Эркки Баховски: Наша историческая фрустрация, или Шариат на Коплиских линиях

 (21)
Debatt
Erkki BahovskiFoto: Andres Putting

Рецидивы имперского мышления в политике европейской интеграции.

Anno 2015 — написанный Августом Кицбергом сто с лишним лет назад текст актуален и сегодня: ”Чего вам от меня надо? Считаете себя людьми, а сами хуже хищных зверей! Говорите, что я оборотень? Ну, да, оборотень я, вы же хотите так считать! Лучше быть волком, жить в лесу с волками, чем с такими людьми, как вы! Волк убивает только от голода, и волк не убивает волка, а вы?! Думаете, вы лучше меня?!”. Так говорила героиня пьесы ”Оборотень” Тийна.

Писательское чутье Кицберг позволило ему, пожалуй, лучше, чем будущим политикам Эстонской Республики, понять, что установка на некий национальный идеал может порождать изоляционизм, ненависть к чужакам и стигматизацию. Вопрос Тийны, то есть вопрос о непохожести, остается животрепещущим и в сегодняшней Эстонии, и в остальной Европе.

Вспыхнувшие в 2013 г. споры вокруг изданного Тартуским университетом второго тома "Истории Эстонии" в очередной раз наглядно продемонстрировали, как национальный догматизм отвергает всякое свободомыслие в изучении истории. Как известно, в этой книге хорошо всем знакомая по школьным учебникам освободительная борьба древних эстов описана довольно скромно, да и само существование в то время эстонцев как народа в современном понимании ставится под сомнение. Оппоненты авторов книги утверждают, что к 13 веку уже сформировался эстонский этнос.

Некоторые усмотрели в этой книге даже желание очернить Освободительную войну 1918-1920 гг. Критиков не смутило ни то, что два рассматриваемых периода разделяет 800 лет, ни то, что война 20 века в этой книге вообще не упоминается, ни даже то, что в шестом томе ”Истории Эстонии” об Освободительной войне написано именно так, как в Эстонии до сих пор было принято.

И так мы доходим до истории 20 столетия. Любые попытки посмотреть на деятельность Константина Пятса или Йохана Лайдонера под углом, отличающимся от принятого в эстонском историческом каноне, наталкиваются на резкую критику. История национального государства должна быть ”стандартной”, и желательна ещё большая её унификация. Чем ещё объяснить попытки героизировать вапсов — они ведь вписываются в идеальный мир национального государства лучше, чем сомнительные сделки Пятса с российским посольством. История должна соответствовать идеалу.

Проблему, мучающую Эстонию, как, впрочем, и другие европейские страны, можн описать как когнитивный диссонанс — идеальный образ национального государства отличается от реального мира. Это порождает фрустрацию и вопросы. В Эстонии чаще всего задаются вопросом о том, почему какое-нибудь ”ошибочное” утверждение не соответствует идеалам национального государства?

Европейские страны, хотя, возможно, и отстоят от идеала национального государства дальше, чем Эстония, сталкиваются с теми же проблемами. Кризис из-за наплыва беженцев обнажил все эти противоречия. Шенгенское визовое пространство охватывает значительную часть континента, но с приёмом и предполагаемой интеграцией беженцев каждое государство Европейского Союза должно управляться самостоятельно. Связанные с беженцами проблемы дают, так сказать, боеприпасы радикалам, пользующимся фрустрацией избирателей. А порождена эта фрустрация, как уже было сказано, когнитивным диссонансом — мир не соответствует нашим ожиданиям.

Текст публикуется в рамках сотрудничества портала Delfi и журнала Diplomaatia.

Оригинал текст — здесь.

Справка

Эркки Баховски является главным редактором журнала Diplomaatia с ноября 2014 г. Ранее он работал журналистом газеты Postimees, советником по вопросам информации в представительстве Европейской Комиссии в Эстонии и аналитиком Эстонского института внешней политики.

Uudiskirja Üleskutse