"Свободная пресса" оторвалась по полной

 (810)

"Мы сознательно пригласили только таких журналистов, а не прокремлевских, чтобы не превращать обсуждение в спектакль", — так устами главного редактора журнала "Дипломатия" Кадри Лийк "демократическая" Эстония впервые публично озвучила свой весьма оригинальный подход к одному из демократических принципов — принципу плюрализма мнений.

Между тем, на конференцию "Будущее свободной прессы в России" зазывали под лозунгом "Россия в опасности! Может ли Эстония помочь?", что вселяло надежду на то, что будут представлены самые разные точки зрения.

Познер резал правду-матку

"Когда мне предложили поучаствовать в конференции, я задал себе вопрос, какова цель этого мероприятия, почему оно проводится в Эстонии, и ответа до сих пор не нашел, — признался ведущий программы "Времена" на Первом канале Владимир Познер. — Спросил бы Андруса Ансипа, жаль, что премьер-министр так быстро ушел".

В своем анализе, как он подчеркнул, журналиста-практика, Познер отметил, что горбачевская эпоха породила новый для России тип журналиста–героя, то есть журналиста, который говорит и пишет, что думает он сам, а не та или другая сторона. Могущество такой прессы раскусили олигархи, быстренько разобравшие телеканалы, на которых журналисты стали обслуживать их интересы. И хотя печатная пресса и радио в России, в целом, свободны, но уже и власть особенно не скрывает — кто контролирует федеральные телеканалы, тот контролирует страну. Телевидение в России разное, но все государственные каналы передают одинаковую информацию. Кстати, Познер привел пример из реалий американского ТВ: "Против официальной политики США в Ираке высказались всего трое тележурналистов. Их уволили. Но нас всех это почему-то не волнует".

ТОП

По словам Познера, программу "Времена" не трогают, и он не стал бы мазать все черным цветом: "Я не очень понимаю, куда пойдет телевидение, хотя все больше разговоров (и в послании президента содержится намек) о необходимости создания общественного телевидения".

Известный тележурналист не считает правильным разъезжать по миру, чтобы ругать страну, в которой работаешь. Другое дело — объяснять. Тем не менее, в новостях TV3 он прямо заявил: "Конференция не даст объективного представления о том, что творится в России и российской прессе. Вы пригласили только тех, кто будет говорить то, что вам хочется услышать: как все плохо, как все ограниченно, как мы нуждаемся, как хорошо, что в Таллине…".

Каким ему представляется тот факт, что Эстония озаботилась будущим свободной прессы в России, — интересным, забавным, тревожным, каким-либо еще? "На самом деле забавным, — последовал ответ. — Но я так давно не был в Таллине, что с удовольствием проведу здесь время". Участвовать в "забаве" Владимир Познер не стал, и после выступления в зале его больше не видели.

Взгляд из Центра Карнеги

А задуманный организаторами тон мероприятию задал Андрей Рябов из Центра Карнеги, рассказавший о формировании новых контуров российской идеологии и СМИ. Это, как он выразился, идеология нового изоляционизма, или полуизоляционизма. По мнению Рябова, зиждется она на двух основных тезисах, по всем каналам "скармливаемых" народу. Первый тезис: Россия — это остров, окруженный многочисленными недругами, мечтающими о его территориальном разделе. Второй: для России характерна суверенная демократия, не привносимая извне, при которой Россия будет твердо отстаивать свою самобытность, не отвергая, впрочем, мировой демократии.

Не приведя никаких аргументов, Рябов констатировал, что любые потрясения в стране — результат внутренних противоречий, а внешние факторы имеют лишь вторичный характер. Ни одно государство не хочет расчленения России. Хотят этого, наверно, лишь исламские радикалы, но у них нет государства. Не нужно-де создавать иллюзорных представлений о современном мире.

Наивно как-то для Карнеги-центра. Будто не существует геополитики, в рамках которой каждая страна печется в конечном итоге только о собственном благополучии. Из крупных игроков это дозволяется Америке. Прочим, особенно России, почему-то нельзя. Стоит дернуться — нехорошо, говорят. Вот тут и послушать бы, что по этому поводу думают, к примеру, телеведущие Александр Гордон и Михаил Леонтьев, но их, увы, не позвали.

Как организаторы аукнули — так и откликнулось

Андрей Черкизов с радиостанции "Эхо Москвы": "Соседство начинается с диалога. Россия в силу ее огромной великодержавности не умеет вести диалог — папа с мамой не воспитали. Нас пригласили к диалогу — это важно.

Главная опасность для нас — серые, замшелые шинели у власти. Цензуры в ее классическом понимании нет, но есть и усиливаются договорно-административная цензура и самоцензура. Представляется опасной обида российских СМИ на всех — на олигархов, соседей, Европу, Америку. В русской журналистике сильна тенденция к самозапугиванию, а миру иногда и дела-то нет до России". Ну да, нет, как же. Что до обид, то, если уж следовать терминологии Черкизова, эстонские СМИ не меньше обижены на Россию и запугивают ею что есть мочи. Как говорится, на здоровье, но тогда разве есть моральное право обсуждать восточных соседей?

Дважды на конференции упоминалась Русская Православная Церковь. Сначала Владимир Познер сказал, что боязнь Запада — это ее взгляд, хотя главная опасность для России идет с Востока. Андрей Черкизов пошел еще дальше: "Свободе слова мешает, пусть не напрямую, Русская Православная Церковь и Патриарх Московский и всея Руси Алексий II — человек чудовищный по своим политическим взглядам, который ни разу не призвал защитить чеченцев". Последнее — обыкновенная ложь; только глухой не услышал бы слов предстоятеля, постоянно призывающего проявлять милость к страждущим в войнах и междоусобных конфликтах.

Олег Панфилов, директор Центра экстремальной журналистики, подчеркнул, что в России существует две журналистики. Столичная — сытая, имеющая множество способов защиты в виде иностранных журналистов, представительств. И совершенно беззащитная — провинциальная. Проблема российской региональной прессы — это поголовная правовая безграмотность. Отсюда одна из форм наступления властей на свободу слова — юридическое преследование журналистов в уголовном порядке и посредством гражданских исков. Так и сложилось бы впечатление, что вся пресса "белая и пушистая", если бы через наводящие вопросы не удалось выяснить, что в половине случаев журналисты действительно виноваты. А по фактам доказанного нападения на них делу не дается ход не потому, что прокуратура не принимает заявлений, а потому, что сами потерпевшие не идут в прокуратуру.

Почти все преподносимые докладчиками эпизоды из российской действительности вызывали в зале отнюдь не дискуссию, а истеричный или снисходительный смех. Такая, видно, была задача — и у инициаторов конференции, и у гостей. Нечего сказать, конструктивный подход.

В России все, как у всех, но все равно хуже

Являются ли тренды в российских СМИ угрозой для Европы? Нет, считает главный редактор русской службы BBC Константин Эггерт. Тему противоречивого отражения Запада в российской прессе он связал с метаниями в российской внешней политике, которую отличает, с одной стороны, ненависть к Западу, с другой — равнение на него. По убеждению Эггерта, Россия находится сейчас "в супермаркете идей", и картина окружающего мира в СМИ все же относительно многоцветна.

И впрямь, послушав те же выступления на конференции, просто нельзя было не убедиться — в России нет недостатка в том, что принято называть свободой прессы. Все посетившие Таллин дамы и господа, а также их отнюдь не прокремлевские издания, радиостанции и телеканалы работают и весьма успешно. Что касается свободы слова, то хорошо бы разобраться, что это вообще такое, но, так или иначе, властям предержащим это словосочетание не по душе — никогда и нигде. Если рассуждать дальше, власть и не должна любить прессу, пресса и не должна любить власть. Это нормально, и никто не обещал, что будет легко.

Однако эстонцам все не дают покоя, по выражению Кадри Лийк, странные представления русских о мире. "Очень трудно объяснить, что русские политики особенно не говорят и не думают, — с ироничной улыбкой отметила Лийк. — А эстонцы так остро высказываются о России не из-за страха. Мы представляем, что у нее за проблемы и как их решить. Мы должны исходить из того, что Россия сама заявила, что хочет быть демократической, и мы могли бы помочь. Позиция стран Балтии в отношении России довольно трезвая, и на ее базе можно создать новую политику для Запада". Опять предельно откровенно. Впрочем, чтобы помочь (если попросят!), надо, как минимум, захотеть понять. Конечно, не с помощью пропагандистских междусобойчиков, где все видится под одним углом.

И, все-таки, почему такую конференцию провели, и провели именно сейчас? Полагаю, это связано с тем, что в последние месяцы российские СМИ уделяют Эстонии невиданно большое внимание, но большинство пишет, говорит и показывает не так, как угодно Эстонии. Значит, надо трубить, что это результат зажима свободы слова, а для усиления эффекта делать это не своими, а настроенными "как надо" российскими голосами.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии