Обзор эстонских СМИ от бюро Яны Тоом: когда мы выйдем из ЕС, запретим русский язык и укажем черным на дверь

 (59)
Migrandid kogumispunktis Ungaris.
Migrandid kogumispunktis Ungaris.Foto: Ester Vaitmaa

На неделе эстонские СМИ обозревали рейтинги политических партий и думали о судьбе второй пенсионной ступени, но и о русских не забывали.

Postimees публикует эссе студента Микаэля Райхельгауза ”Мечта об Эстонии” с очень симптоматичным разделом о местных русских: ”Или взять отношения с русскими. Все мы знаем, что в Эстонии много прекрасных русских и славян-эстонцев, которые великолепно интегрированы и делают большой вклад в наше общество. Недавно писали о моем друге Игоре Ахмедове, который по первому зову явился из далекой Англии на внезапные учения. Снимаю перед ним шляпу. Я очень за него горд, но вот то, о чем в прогрессивном обществе громко, наверное, не говорят: не все славяне — такие молодцы, как Игорь. Они могут не знать эстонского, они отправляют детей в русскую школу, отмечают Рождество на две недели позже и — боже сохрани — смотрят не ETV+, а Первый балтийский канал и считают, что Путин — очень крутой мужик. Но, несмотря на это, они все-таки наши люди. Они сделали сознательный выбор и остались здесь, связали свое будущее с нашей страной. И хотя они могут время от времени ныть, поверьте мне, почти все они любят Эстонию куда больше, чем Россию. Я мечтаю об Эстонии, в которой и славяне — на самом деле свои”.

Прекрасный анализ, ну или диагноз. Вопросов два: скольким людям в Эстонии надо доказывать, что местные русские — все-таки местные, а не инородцы? И сколько людей этому поверит?

Не дай русской школе зачахнуть!

Тот же портал традиционно представил статьи в защиту уничтожения русских школ. Профессор эстонского языка Тартуского университета Бируте Клаас-Ланг считает, что мы должны были последовать примеру Латвии, взявшейся выкорчевывать русское образование куда раньше, хотя, конечно, ситуации разнятся: в Риге латышей меньше, чем русских, русских районов там нет… Зато все гимназии на латышском. А мы делали действовали осторожно и делали исключения, ”вредя государственному языку”. ”Можно подождать еще 20 лет и дать русской школе зачахнуть. Но она уже чахнет хотя бы потому, что нет новых учителей. Учителя русских школ по большей части — в пенсионном возрасте. Надолго ли их хватит…”

Правда, тут же оказывается, что новые учителя хоть отчасти, но есть: их готовит тот же Нарвский колледж Тартуского университета. Клаас-Ланг с горечью описывает, как тамошних студентов педагогики пригласили на семестр в Тарту, поучиться в эстоноязычной среде, и приехали только иностранные студенты из России. ”Студент из Ида-Вирумаа не желает, не хочет или просто боится учиться на эстонском. И на работу он пойдет в русскоязычной основной школе в Ида-Вирумаа”. Ну значит — проблема частично решаема? Так же и о худших результатах русских школ в сравнении с эстонскими автор вдруг пишет, что дело не только в методе обучения — велика роль дома, родителей, социально-экономический аспект. Логично! И, выходит, эстонский язык обучения может ничего не улучшить, а то и ухудшить — нет?.. Особенно в условиях, когда — и вновь цитата — ”у нас нет учителей, материалов, исследований, действующей методики” для ”русской” эстоноязычной школы.

ТОП

Фразу ”скоро мы не сможем поддерживать русские школы” некоторые предпочитают понимать буквально. Вот гражданин Рейн Каурит пишет в письме в Õhtuleht, что, мол, детсады должны быть только эстоноязычными: ”Это очень важный, напрямую затрагивающий нашу Конституцию вопрос… Возникло две параллельных общины — эстоноязычная и русскоязычная, поддержание последней очень затратно, если учесть подготовку учителей”. Да и вообще у нас многовато групп граждан (и неграждан), поддержание которых ”затратно”: старики, дети, больные… Надо и с ними что-то сделать. Гражданин Каурит наверняка скажет, что такие выводы делать нельзя, потому что… А почему, собственно? ”Русскоязычный” — неотъемлемое свойство человека, такое же, как возраст и состояние здоровья. И с чего бы это именно гражданину Кауриту решать, что ближнего можно менять по его, гражданина Каурита, прихоти?

Eesti Päevaleht сравнивает мнения EKRE и Партии реформ по поводу двойного гражданства. За EKRE Хенн Пыллуаас, уверенный в том, что гражданин ”обязан следовать интересам страны”, а если у стран разные интересы — Италия за санкции в отношении РФ, Россия, понятно, против, — гражданин попадает в интересное положение. Очень хочется согласится с реформистом Ханно Певкуром: ”У человека есть право на собственное мнение…” Хочется, но тут же натыкаешься на фразу ”независимо от этого, речь идет о гражданах ЭР по рождению”. А кто не по рождению — у тех, видимо, права на мнение нет. Нельзя им доверять и дозволять двойное гражданство. Родились они не от тех, прямо скажем, людей!

Как в таких условиях взаимоинтегрироваться?

Бой за миграционный пакт отгремел, статистики и журналисты подбивают итоги. Редактор ERR Тоомас Сильдам констатирует: призовые места в гонке за власть, судя по всему, займут центристы, реформисты и EKRE, но какой будет коалиция? Да, занимающие первое место центристы могут пасть (”Большая партия, разные мнения, важность сохранения лояльности русскоязычной общины, колебания эстоноязычного избирателя — всё может случиться”), а реформисты — подняться (”для этого им надо вернуть либеральным избирателям веру в то, что Партия реформ придерживается прежних ценностей”), но главный фактор тут — неспособность реформистов представить себя как глядящую в будущее альтернативу власти под водительством центристов.

EKRE, продолжает Сильдам, стоит не радоваться своим 20%, а думать о 50%, считающих себя принципиальными противниками этой партии. Соцдемы не смогли объединить под своими знаменами противников EKRE — может быть, потому что сменили тон на назидательный, а людей это раздражает. И ”Отечество” никакими победами похвастать не может…

Редакция Õhtuleht комментирует сокращение дистанции между EKRE и реформистами до 3%. ”Дело не только в четких мессиджах EKRE и успешной мобилизации ее сторонников: реформисты в том же самом слабы… Было бы неверно связывать падение рейтинга Партии реформ только с миграционным пактом, тренд наметился до того”. Одна из причин — неспособность Каи Каллас заявить о себе как о лидере, другая — отсутствие тем: ”Какие новые мысли связываются с партией, кроме уменьшения социального налога?.. Значительная часть общества поняла: центристское правительство — не худшее, что может случиться с Эстонией. Запугивать избирателя центристами уже недостаточно”.

О том же — политолог Ахто Лобьякас в Postimees: ”Буря и натиск EKRE… уронили и реформистов… В спровоцированном EKRE конфликте ценностей Партия реформ перестала иметь какое-либо значение” и сама себя вывела из игры.

Редакция Eesti Päevaleht предостерегает: ”Пусть EKRE раскол общества не заботит — но другие партии подыгрывать ей не должны. Есть темы, которые для нас важнее… Что делать, чтобы наши доходы не оставались на уровне 3/4 от средних по ЕС? Как лучше всего взаимно интегрировать народы Эстонии? Как сделать так, чтобы не вымерло село? Как спасти здравоохранение? Как избавиться от звания самого крупного загрязнителя Европы?”

Будущее EKRE не так уж светло: политолог Юхан Кивиряхк на ERR не видит, что могло бы заставить ”победителя будущих выборов заключить непредсказуемый союз” с этой партией. А тут еще заявление Мартина Хельме — мол, мнение можно отстаивать и силой, — напугало журналиста Delfi Йоозепа Тикса: ”Полицию и армию им доверять не стоило бы… Как вы думаете, когда EKRE скажет, что в стране порядок и можно успокоиться? Когда Эстония выйдет из ЕС, закроет границы, отменит Закон о сожительстве, запретит русский язык, укажет черным на дверь, защитит традиционную семью и запретит, скажем, разводы — тогда жить будет хорошо?”

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии