Отрывок из книги о Яаке Йоала: о дуэтах с Марью Ляник и Софией Ротару

 (43)

Jaak Joala
Jaak JoalaFoto: Pressimaterjal

Книга Пааво Кангура о Яаке Йоала теперь увидела свет на русском языке. Ее название в русском варианте — строчка из песни — "Сколько лет прошло, но помним я и ты". Delfi публикует очередной отрывок из книги о легендарном артисте.

ВРЕМЯ ДУЭТОВ

В 1980-е годы сорокалетний на тот момент нью-йоркский поэт Гэрри Коффин и композитор из чикагских маклеров Майкл Мессер написали нежную балладную композицию ”Tonight, I Celebrate My Love” (”Сегодня я праздную свою любовь”). Ее записали и, прославившись, пели дуэтом Пибо Брайсон и Роберта Флэк. Эта песня впечатлила Марью Ляник, занимавшую тогда с Анне Вески во всесоюзном хит-параде поп-певиц четвертое-пятое место. Перед ними были, естественно, Алла Пугачева и София Ротару, а за ними шла Людмила Сенчина, с которой Яак был вместе в Сопоте. Сам Яак Йоала в тот период входил в первую пятерку певцов Союза, но не был ни первым номером, ни вторым.

Читайте также:

Марью Ляник: ”Иногда композиторы ищут и выбирают певцов, иногда певцы ищут композиторов и поэтов. В этот раз я обратилась к поэтессе Леэло Тунгал с англоязычной песней ”Tonight, I Celebrate My Love” и попросила сделать перевод. Она пишет бесподобно и раньше мне тоже делала очень хорошие тексты. Отнесла ей песню на кассете в Кукольный театр. Перевод получился чудесным, и мне сразу пришла в голову мысль, что это можно бы исполнить с Яаком Йоала. Мы были знакомы уже много лет, познакомились в 1975 году в Госфилармонии, когда меня туда позвали на конкурс и выбрали солисткой. Потом мы выступали на одной сцене, например, в 1982 году в Казахстане. Встретились с Яаком в филармонии, где мы работали, и я рассказала о своей идее. Яаку мысль понравилась, он согласился. Он не часто занимался такими делами, и еще фантастичнее было то, что он сразу проникся этой идеей. Затем я обратилась к редактору Эстонского радио Тийу Круус, которая нашла время для записи. Руководитель моего ансамбля ”Контакт” Микк Тарго сделал фонограмму, и мы так с Яаком и стояли друг напротив друга во второй студии Эстонского радио. При записывании дуэта части песни поются отдельно, но мы пели свои партии попеременно и, записываясь, смотрели друг другу в глаза. Так родилась несравненная эмоциональная составляющая песни. Записались очень быстро, видимо, всего за два или три дубля. Я придумала исполнить песню в отеле ”Олимпия”, Микк и Яак заканчивали в студии ее оформление и через несколько часов принесли мне послушать. Мы все искренне радовались песне ”See öö on armastuse aastapäev” (”Эта ночь — годовщина любви”), так как понимали, что это большой успех. Затем в один прекрасный день режиссер Тойво Кестер сообщил, что будем делать на песню клип. Записали его в том же 1984 году, осенью. Студия была художественно оформлена: окно, гардина, развевающаяся на ветру, стол, письмо на столе. На мне было белое платье с дерзко оголенными плечами. Вошел Яак, тоже весь в белом, откуда-то появилась на столе красная роза, так это видео и создалось. С Центрального телевидения пришла заявка на две персональные передачи со мной и с Яаком, а этот клип включили в съемки Яака, и это было замечательно. Передачу с ним собрал собрал Тойво Кестер. Мои съемки, где я пела три песни на эстонском и три на русском языке смонтировал режиссер Тоомас Лепп. Передачи ”Новые песни Яака Йоала” и ”Поет Марью Ляник” шли в новогоднем эфире Центрального телевидения совсем рядышком. Этим дуэтом Яак готов был выступать и позже, например, в 1987-м мы спели вместе в Москве, в концертном зале ”Россия”, это выступление записано Центральным телевидением. Летом 2010 года на состоявшемся по инициативе Пеэпа Веэдла юбилейном концерте ”Яак Йоала 60” в Кясму я исполнила эту песню уже с Иво Линна, в одном из концертов также с Антти Каммисте. Позже исполняла ее и с Танелем Падаром, впервые в передаче ”Laula mu laulu” (”Спой мою песню”) в 2014 году. Прекрасно, что эта песня продолжает жить. Артисту нелегко найти хорошую песню. В России после концерта порой выстраивалась за дверью очередь песенников, но это еще не значит, что там можно было найти подходящую песню”.

Ясно, что в 1984 году Москва простила Яака, и его хотели вернуть на сцену. В феврале 1985-го он пел уже в Киеве, в том же году, 15 сентября, газета ”Социалистическая Якутия” упоминала, что на фестивале ”Огни Магистрали” выступает и эстрадная группа Яака Йоала. Яак снова чувствовал себя как рыба в воде.

ЛАВАНДА

В 1984 году канадский певец Леонард Коэн написал песню ”Dance Me To The End Of Love”. В 1985 году Владимир Леонардович Матецкий, вдохновленный ею, по заказу Центрального телевидения написал песню ”Лаванда”, ставшую хитом и получившую Золотую пластинку. Редактор Центрального телевидения Алла Дмитриева, ангел-хранитель Яака, придумала и исполнителей песни: София Ротару и Яак Йоала. Это был интересный выбор — заслуженная артистка Украины и Молдавии, поп-звезда София Ротару тоже была наказана в 1983 году: после успешного турне по Канаде и записи пластинки в Торонто ей на 5 месяцев запретили выезд из СССР. В песне Леонарда Коэна ”Dance Me To The End Of Love” (”Танцуй со мной до конца любви”) — есть некий экстракт всего того, что входит во все классические песни о любви: ”Dance me to your beauty with a burning violin Dance me through the panic ‘til I’m gathered safely in Lift me like an olive branch and be my homeward dove Dance me to the end of love Dance me to the end of love”.

Эта мелодия понравилась и Центральному телевидению, и почти ровеснику Яака Владимиру Леонардовичу Матецкому, который был на два года моложе и пришел в музыку на пике битломании, в свое время даже играл на бас-гитаре. Вряд ли действия и образ мыслей редактора Центрального телевидения сильно отличались от поведения Кустаса Кикерпуу и Райво Таммика, которые штамповали песенки, вдохновившись новыми западными хитами. Иногда приходилось лишь заменять ”лала-лала-лаа-лаа-лаа” на ”нана- нана-наа-наа-наа”. В очень основательной статье Википедии о Софии Ротару упоминается, что якобы иногда певица в выступлениях за границей все же чувствовала неудобство из-за чрезмерной похожести вышеназванных песен — та же гармония, та же тональность, то же вступление. Но СССР не присоединялся к международному договору об авторских правах, и незачем было долго обсуждать, где кончается музыкальное цитирование и начинается каверизация. Даю сравнить нескольким людям ”Dance Me To The End Of Love” и ”Лаванду”, и они утверждают, что все-таки это две различные песни, обе созданные при использовании одной и той же мелодии цыганской песенки.

Тойво Унт: ”Было вполне обычным, что композитор брал за основу какой-то хит, изменял там пару ходов и делал аранжировку. Как-то джаз-саксофонист Хельмут Анико видоизменил песню Стива Уандера, и вокруг этого разгорялась нешуточная полемика”.

Рихо Лилье: ”И ежу ясно, что песни очень похожи”. Куннар Сувисте: ”Русская кадриль. Высоцкий тоже часто пользовался таким же ритмом”.

Хористка Ану Йыэсаар: ”Мотив, повторяющийся в обеих песнях одинаков, может, изначально это кусок из напева цыганского или какого-то еще народа”.

Летом 1986 года на основе этой же мелодии создал свою ”Partisani lauluke” (”Партизанскую песенку”) студенческий стройотряд в Эммасте.

Арди Пауль, один из исполнителей: ”Я же не музыкант и никогда их не сравнивал, но, скажем, что темп, определенный звуковой лад (минор) и отчасти схожая гармония есть, но все-таки они — разные песни, и припевы разные. Конечно, в октаве и на наших широтах все те же 7 белых и 5 черных клавиш, все остальное — творчество композитора. Из песни Коэна в ускоренном темпе получается же колоритная цыганская песенка, которую и мы использовали в поздних выступлениях… ох, былое!”

Какой-нибудь профессионал мог бы написать на эту тему свою магистерскую или докторскую работу. В этом случае можно сравнить песни группы ”Анималс” ”House of the Rising Sun” и ”Hotel California” группы ”Иглз”. Выводы из этих работ были бы в помощь будущим хитмейкерам. После новогоднего ”Голубого огонька” публику, пожалуй, больше всего волновало, пара ли теперь Яак Йоала и София Ротару. Фирма звукозаписи ”Мелодия” продала свыше миллиона пластинок с ”Лавандой”, но артистам досталась лишь слава. Яак и София спели эту песню вместе только раз, и оба, естественно, отрицали, что они пара.

”Любим или нет, не знаем Мы порой в любовь играем А когда ее теряем Не судьба, говорим…” ”Мы с ним познакомились на фестивале ”Песня года”. Я помню его как замечательного друга, он был очень отзывчивым человеком. Однажды вместе встречали Новый год у нас в Ялте. Это был один из самых теплых и веселых вечеров, проведенных мной в то время с друзьями”, — вспоминает Ротару в своем последнем слове о Яаке. Другом Яака Йоала был и композитор Владимир Матецкий. ”Он пришел в мир эстрады, как и я, из рок-музыки, и мы нашли общий язык. Он хорошо знал рок. Это все точно было до ”Лаванды”, — написал Матецкий в своем некрологе о Яааке. С ”Лавандой” Яак вернулся, так сказать, на арену, но он и не пропадал, пусть даже и стал опускаться в хит-парадах. Время баллад сменялось эпохой тяжелого рока, музыкальное производство России выпускало все больше и больше новых брендов. Но одной из причин нисхождения Яака было его переутомление и пресыщение.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии