарплаты, да и перспективы были более-менее. Государственные умы, вдохновившись успехами заокеанских предпринимателей, не поленились изыскать средства и выкупить "железку" обратно.

Словом, все было если не замечательно, то уж, по крайней мере, стабильно. Но в один прекрасный день премьер-министр Эстонии Андрус Ансип уверенно заявил, что транзит нам больше не нужен, мол, и без него замечательно проживем. И транзит пропал. А вместе с ним пропало и все нажитое непосильным трудом.

Хуже уже просто некуда

Подъезжаем к станции "Таллинн". На путях стоит одинокий состав с металлоломом да парочка повидавших жизнь тепловозов. Стоят они не только на станции "Таллинн", но и, например, на станции "Мууга". "Их бы с радостью продали, да никому этот хлам даром не нужен. Проще сдать на металл", — заметил наш попутчик, махнув рукою в сторону тепловозов.

Станция пребывает в каком-то аморфном, унылом состоянии: пустые пути, разбитые дороги, разрушенные здания и тощие голодные кошки. Да и откуда взяться радостному настроению в этом мире разбитых железнодорожных путей, доживающих свой век локомотивов и повальных сокращений? Станция тоже доживает свой век: с первого августа она будет закрыта для грузовых операций. Сколько людей при этом останутся без работы, сказать пока никто не может. С другой стороны, хоть какой-то оптимизм в сотрудников станции вселяет то, что грузы пока идут.

Понятно, что кризисная ситуация наблюдается не только на станции "Таллинн". Кризис везде. Чтоб наглядно представить себе общую картину на эстонской железной дороге, достаточно лишь посмотреть, как упали объемы перевозок. Работники станции "Мууга" рассказывают, что в свое время за ночь там выгружалось до полутора тысяч вагонов, теперь же это число сократилось почти в 10 раз.

Председатель Профсоюза железнодорожников Олег Чубаров замечает, что с прошлого года, когда на предприятии началась волна сокращений, было уволено порядка двухсот человек, и еще около сотни работников, решив, что правильнее будет не ждать у моря погоды, а найти более стабильное место, ушли по собственному желанию. При этом Чубаров уверен, что это далеко не конец.

"Никто не знает, что нас ждет впереди, — признает он. — В администрации говорят, что вполне возможно и такое, что из двух тысяч рабочих на своих местах останутся лишь полторы".

Страдают всегда простые люди

Пожалуй, тут стоит сделать небольшое лирическое отступление и привести еще один наглядный пример. В декабре на станции "Таллинн" было сокращено около тридцати человек. На данный момент только двое из них нашли себе работу. Со стороны государства были обещания сделать для сокращенных рабочих бесплатные курсы языка, а также помочь с переквалификацией, но воз, что называется, остался на своем прежднем месте. За прошедшие полгода никто никаких курсов так и не провел. А между тем период выплаты пособий уже подходит к концу, и будущее у бывших сотрудников "железки" не менее туманно, чем у самой "железки".

Да и оставшимся работникам приходится не сладко. Например, зарплаты машинистов упали за последний год примерно на треть: если в сказочные "транзитные" времена их заработок вместе с различными доплатами составлял 16-17 тысяч, то сейчас они получают, в лучшем случае, 11-12 тысяч. Правда, ложку меда в бочку дегтя государство таки кинуло. Тем рабочим, которые сейчас выполняют по несколько функций, обещают поднять зарплату. Да только обещания какие-то больно уж невнятные.

Транзит к нам не вернется

"Никакого прекрасного будущего у нашей железной дороги нет и быть не может, поскольку отсутствует даже элементарный план развития, — считает Чубаров. — Кроме того, нет денег, чтобы их инвестировать, а даже если бы деньги и появились, инвестиции было бы безумно сложно окупить из-за обостренных отношений с Россией".

Наш собеседник подозревает, что, говоря о ненадобности транзита, премьер Ансип все же кривил душой, втайне надеясь, что Россия не переведет его в Латвию и Литву.

"Если бы выдалась суровая зима, у России просто не было бы другого выбора, поскольку наши порты, в отличие от латвийских и литовских, не замерзают, — поясняет профсоюзный лидер.

Драматизм ситуации заключается еще и в том, что если Россия вдруг снова даст зеленый свет транзиту, Эстония просто не сможет его сейчас переварить.

ТОП

"Если перевозки возобновятся, потребуется вновь набирать рабочих, — объясняет Чубаров, — но многие люди не захотят сюда возвращаться, поскольку однажды уже обожглись".

В любом случае процесс затянется на очень долгое время, и потребует он не только колоссальных финансовых вливаний, но и грамотного управления. Ко всему прочему, у нас практически не осталось пригодной для использования техники. "Большинству наших тепловозов прямая дорога в утиль", — считают рабочие.

ЭЖД в безвыходной ситуации

Отметим, что именно благодаря этим, некогда закупленным в Америке тепловозам, наша железная дорога сейчас во многих местах полностью разбита. Причина заключается в их недопустимом для нашего железнодорожного полотна весе. Американцы, руководимые установкой "поменьше вложить, побольше извлечь", закрывали на это глаза. Какие-то работы, по словам Чубарова, таки проводились, но носили они не слишком серьезный характер.

Кстати, вот и еще одна причина, по которой возвращение транзита в наши славные края не представляется возможным: если по нашим раздолбанным путям вновь потекут тысячи цистерн с горючим, полотно такую нагрузку едва ли выдержит.

По мнению железнодорожников, для того чтобы ситуация начала меняться, правительство должно начать диалог с Россией, и диалог при этом должен быть двусторонним.

"Но если судить так же, как и Ансип, что нам транзит не нужен, понятно, что никакого диалога не будет", — подозревают они.

Uudiskirja Üleskutse