Конституционное большинство "Единой России” — как граната в руках обезьяны

 (32)

Конституционное большинство "Единой России” — как граната в руках обезьяны
Erakogu

343 места из 450, которые получила ”Единая РоссияВладимир Путин назвал показателем доверия к партии власти. Но не дотянувшая до 50% явка свидетельствует о том, что граждане в большинстве своем если и доверяют ”Единой России”, то не видят смысла в самом парламенте.

Ведь единороссы для большинства граждан — это не столько депутаты, сколько чиновники и общественные деятели из лояльных НКО. В стране почти 110 миллионов избирателей, из них чуть больше 20 миллионов проголосовали за ”Единую Россию”. Этого хватило, чтобы обеспечить партии власти конституционное большинство, но вряд ли поможет в случае необходимости переложить ответственность за возможные непопулярные законы на парламент в целом.

Прошлая Дума была союзницей Кремля. Она была избрана 60% избирателей (при всех фальсификациях итогов голосования сам процент явки никто, в целом, не оспаривал). Она голосовала за сумасшедшие законы и принимала Крым в состав России — при этом гордо демонстрируя всем недовольным средний палец: ”Мы легитимны!” Новая Дума будет инструментом в руках Кремля, его подчиненной, лишенной любой собственной инициативы.

Читайте также:

Полученное ”Единой Россией” конституционное большинство в этой ситуации выглядит, как граната в руках обезьяны — непонятно, куда она ее кинет, но ощущение опасности сохраняется. В прошлый раз конституционное большинство использовалось как раз для продления сроков полномочий парламента и президента. Сейчас любое изменение конституции выглядит как покушение на ту самую стабильность — но ведь так хочется с этим большинством что-то сделать!

Причем совершенно непонятно, что именно — то ли пенсионный возраст увеличить, как хочет правительство, то ли пенсии поднять, чтобы мотивировать граждан поддержать президентский курс и самого президента. А может быть продлить президентские полномочия на неограниченное количество лет? Или принять в состав России ДНР и ЛНР? При этом трудно уместить в одной голове мысль о том, что ты получил более 2/3 мест в парламенте и можешь делать все, что хочешь, и тот факт, что большинство граждан, оставшись дома в день голосования, тебе таких прав не давало.

Но конституционное большинство — не синоним единства. В 2007 и 2011 годах парламент избирали только по партийным спискам. В этом году половина депутатов прошла через выборы в одномандатных округах. Для победы в таком округе любому — единороссу, коммунисту, ”яблочнику”, независимому кандидату — необходимо договориться со множеством местных политических и экономических игроков, от губернатора до какого-нибудь бизнесмена. Договоренности теперь придется исполнять.

Это значит, что на фоне объективного в кризис сокращения ресурсов депутаты начнут тянуть на себя бюджет, как одеяло. Начнутся непривычные для правительства и администрации президента вопросы: почему не вот эта компания будет строить, например, дороги в нашем регионе, а другая? Почему больницу за федеральные деньги строят не у нас, а в соседней области? Мы же все тут за президента! Почему тогда одним деньги дают, а другим предлагают потерпеть до лучших времен? Все это, разумеется, будет происходить под громкие слова о верности курсу президента, но стабильности всей ситуации явно не прибавит.

Между тем на повестке дня стоят серьезные задачи. Уровень доходов падает, количество локальных экономических протестов растет. Новый бюджет предполагает сокращение расходов практически по всем направлениям. Кто будет объяснять гражданам необходимость сократить свои аппетиты? Новоизбранные депутаты? Нет, опять Владимир Путин. А ведь ему еще нужно переизбраться на пост президента в 2018 году. Тут и начинаются проблемы.

Если думу можно избрать при низкой явке, то президента — нельзя. Если за Владимира Путина на следующих выборах проголосует менее половины избирателей, то это, конечно, обеспечит ему победу, но поставит под сомнение его статус национального лидера. Получится, что народу все равно, кто там сидит в этом Кремле — так же, как сейчас ему все равно, кто там сидит в Думе.

Если бы нынешние выборы прошли, как и положено, в декабре, а президентские — в следующем апреле, то одна кампания плавно перешла бы в другую. Но в 2008 году ставший президентом Дмитрий Медведев предложил увеличить сроки полномочий депутатов Госдумы до 5, а президента — до 6 лет. Тогда всем казалось, что это и есть стабильность: меньше выборов — меньше нервов. Но сейчас получается, что до президентских выборов еще полтора года — и за эти полтора года нужно сохранить у людей готовность мобилизоваться и поддержать национального лидера в 2018 году так же дружно и, главное, массово, как и в 2012.

Кстати, проект федерального бюджета на будущий год предполагает выделение денег Центральной избирательной комиссии в том числе на ”организацию выборов президента Российской Федерации”. Это говорит о том, что к ”проблеме-2018” власть относится серьезно. Правда, для того, чтобы переизбрать президента уже в следующем году, Владимир Путин должен либо добровольно сложить с себя президентские полномочия, либо новоизбранная дума должна объявить ему импичмент. И в том и в другом случае такой экс-президент не может участвовать во внеочередных президентских выборах — об этом прямо говорится в конституции. Но если у тебя есть конституционное большинство в парламенте, чтобы эту конституцию изменить, то…

Мнение было опубликовано в газете Eesti Päevaleht.

Оставить комментарий
Данную статью могут комментировать только зарегистрированные пользователи!
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии