Бывший авторитет подает на Эстонию в Европейский суд по правам человека

 (9)

В девяностых годах сотрудники Центрального следственного бюро, как тогда называлась Центральная криминальная полиция, проводили обыск в доме подозреваемого Юрия Мяэотса и обнаружили там много интересного. Теперь этот давний случай рассказывают как байку. Мол, следаки обнаруженные вещдоки сортировали так: "Майн кампф" Гитлера — это ерунда. "Справочник русского националиста" — о, это серьезно, это надо. Тетрадка с "Планом развала эстонской экономики" — это ерунда, и так уже все развалено, так что это не надо".

Компромат не берем

В доме Мяэотса, на то время члена баркашовского РНЕ, были обнаружены автомат, боеприпасы, прибор ночного видения и прочее, за что его и привлекли к уголовной ответственности. Но нашли еще и журнал, который Мяэотс по кликухе "Михалыч" спер у партнера по криминальному алкопромыслу. В этом интересном, довольно объемном гроссбухе было записано, кто из должностных лиц госструктур и сколько денег получал от производителей и поставщиков нелегальной водки. Если бы этот журнал фигурировал в уголовном деле, многие бы не сносили головы. Однако впоследствии Мяэотс обнаружил, что в протоколе обыска вместо толстого журнала с компрой числится тоненькая тетрадка.

Михалыча осудили на пять лет. Естественно, не за нелегальный водочный бизнес, а за незаконное хранение оружия. Партнер по водочным делам — бывший работник ГАИ, недовольный тем, что Михалыч не вернул журнал с компроматом, накатал в суд исковое заявление, обвинив Мяэотса в том, что тот угрожал его жизни, занимался рэкетом и чуть ли ни грабежом. Дело по этому иску прошло все судебные инстанции и было, в конце концов, возвращено на доследование в полицию.

И вот в нынешнем марте, спустя несколько дней после публикации в нашей газете статьи, где шла речь о нем, Мяэотс неожиданно попросил о встрече, на которой сделал сенсационное заявление: в связи с тем, что в Эстонии нарушаются уголовно-процессуальные нормы, он обращается в Европейский суд по правам человека с жалобой на то, что в стране проживания его… отказываются судить.

Все адвокаты боятся

В 2000 году, в очередной раз рассматривая дело Мяэотса, судья Ида-Вируского уездного суда возвратил его в полицию на доследование, где оно было "доведено до ума" весьма странным образом. На имя Михалыча пришло письмо от 12 декабря 2005 года, в котором следователь Восточной префектуры полиции сообщала, что дело закрыто в связи с тем, что Мяэотс умер. (Ст. 199, ч.4 УПК гласит, что "уголовное производство не может быть возбуждено в случае смерти подозреваемого или обвиняемого".)

Затем Мяэотса, к удивлению всей Ида-Вирумааской полиции оказавшегося живым и пожелавшего снова сесть на скамью подсудимых, в срочном порядке "воскресили", заявив, по его словам, что дело будет длиться всю жизнь, и, наконец, производство таки закрыли. Теперь уже в связи с отсутствием подельников, выехавших на жительство в Америку.

Он, ссылаясь на ст. 199, ч.3 УПК, требует от прокуратуры возобновить дело. По закону оно возбуждается, если об этом ходатайствует подозреваемый или обвиняемый. Местная прокуратура ответила отказом. На жалобу в Госпрокуратуру также пришел отказ.

"По обвинению в вымогательстве, грабеже и прочих злодеяниях, которые мне пришил бывший партнер по нелегальному водочному бизнесу, я ни осужден, ни оправдан. Я хочу, чтобы состоялся суд, который скажет, наконец, виноват я или не виноват. Я хочу, чтобы в отношении меня восторжествовали закон и справедливость",- поделился с нами Мяэотс.

Он посчитал, что бесполезно просить юридическую помощь у квалифицированного адвоката. По его мнению, все боятся брать это дело, так как в нем фигурирует действующий окружной судья, с которым адвокаты предпочитают иметь нормальные отношения. Ведь от этих отношений зависит их материальное благополучие.

По словам Мяэотса, даже маститые адвокаты шарахаются от этого дела как черт от ладана. Один из них порекомендовал Мяэотсу обратиться к представителям СМИ. Но пресса — не суд, не адвокатская контора, вот Михалыч и решил, не найдя справедливости во всех судебных инстанциях Эстонии, обратиться в Европейский суд по правам человека. В Эстонии есть прецеденты обращений жителей страны в эту организацию, но чтобы человек добивался в нем суда над самим собой и вынесения себе приговора, такого еще не бывало.

Дело развалили. Умышленно?

Почему же накрылось дело Мяэотса в судах первой и второй инстанций? Разъяснить этот вопрос мы попросили судью Вируского уездного суда, того самого, который шесть лет назад отправил дело на доследование, но в результате оно было окончательно развалено. "Для того чтобы осудить Мяэотса по делу, в котором он фигурирует, нужно привлечь еще двух человек, которые в настоящее время живут в Америке, — ответил нам судья. — А теперь скажите, кому, по большому счету, они в Эстонии нужны? Никому, как, собственно, и сам Мяэотс". Судья уверен, что ни в коем случае в свое время это дело нельзя было разрывать на части, а раз так получилось, то и слушанье не состоялось — некого было судить по определению. Полиция не смогла собрать достаточных доказательств, чтобы этим делом можно было бы заниматься. Суд отправил материалы обратно на доследование, которое, видимо, из-за первоначальных ошибок так и не нашло продолжения и было спустя долгое время тихо закрыто. По мнению Вируского судьи, сейчас в уездной инстанции просто нечего рассматривать. Но он допускает, что основания для обращения в Европейский суд у Мяэотса вполне могут быть.

Во всей этой истории есть очень много как очевидного, так и непонятного. Очевидно, что многолетний водочный бизнес, который был налажен в Ида-Вирумаа, "крышевали" серьезные люди. Будь иначе, некоторые признания Михалыча получили бы соответствующее развитие. Иначе было бы проверено его утверждение, что стоило некоему судье снять трубку и позвонить в Таллинн, как оттуда без проблем возвращали конфискованный экономической полицией грузовик левой водки.

Но есть и непонятные моменты, вызывающие вопросы. Среди прочих и такой: с чего это вдруг Михалыч разговорился, разоткровенничался? Ведь до сих пор живы и здравствуют бывшие товарищи, а теперь давно уже господа, которые числились в журнале водочных дельцов как находящиеся у них на содержании. Не хворают и бывшие конкуренты Мяэотса, которым тоже не резон, чтобы широкая публика знакомилась с его откровениями. Так, может быть, Мяэотс в последнее время стал чего-то сильно опасаться, раз решил через прессу послать своим потенциальным обидчикам "черную метку"? Трудно допустить, что на зоне сейчас нет бедолаг, которые спят и видят Михалыча в гробу, принимающим последний парад.

И еще очевидно, что он рассказывает о бывшем водочном бизнесе и его сиятельной крыше с откровенностью, порой граничащей с наглостью, потому что он более чем на 100 процентов уверен в том, что никто, ни один юрист, ни один госчиновник не станет ворошить прошлое, так как неизвестно, что еще может обнаружиться в ходе "археологических раскопок", какого спящего монстра можно потревожить, и что он натворит, коли проснется. Ведь по сей день, в регионе живут и здравствуют те, кто топорно провел следствие, уводя его в сторону от "алкогольной тематики".

Так или иначе, но Мяэотс показал всем заинтересованным в его молчании друзьям и недругам, что он сам видал их в гробу и намерен в ответ на давний "наезд" рассказать об их делах. Хоть со скамьи подсудимых.