Покалечить могут и в больнице: из-за плохо установленной канюли женщине пришлось перенести 13 операций

 (65)

Покалечить могут и в больнице: из-за плохо установленной канюли женщине пришлось перенести 13 операций
Foto: MK Estonia

Жительнице Таллинна Наталье (37) делали операцию на животе. Однако из-за неудачно установленной канюли у нее началось и воспаление на руке. В итоге — 13 операций, пересадка кожи и мышц с ног. ”Я как будто с войны вернулась, — говорит она. — До сих пор полуживая от огромного количества антибиотиков, которые мне вкололи, от этих бесконечных операций и наркозов”.

Однако клиника свою вину в случившемся не признает. А Комиссия оценки качества медицинских услуг сначала встала на сторону Натальи, а потом вдруг изменила свое мнение. Подробности этой шокирующей истории выясняла ”МК-Эстония”.

14 февраля этого года Наталья обратилась в Клинику восстановительной хирургии (Taastava Kirurgia Kliinik) при больнице ”Магдалеэна”. Ей до этого делали пластику живота, нужно было привести в порядок шрам после операции, и в этом плане у нее к врачам претензий нет.

ТОП

”Они спасли мне живот, и я очень им за это благодарна! — не скрывает Наталья. — Но медсестра, которая устанавливала канюлю, сделала это так больно и неудачно, что я буквально сразу же стала жаловаться на неприятные ощущения”.

Есть, но нет

По словам Натальи, о своем дискомфорте и боли она говорила медсестрам на протяжении пяти дней.

”Никто ничего не предпринимал, — возмущается она. — Одна вообще 15 февраля сказала: ”Ну мы же вам не будем каждый день канюлю менять”. Хотя канюлю должны менять, если со стороны пациента есть жалобы”.

В итоге что-то начали делать, когда рука опухла и побагровела до локтя, а у Натальи резко поднялась температура.

”Канюлю через пять дней все же сняли, и мне положили на руку какую-то мокрую тряпку”, — говорит женщина. Потом в бумагах она прочитала, что это был алкогольный компресс.

Она стала просить, чтобы ее посмотрел врач, но так как был выходной, то, по ее словам, в пределах досягаемости был только дежурный анестезиолог.

”Когда он подошел и увидел мою руку, он изменился в лице и выругался матом, — описывает Наталья. — Потом спросил: ”Это что такое?” Я отвечаю: ”Это канюля”.

Врач поговорил с медсестрами, и женщине дали антибиотик. Она пропила их целый курс — не помогало. Температура по-прежнему держалась, в руке образовалась большая гнойная шишка. В итоге врачи решили ее проколоть, гной выпустить, и все там прочистить.

Но после этого лучше не стало. Рука Натальи по-прежнему была сине-багровой. Сделали еще один разрез, снова все прочистили. Не помогло.

”В итоге живот, который оперировали, уже давно зажил, но возникли проблемы с рукой из-за плохо установленной канюли”, — возмущается женщина. И вместо нескольких дней в больнице она провела там почти месяц.

В начале марта ее выписали. Она приходила в клинику на перевязку, и, по ее словам, доктор сделала еще одну операцию в попытке прочистить и убрать из руки воспалившиеся ткани.

”После операции я подошла к дежурному столу и попросила обезболивающее, — описывает ситуацию женщина. — На что мне ответили, что дать его не могут, поскольку меня здесь как бы нет. ”Как это нет?” — спросила я. ”Ну, вы есть, но по компьютеру вас здесь нет”, — ответила медсестра”.

Однако эта операция тоже не особо помогла, и сделали еще одну. Которую также, по словам женщины, не провели по компьютеру. И она стала подозревать, что ее случай пытаются скрыть и утаить от руководства.

”Само заживет”

”Когда я пришла на перевязку, доктор Олави Васар на мои жалобы, что у меня по-прежнему все болит, сказал: ”А, у вас все время все болит! Это называется синдром Мюнхгаузена”, — описывает возмущенная женщина.

Она потом погуглила и выяснила, что синдром Мюнхгаузена — это психическое расстройство, при котором человек симулирует, преувеличивает на глобальном уровне или искусственно вызывает у себя симптомы болезни, чтобы подвергнуться медицинскому обследованию, лечению, госпитализации, хирургическому вмешательству и так далее.

”То есть у меня после неправильных действий их медсестер воспаление в руке, абсцесс, а они меня еще оскорбляют, что я симулирую! — негодует дама. — А в другой раз мне врач сказала, что само заживет!”
В итоге она обратилась в отделение неотложной помощи в Северо-Эстонской региональной больнице, где руку в тот же день прооперировали и сказали, что внутри начался некроз.

”Еще бы неделя-две, и началось бы общее заражение крови, мог бы быть даже летальный исход. В лучшем случае осталась бы без руки”, — описывает шокированная Наталья.

Но операция не привела к ожидаемому результату. Ей сделали еще одну операцию, потом еще одну. И еще.
”Когда сняли бинты, то я увидела в руке огромную дыру. Наружу торчали сухожилия и прочее. Врач сказал, что кладет меня в больницу. Неделю капали антибиотики, чтобы подготовить руку к пересадке”, — описывает женщина.
Пересадка была сложная, делали три хирурга. Не прижилось. Повторили. Не прижилось.

”Брали с внутренней части руки большой кусок с сосудами, венами, мыщцами. Сверху рука заживала быстро, а вот место, откуда брали, не поддавалось лечению. Брали кожу с ног, мышцы оттуда же — без толку”, — перечисляет то, что предпринимали врачи, чтобы спасти ей руку, Наталья.

В итоге врач нашел решение и натянул кожу на руке так, чтобы она покрыла рану. Три недели женщина провела в гипсе, но это помогло, и Наталья пошла на поправку.

”Но по иммунитету был нанесен огромный удар, — констатирует она. — Все эти бесконечные антибиотики и наркозы привели к тому, что посыпались здоровые зубы и начали выпадать волосы. Я была еле живая”.

И больше всего ее возмущает, что когда она между операциями пришла в Клинику восстановительной хирургии на прием к своему доктору, там был и врач Андрес Лоог, который отреагировал на ситуацию весьма странно.

”Не глядя на меня и покачивая ногой, он нехотя сказал, что такое бывает, и скоро все заживет”, — описывает беседу Наталья.

Сегодня да, а завтра нет

В итоге возмущенная женщина обратилась к юристу, который сначала отправил письмо клинике. По ее словам, на письмо юриста в клинике не ответили. Тогда они с юристом подождали месяц, ответа все не было, и в мае написали в Комиссию оценки качества медицинских услуг.

Комиссия, ознакомившись с документами и позициями обеих сторон, пришла в июле к выводу: канюля пробыла в вене пять дней, или 120 часов. А по нормам ее нужно менять каждые 72 часа. Или 96 часов, если жалоб со стороны пациента нет.

”В данном случае канюлю держали в вене дольше, чем позволяют предписания, что можно счесть ошибкой”, — говорится в заключении.

Воодушевившись этим решением, Наталья с юристом составили второе письмо в клинику, где потребовали, в связи с тем, что комиссия выявила ошибку, возмещения морального и материального ущерба в размере 10 00 евро.

”Я из-за всех этих операций потеряла хорошую, высокооплачиваемую работу, — говорит женщина. — И теперь мне даже не на что вставить зубы и провести восстановительное лечение”.

На что получили ответ, что клинике очень жаль, что комиссия приняла такое решение, но своей вины они не видят и хотят отправить дело на пересмотр.

В итоге комиссия согласилась по ходатайству клиники рассмотреть дело заново.

”И вдруг всплывают показания медсестер! — рассказывает Наталья. — Две бумаги написаны от руки, третья напечатана по-эстонски, хотя медсестра русская, и там от руки стоит лишь ее подпись. И именно эти показания вдруг становятся ключевыми. Там говорится, что канюлю поменяли на следующий же день после поступления в больницу, 15 февраля. Таким образом они попадают в положенные 96 часов. И комиссия вдруг кардинально меняет спустя четыре месяца свое решение!”

Женщина убеждена в том, что, возможно, одна из медсестер не сама написала свои показания, а кто-то это сделал за нее, ей просто дали подписать. И то, что показания всплыли вдруг, после того, как клиника настояла на пересмотре дела, ей тоже кажется странным. Она даже не исключает, что, возможно, их могли принести в комиссию позже, чтобы повлиять на исход дела.

”Причем в одной из бумаг даже имя мое указано неправильно, — возмущена женщина. — Я Наталья, а там пишут, что я Светлана. Как можно доверять таким показаниям? И как комиссия, казалось бы, серьезный орган, где сидят серьезные люди, которые решают серьезные дела, может не заметить столь важные показания?”

Она решила обратиться в СМИ потому, чтобы пре-дупредить других людей. Чтобы были осторожнее с этой клиникой. Ведь многие думают, что если платно и дорого, то качественно. А на деле получается, что медсестры даже не знают элементарных правил и не прислушиваются к пациентам.

”У меня ноги все исполосованы, — вздыхает женщина. — Везде шрамы и швы. Как будто я вернулась с войны…”

Она вспоминает, что уже когда лежала в Северо-Эстонской региональной больнице, медсестра ей сказала: ”Сама дура. Если так болело — взяла бы и вытащила эту канюлю”.

”Если бы я знала, что так будет, конечно, я бы ее сама вытащила, — подчеркивает Наталья. — Но больше всего меня возмущает эта система. Когда врачи покрывают друг друга. А врачебная комиссия принимает решения, противоречащие друг другу, и не замечает важные документы”.

”Такое первый раз”

Председатель Комиссии по оценке качества медицинских услуг Марика Вяли поясняет ситуацию с двумя кардинально разными решениями, ими вынесенными, так: причины, которые могут вызвать инфекционное осложнение, очень разные. В организме могут возникнуть различные воспалительные процессы, и в данном случае это не связано со сменой канюли. Задним числом невозможно выявить причину абсцесса и ход дальнейшего лечения, посколько оно было весьма сложным. И важную роль в данном случае сыграл и режим, который должен был соблюдать пациент.

Что же касается внезапно всплывших показаний трех медсестер, то Вяли заверяет, что эти документы сфабрикованы не были.

”Клиника восстановительной хирургии отправила все бумаги сразу, 20 июня. И потом никаких документов комиссии они не предоставляли, — говорит Марика Вяли. — По международным предписаниям канюлю нужно удалить в течение 72–96 часов. К сожалению, когда составляли экспертное заключение, не обратили внимания на объяснение медсестры, согласно которому канюлю поменяли 15 февраля и удалили 19 февраля. Таким образом, канюлю не держали там дольше положенных 96 часов”.
По ее словам, перед пациентом и клиникой извинились и решение скорректировали.

”Такое у нас первый раз за все время, пока я председатель данной комиссии, — заверяет Марика Вяли. — Закон позволяет нам пересматривать один и тот же случай, только если были выявлены новые обстоятельства. Но так как комиссия выносит свои решения на основании официальных врачебных документов, которые задним числом изменить нельзя, то и возникновение новых обстоятельств, когда, например, представляют дополнительные медицинские доказательства или другие объективные данные, бывают редко. Мы еще раз извиняемся перед пациентом за возникшую ситуацию”.

”Сама виновата”

В Клинике восстановительной хирургии сказали, что смогут прокомментировать ситуацию, когда получат от Натальи письменное разрешение на предоставление СМИ личных данных. Такое разрешение она клинике отправила, но лаконичный комментарий лечебного учреждения свет на эту историю не проливает.

”Экспертная комиссия по оценке качества медицинских услуг расследовала случай Натальи и ошибок не установила. Согласно законам ЭР, у пациента есть право обращаться в следующие инстанции.

Обсуждение деталей лечения в СМИ Клиника восстановительной хирургии считает неоправданным”, — вот что получила газета в ответ на свои вопросы.

Из документов, представленных в комиссию, следует, что медперсонал ничего не нарушил, канюлю поменяли на следующий день и убрали, когда у пациентки поднялась температура, после двух чисток и перевязок Наталья пошла на поправку, а в том, что началось воспаление, виновата не канюля, а несоблюдение пациентом режима.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии