Самоуправство и защита собственности

 (3)
_MG_4411
Foto on illustreerivFoto: Sven Arbet

24 ноября на портале Delfi была помещена статья юриста Eesti Õigusbüroo Мерике Роосилехт, в которой говорилось о том, что в квартиру женщине пришли гости мужчина и женщина и, злоупотребляя её гостеприимством, самоуправно сменили замок и заняли ее квартиру. Произошло это в тот момент, когда хозяйка ушла в магазин. Таким образом, владелица квартиры, не по своей воле, оказалась на улице и ”пять месяцев скитается, ночуя ”на скамейках и в чужих подъездах домов”.

Этот вопиющий факт, как мне представляется, не должен остаться незамеченным и ему следует дать правовую оценку. Люди должны знать свои возможности и права и защищать себя от подобного рода недобросовестных ”гостей”.

Самоуправство, (а по-другому это назвать невозможно) должно пресекаться законом, но как видно из статьи Мерике Роосилехт, этот инцидент никого не затронул и остаётся до сих пор не решённым. Почему? На этот вопрос ответить нелегко, ибо названные выше ”гости” вошли в жилое помещение с разрешения собственника, поэтому обвинить их в незаконном пребывании в квартире нет достаточных оснований.

Но есть прецедент. Например, произвольный факт замены замка, что надлежит квалифицировать, как самоуправство и умышленное завладение чужой собственностью. Причём, произошло это в результате обмана и злоупотребления доверием. Пострадавшая, в данном конкретном случае не знала и не могла знать о подлинных намерениях своих ”гостей”.

А ”гости”, умалчивая об истине своих корыстных целей и мотивов, сознательно совершили противоправное деяние, завладев чужим имуществом без правовых документов. При таких обстоятельствах права на распоряжение имуществом, как своим собственным, должно рассматриваться как мошенничество. Ибо предметом мошенничества, является завладения чужим имуществом путем обмана и введения в заблуждения. В данной ситуации произошёл скрытый обман, и потерпевшая не могла знать о подлинных намерениях своих ”гостей”.

По закону Пенитенциарного кодекса завладение чужой движимой вещью и обращение ее в свою пользу (а данные лица слали её в аренду и получают доход) ,- наказывается в уголовном порядке. И преступление считается оконченным, когда виновный имеет возможность пользоваться и распоряжаться этой вещью по своему усмотрению (ч. 1 ст. 201 — Присвоение, ч.1 ст. 209 — Мошенничество, ч. 1 ст. 2172 — Злоупотребление доверием).

Если выше изложенные юридические факты неубедительны, и они не могут повлиять в принятии решения для возбуждения уголовного дела ,то что же остаётся предпринять в такой ситуации? Ведь человек лишился владения своей квартиры и ему чинятся препятствия, которые невозможно охарактеризовать иначе, как явное самоуправство? В Законе о вещном праве есть такое понятие, как самозащита. В нём говорится, что ”владелец может защищать свое владение от самоуправства с применением силы, при этом, не превышая пределы необходимой обороны (ч. 1 ст. 41). И далее. ”Если движимая вещь самоуправно отбирается у владельца втайне или с применением насилия, то владелец имеет право немедленно отобрать движимую вещь у застигнутого на месте или преследуемого лица, совершившего самоуправство (ч. 2 ст. 41).

Возникает вопрос: чем отличается квартирная собственность от любого иного владельца вещи? И почему она не может защищаться подобным способом? Ведь собственность — это юридическая власть собственника над принадлежащей ему вещью. И эта собственность в данный момент, захвачена недобросовестными лицами, путём обмана и злоупотребления доверием собственника.

Право собственника квартиры на самозащиту, как мне представляется, такое же неотъемлемое право, как и титульного владельца земельного участка и его движимости.
Владелец или собственник квартиры, на мой взгляд, вправе защищать свое владение от самоуправства с применением силы, не превышая, при этом, пределы необходимой обороны. Это означит, что согласно ч. 1 ст. 28 Пенитенциарного Кодекса деяние не является противоправным, если лицо отражает непосредственно противоправное посягательство на его юридические блага, то есть на права его собственности. Лицо, признается превысившим пределы необходимой обороны только в том случае, если оно намеренно или с прямым умыслом явно недооценило опасность посягательства.

Foto: Andres Putting

ТОП

При таком положении, в каком оказалась пострадавшая, (потерпевшая) нет иного выхода, кроме как пойти на крайние меры. Ведь не ночевать же пять месяцев в подъездах?! Но как видим, полиция ничего криминального в действии этих лиц не усмотрела и ограничилась репликой, дескать, ”в квартире должно хватить места и хозяйке”. Не правда ли забавно!? Но забавнее другое, что в Эстонском законодательстве, отсутствует норма права ответственности противодействию самоуправству. Что и порождает правовой бытовой нигилизм, приводя к самоуправству.

И получается, что путем обмана и мошенничества можно легко завладеть чужой квартирой. Для этого стоит войти в доверия хозяйки, разжалобить её и преспокойненько жить, чувствуя себя в безопасности при запертой двери.

Ведь женщина, как пишет об этом Мерике Роосилехт, боится идти в свою квартиру, значит её, что-то предостерегает. Значит, следовало бы подробно разобраться во всем, а не ссылаться на ”устный договор найма”. (Возможно, он ничтожен). Ведь на лицо все признаки угрозы и насилия, поэтому потерпевшая и не решается переступить порог своей квартиры, предчувствуя неладное. Сам факт такого поведения должен был бы насторожить полицию.

Но, увы и ах!

Что же предпринять в таком положении? Я бы поступил так: пригласил бы двух понятых из соседней квартиры или членов правления Квартирного товарищества, взломал бы замок, вызвал полицию. Она должна засвидетельствовать факт неправомерного нахождения в помещении данных лиц, установить их личные данные, и в случае обнаружения правонарушения потребовать в добровольном порядке покинуть квартиру.

И в завершение своего резюме, хотелось бы коснуться и такого вопроса: может быть стоит упростить порядок и способ защиты нарушенного права собственности? Например, мерами административного выселения с санкцией прокуратуры!

Это стало бы значительным шагом в деле подобного инцидента. Ведь если рассчитывать только на судебную защиту, на которую ссылается юрист Мерике Роосилехт, то эта процедура, по её же словам, может длиться до трех месяцев. (А то и более!). К тому же, при обращении в суд бремя доказывания виновности в совершении мошенничества или самоуправства ложится на истца или потерпевшего.

Найдутся ли у нас адвокаты, которые будут согласны взять на себя защиту на условиях pro bono, то есть оказания юридической помощи на безвозмездной основе? Ведь суд у нас дорогой и доступен только богачам.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии