В политической атмосфере ощущается духота — предвестник грозы

 (45)

В политической атмосфере ощущается духота — предвестник грозы
Foto: Andres Putting

В активной политике Сависаару больше места уже нет. Но до тех пор, пока его имя можно проставить на избирательном бюллетене, в партии найдутся люди, которые постараются обернуть это пусть и крохотными, но победами.

Уже сейчас наша политическая жизнь интереснее, чем обычно, но в последующие несколько лет она станет еще напряженнее. Кто для разнообразия сел на скамейку запасных, кто одновременно старается и править, и не развалиться, кто хочет просто выжить, кто до сих пор находится в поисках своего образа. А есть и такие, кто хотели бы прикупить себе партию или передвинуть силовые линии сотворением чего-то нового.

После недавних президентских выборов, которые, хотя и дали Эстонии замечательную главу государства, но выставили на позор практически все партии, и после внутренних выборов в Центристской партии, которые дали центристам нового лидера, а Эстонии — нового премьер-министра, было всего мгновение относительного затишья. В воздухе ощущается духота, которая предваряет грозу. Мы находимся между двумя выборами в парламент. Вскоре после местных выборов начнется уже кампания по выборам в Рийгикогу.

ТОП

Шесть разных по размеру партий в парламенте — это, похоже,оптимально для нашей избирательной системы и ее механики. Меньше привело бы к возникновению пустого места, которое тут же было бы захвачено каким-нибудь новопришельцем, как это произошло во время предыдущих выборов. А большее количество — нереально, потому что всем пришлось бы ужаться. На короткое время это возможно, но над партиями, едва перескочившими на выборах 5-процентный порог, нависает дамоклов меч, грозящий гибелью. Находящийся сейчас в такой ситуации Союз Отечества и РесПублики должен быть просто счастлив от присутствия в правительстве, что позволяет ему не выпасть совсем из политической картины.

В самом общем виде, наши последние выборные циклы характерны противостоянием двух полюсов. Одним полюсом были Партия реформ, соцдемы и отечественники. Сейчас туда можно отнести консерваторов и Свободную партию, а из прошлого — Народный союз и "зеленых". Вторым полюсом была и остается Центристская партия. Корни этого противостояния уходят в разногласия в вопросах восстановления независимости Эстонии, но к настоящему моменту они, в основном, свелись к тому, за каких избирателей конкурируют эти партии и как. Среди сторонников первой перевес за избирателями, для которых родной язык эстонский, а среди сторонников другой — эстонцы русского происхождения. Обе, особенно последние, очень даже верны своему полюсу. У избирателей русского происхождения давно уже не было другой партии, за которую они могли бы голосовать. Почти ни одна из партий первого полюса не сделала сколько-нибудь заметных шагов, чтобы завоевать и сохранить поддержку русскоязычных избирателей, а немалое число просто противопоставило себя этой части населения тем или иным способом. Только соцдемы еще сохранили поддержку среди русскоязычного населения.

Таким образом, другие партии преподнесли Центристской на блюдечке ценный политический капитал. Вынужденно лояльные избиратели предоставили ей уникальную позицию, на которую практически не действуют и на поддержку которой не влияют разражающиеся вокруг партии скандалы и темные дела. Если бы нынешний или бывший председатель любой другой партии в Эстонии был отстранен от высокого политического поста по решению суда и находился под судом по уголовному обвинению, это неизбежно вызвало бы спад популярности партии, если не ее гибель. Вспомним, как Виллу Рейльян утащил за собой на дно весь Народный союз. В случае с Центристской партией это уж точно камень не в огород избирателей, а проблема политической конкуренции.

Разрыв, который был между Центристской и другими партиями, теперь возник внутри Центристской партии. Юри Ратас и его сторонники пытаются перейти на противоположный полюс. Мы имеем одновременно Центристскую партию Сависаара и Центристскую партию Ратаса. То, что коалиция была создана с соцдемами и отечественниками, свидетельствует, что в какой-то мере Ратасу переход удался. Другие партии согласились с его половиной партии сотрудничать. Естественно, реформисты негодуют, потому что выбыли из игры, но, совершенно очевидно, что и у них не было бы проблемы войти в одно правительство с Центристской партией Ратаса.

Но Центристская партия Сависаара сознает, что какие-то ключи еще в ее руках. Если они выйдут из партии, за ними, очевидно, пойдет большая часть нынешних избирателей Центристской партии. Вероятно, достаточно большая, чтобы запутать политические силовые линии, причем, не только в Таллинне. Особенно, если в игру вступят новые деятели. Вместе или отдельно, но Центристская партия Ратаса должна испытывать противоречивые чувства в случае, если Сависаар будет баллотироваться. С одной стороны, его имя принесет партии голоса. С другой, о какой политической культуре у нас будет свидетельствовать ситуация, когда самым сильным магнитом для голосов за партию премьер-министра станет человек, подозреваемый в уголовном преступлении? Это создает горький вкус во рту у центристов, от которого нет способа избавиться.

Если Центристская партия лопнет, сначала на местных выборах, а затем, в результате этого, и на парламентских, то на нашем партийном ландшафте возникнет совершенно новая динамика. Вместо одной большой старой партии возникнут две маленькие, поддержка каждой из которых будет весьма скромной. Предполагая, что в поддержке Партии реформ особых изменений ожидать не приходится, она окажется на голову выше всех остальных, и их место в самом центре партийной системы будет обеспечено. Любое внутренне брожение у центристов служит, в перспективе, в первую очередь, интересам Партии реформ, и реформисты сознают это лучше, чем кто-либо другой. Если бы они могли, они сами подбросили бы огоньку в этот костер.

Предыдущим переломным сдвигом нашей партийной системы было самоубийство Народного союза и "зеленых", что отрыло дорогу консерваторам-народникам и Свободной партии. Такого результата никто и предположить не мог. Точно так же сейчас невозможно предположить, что станет результатом внутреннего брожения в Центристской партии. Однако можно быть уверенным, что в активной политике Сависаару места уже нет. Но до тех пор, пока его имя можно вставить в избирательный бюллетень, найдутся в партии люди, которые постараются обратить это в маленькие победы, даже если в перспективе это может означать большое поражение. Но сам Сависаар — боец, который и в такой ситуации добровольно не отступит.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии