Эстония — Россия: кто на самом деле не дает перекрыть наркотранзит

 (11)

Житель эстонского города Нарва-Йыэсуу 23-летний Дмитрий К. арестован правоохранительными органами Кингисеппского района Ленинградской области за попытку продать крупную партию наркотика "экстази". По российскому законодательству ему светит срок до десяти лет лишения свободы. Это задержание — редкий случай. И причина этого — не только в изощренности организующих наркотранзит преступных группировок.

Бизнес на "колесах"

Произошло это 11 декабря прошлого года в 16 часов 15 минут в приличном номере ивангородской гостиницы "Витязь", который наркокурьер снял для встречи с покупателями. Он не мог знать, что под видом таковых к нему придут за товаром "люди в штатском". Все выглядело натурально: продавец предъявил товар, готов был получить деньги, как вдруг прозвучала фраза: "Проверочная закупка" и на запястьях Димы защелкнулись наручники.

Операцию эту силовые структуры российского приграничья готовили не день, не два. Кропотливая оперативная работы позволила борцам с наркопреступлениями выйти на международную организованную преступную группу, в которую и входил гражданин Эстонской Республики Дмитрий К. Изъятые у него в ходе задержания две тысячи таблеток наркотика, который позже экспертиза определит как таблетки MDMA, называемые в обиходе "экстази", оценят в сумму 10 тысяч долларов США.

В отношении Дмитрия К. возбуждено уголовное дело по ст. 228.1, ч.3 УК РФ, по которой он может получить срок тюремного заключения до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой. По словам одного из сотрудников правоохранительных органов Кингисеппского района, Дмитрий К. является участником организованной преступной группы, которая уже длительное время занимается незаконным распространением наркотиков на территории Эстонии, а также контрабандными поставками наркотиков в различные города России. Следствие по делу Дмитрия К. будет длиться еще месяц, может быть, два. Его российские подельники установлены и находятся в розыске.

Российские специалисты по борьбе с наркопреступлениями говорят, что в основном из Эстонии в Россию ввозятся синтетические наркотики, также кокаин, гашиш, а из России в Эстонию идет героин. В начале прошлого года был задержан житель Эстонии с 800 таблетками "экстази". Российский суд дал ему шесть лет реального тюремного заключения.

"Случаи таких задержаний, к сожалению, очень редки, в нашем Кингисеппском районе они происходят разве что раза два в год, — сказал один из сотрудников, участвовавший в операции по задержанию Дмитрия К. И добавил. — Эстонские правоохранительные органы в основном работают в качестве "насоса", выкачивающего информацию у наших сотрудников, в то же время они не спешат делиться имеющейся у них информацией. Мне кажется, это происходит из-за того, что каждый хочет отличиться сам и не отдавать "славу" соседям".


Улита едет, да когда-то будет

Насчет "насоса", на наш взгляд, товарищ погорячился. Дело не в "футболе в одни ворота". Похоже, у работников правоохранительных органов двух стран существует разный подход к пониманию самого принципа сотрудничества. В качестве примера приведем разговор с прокурором Кингисеппского района Ленинградской области Виктором Белостоцким. В частности, он сетовал на то, что взаимодействие силовых структур российского и эстонского приграничья в рамках договора о правовой помощи занимает слишком много времени.

 — Я должен направить запрос в свою Генеральную прокуратуру, она пошлет его в Госпрокуратуру Эстонии, та, в свою очередь, даст поручение прокурору или полиции в Нарве. Когда поручение будет выполнено, ответ пойдет обратно по цепочке и на все это уйдет уйма времени. Летом был случай, когда таксист привез мужчину, решившего искупаться, на российский берег реки Нарвы. Когда вернулся за ним, то обнаружил на берегу одежду и море крови. Вскоре в эстонских водах реки выловили труп. Там тоже возбудили уголовное дело. Мне бы скорее получить материалы судебно-медицинской экспертизы, но пока все пройдет по всем инстанциям, дело будет стоять. Интересно, согласятся ли нарвские прокуроры в ускоренном порядке поделиться со мной информацией, чтобы я мог быстрее начать работать?

Действительно, интересно. Вот пограничники нашего Северо-Восточного региона "Кирде" имеют право в рамках договора о сотрудничестве делиться оперативной информацией в интересах службы со своими российскими коллегами. Подчеркнем, во взаимных интересах. А что ответили прокуроры Нарвского отдела Вируской окружной прокуратуры? Прокурор с огромным стажем работы выслушал вопрос корреспондента "Вестей Дня".

 — Почему нельзя сотрудничать на местном уровне, если это помогает раза в четыре быстрее раскрыть преступление?

 — Это не реально, — сразу же расставил точки над I ветеран прокуратуры. — Сотрудничество регулируется межгосударственными отношениями. Передо мной как раз сейчас лежит дело по разбою, которое мы хотим отправить в Россию. Его уже полностью перевели на русский язык. Наши отношения основаны на договоре об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанном в 1993 году между Госпрокуратурой Эстонии и Генеральной прокуратурой России. И только на основании этого договора мы можем общаться с российскими коллегами. То есть, на местом уровне мы не вправе вообще ничего делать — ни официально, ни неофициально. У нас есть специальные прокуроры в Государственной прокуратуре, которые занимаются именно вопросами международных отношений. Если Кингисеппский прокурор приедет ко мне с частным визитом, я его направлю в Госпрокуратуру, так как я не имею права поступить иначе. Вот вы спрашиваете, где в этом логика? Вы задаете вопрос не тому человеку, это надо спрашивать Генеральную прокуратуру России и Госпрокуратуру Эстонии.

Коллега нарвского "старика", помоложе, был менее категоричен. Дескать, пускай россиянин приезжает, но что толку? Поговорим, но все равно никаких материалов я ему не дам, так как пока они не пройдут по инстанциям, они не будут действительны. Пусть пишет запрос в свою Генпрокуратуру и так далее.


Мафии можно, прокурорам нельзя

Представьте себе на минуточку, что международная наркомафия действовала бы на основе своего "договора о сотрудничестве", наркота и деньги должны бы были проходить все инстанции от Москвы до Таллинна и обратно. Но нет, у торговцев смертью все происходит четко и оперативно. И контакты, между прочим, они поддерживают не на межгосударственном, а на личностном уровне. Ну не парадокс ли: мафии можно, прокурорам нельзя?

Понятно, что правоохранительная система Эстонии ориентирована на Европу. Однако и в отношениях с российскими коллегами дело выглядит так, будто бы все регламентировано исключительно для того, чтобы дать возможность правоохранительным органам взаимовыгодно сотрудничать, причем быстро, оперативно. Но это только на бумаге. На деле же все идет по пословице "Улита едет, когда-то да будет". А вопрос: — кому выгодна такая тягомотина? — остается риторическим.

P.S.: А правда, интересно бы было работникам эстонских правоохранительных органов поподробнее узнать, что имел в виду российский опер, говоря, что задержанный Дмитрий К. является членом "организованной преступной группы, которая уже длительное время занимается незаконным распространением наркотиков на территории Эстонии, а также контрабандными поставками наркотиков в различные города России"? За чем дело встало: пишите письма по инстанциям…

Uudiskirja Üleskutse