Кристина Каллас: EKRE — песня о ”старых добрых временах”, но проблем Эстонии они не решат

 (46)
Kristina Kallas
Tartu Ülikooli Narva Kolledži direktor Kristina Kallas, üks liikumise "Eesti 200" algatajatest.Foto: Madis Veltman

Эстонии они не решат 

Явление EKRE на эстонском политическом ландшафте одновременно интересно и удивительно.

Интересно потому, что большая поддержка EKRE среди избирателей свидетельствует о том, что люди не довольны нынешним руководством страны и принимаемыми в Эстонии решениями. Недовольство является следствием процесса выхода из экономического кризиса, потому что, несмотря на экономический рост, вера людей в улучшение их жизни не восстановилась до докризисного уровня, а глобальные кризисы — миграционный, брексит, — еще больше усугубили неопределенность относительно будущего.

Неуверенность, вызванная недавним экономическим кризисом, — это та эмоция, которая помогла ЕКRЕ отобрать сторонников у по очереди побывавших у власти партий. EKRE обещает светлое будущее и чувство уверенности. Курьез в том, что в качестве решения они предлагают вернуться в ”старые добрые времена”, а не двигаться в будущее. Это хороший психологический трюк, потому что все люди помнят эти ”старые добрые времена”, когда трава была зеленее, а небо — голубее. Только это всего лишь мера успокоения, и в реальности не приведет нас к светлому будущему.

Читайте также:

Удивительным является то, что, несмотря на противостояние Европейскому союзу, стремление изолировать Эстонию от остального мира, стремление подвергнуть сомнению либеральные свободы личности и желание заменить их нормативными социальными предписаниями, EKRE удалось разыграть свою карту на этих выборах в качестве потенциального партнера большинства политических партий. Только Социал-демократическая партия четко заявила, что они с EKRE в союз не вступят, в то время как остальные избегают прямого ответа на этот вопрос.

Две партии, традиционно противостоящие друг другу во время избирательных кампаний: партия Реформ и Центристская партия, упрекают друг друга в завуалированном снисхождении к мировоззрению EKRE, и победителем окажется тот, кто сможет в большей мере ”испачкать” противника в EKRE. В течение последних недель партия Реформ утверждала, что Центристская партия готова сформировать коалицию с EKRE в случае победы на выборах, то же самое утверждали Центристы в отношении партии Реформ. Беспокойство вызывает то, что подозрения обеих сторон небезосновательны. Позиция партии Реформ по этому вопросу до сих пор остается неясной. Во время последних выборов в местные органы самоуправления Кристен Михал сказал, что он не видит проблемы в сотрудничестве с EKRE в Таллинне. В высказываниях нового председателя партии Каи Каллас о сотрудничестве с EKRE нет никакой конкретики.

Основной вопрос, который возникает с аналогичными партиями протеста повсюду в Европе, заключается в том, как вообще их рассматривать? На мой взгляд, существует три концепции. Первая рассматривает EKRE в качестве своего рода монархистов, то есть мы имеем дело с хорошо продуманной театральной постановкой, участники которой наслаждаются действием, при этом, не имея особых политических амбиций.

ТОП

Другой подход к EKRE выглядит примерно так: пусть они сейчас делают, что угодно, и, хотя их видение будущего ужасает, об этом рано еще беспокоиться. Как только им удается войти в коалицию, с ними быстро справятся, их взгляды сроднятся со взглядами основных политических партий, и, следовательно, они не смогут более удовлетворять своего избирателя, и таким образом, их феномен растворится. Именно такая судьба ждала партии протеста во многих европейских странах, будь они партии левого или правого толка. То же произошло, например, с партией Истинных финнов в Финляндии.

Третий, но маловероятный сценарий, заключается в том, что эта партия протеста пришла, чтобы остаться. Таковыми считают немецких экстремистов из партии ”Альтернатива для Германии” (АдГ) и движение Ле Пен во Франции, хотя последние не преуспели в недавних выборах. Этот подход говорит нам о том, что радикальные партии постоянно балансируют на грани нормальности, продвигая потихоньку свое видение будущего, постепенно меняя шкалу ценностей общества, и к тому моменту, когда они добираются до власти, общество уже так сильно изменилось, что сегодняшние радикалы завтра расцениваются как норма. Так произошло в Венгрии и Польше.

Анализа последнего сценария мало в эстонских СМИ. Почему мы не решаемся или не желаем проанализировать, может, позиции EKRE потихоньку укореняются в обществе, и Эстонию ожидает то, что через несколько лет мы обнаружим, как либеральные ценности для нас больше не важны и что мы как общество готовы поддержать политические решения, которые отдаляют нас от либерально-демократического порядка? На мой взгляд, это очень важный вопрос, чтобы понять, с какого рода феноменом мы имеем дело в лице EKRЕ.



Эстонию ”штормит”, и еще как. Народ Эстонии, как я писала выше, на самом деле чувствует, что либеральный режим не смог дать им чувства безопасности относительно будущего. В то же время, сменяющие друг друга партии, поскольку они сами являются архитекторами нынешней ситуации, не хотят признавать тот факт, что в Эстонии на сегодняшний день существуют серьезные проблемы. Никому нет дела до страхов эстонского народа, связанных с отсутствием чувства безопасности в отношении будущего, все сосредоточены лишь на косметическом ремонте имеющейся ситуации, принимая за ненормальных людей, которые в своей тревоге готовы отдать голос за EKRЕ.

Этот коварный коктейль, состоит, с одной стороны, из вопросов, на которые не было получено ответов, и, с другой стороны, из умелых словесных посланий, призванных давить на болевые точки. Многие опасения подпитываются посредством СМИ (я имею в виду проблему иммиграции), тогда как многие опасения имеют реальные причины — страх перед демографическим спадом, для решения которого не предлагается решений, страх нищеты после выхода на пенсию, безопасность и благополучие детей в будущем и пр. Эти вопросы требуют реальных ответов на основе долгосрочного планирования, тогда как основные политические силы не воспринимают их всерьез. Недостаточно раз в четыре года за несколько месяцев до предстоящих выборов класть под язык обеспокоенного избирателя успокоительную таблетку.

Если мы посмотрим на опыт Европы, то, по сути, мы видим, что для того, чтобы противостоять радикальному протесту, ”классическая политика” должна взять себя в руки. Во Франции Макрону удалось противостоять силам, пытающимся сместить общество с либерального пути. Но это требует отказа от устаревших левых-правых мировоззренческих догм и открытого диалога о проблемах и страхах людей. Мне очень понравилась идея медиаэксперта Рауля Ребане, что политика правых-левых мертва в Эстонии, а шкала мировоззрения сейчас состоит в направленности на перспективу, будущее или жизнь с оглядкой в прошлое. Направленность вперед или назад, на самом деле, легко ощутима. Например, проект железнодорожной магистрали Rail Baltic имеет гораздо большую поддержку среди молодых людей. Поэтому, ключевым вопросом для предстоящих выборов в Эстонии является то, хочет ли Эстония двигаться вперед или назад. EKRE представляет собой отсталый курс, который может звучать как хорошая старая мелодия, но на самом деле не решает проблем, стоящих перед следующими поколениями в Эстонии.

Политическое сообщество Эстонии и средства массовой информации должны серьезно отнестись к росту популярности EKRE и возможном участии в следующей правительственной коалиции, потому что мы не знаем, чем это может для нас закончиться. Попытка умалить преступность нацистского режима, заявляя, что Гитлер построил много хороших дорог или хотел установления политического контроля над судебной системой, уже вызывает тревогу. Как представитель политического движения ”Ээсти 200”, которое не видит ни малейшей возможности отказаться от либеральных ценностей, а также взять политический курса с оглядкой назад, не представляв для себя возможным сотрудничество с EKRE.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии