К новой политике через кризис

 (26)

Rus Delfi, portree
Rus Delfi, portreeFoto: Ilmar Saabas

Политическая система Эстонии переживает нарастающий кризис. Это часть общеевропейского процесса, в ходе которого происходит смена политических элит, старые партии теряют былые идеологические ориентиры, на арену выходят новые образования, которым трудно найти место на традиционной шкале. Похоже, это преддверие более глубокой трансформации, в которой Эстония могла бы сыграть привычную для неё роль первопроходца-испытателя.

Еще в начале 2000-х заговорили о том, что нашей политике необходимо обновление. Но в рамках существующей системы, как показал печальный опыт Res Publica, это невозможно. А смена поколений в руководстве ведущих эстонских партий пока привела лишь к тому, что большинство из них переживает кризис.

Всеобщая растерянность

Реформисты, за многие годы пребывания у руля привыкшие жить на широкую ногу, в оппозиции столкнулись с серьезными финансовыми проблемами, которые лишь недавно удалось как-то решить, но, судя по всему, временно. Им жизненно важно вернуться к власти, но для этого нужны яркие идеи, а их уже годами не наблюдается. Сийм Каллас, который до ухода в Еврокомиссию был одним из сильнейших эстонских политиков и под чьим руководством партия сумела надолго стать ведущей в стране, ныне задвинут более молодыми конкурентами на малозначительный пост старейшины Виймси. Партии реформ на руку проблемы у соседей, но не факт, что она сумеет распорядиться победой на выборах должным образом.

ТОП

Другой мастодонт эстонской политики, Эдгар Сависаар, по иным причинам, но тоже выбыл из игры. ”Заточенная” под своего авторитарного лидера организация центристов больше не живет по принципу ”что хорошо для Железного Эдгара — хорошо для партии”, но это пока больше проблема, чем возможность. Внятной идеологии нет и в ближайшей перспективе не просматривается. Более того, в партии очевиден раскол. Говоря упрощенно, эстонская ее часть хотела бы порвать с прежним имиджем друзей ”Единой России”, но русскоязычные центристы понимают, что отказ от ориентира на пророссийских избирателей лишит их множества, если не большинства голосов, особенно на местных выборах, где велик вес неграждан и граждан РФ. Поскольку это большой электоральный капитал, как им быть, не знают и эстонские центристы, справедливо опасаясь, что потеряв львиную долю русских голосов, они не получат адекватной замены на другом поле.

Некогда могучий Isamaaliit окончательно поглотил Res Publica, движение, которое по замыслу его создателей должно было влить новую струю в эстонскую политику. Однако пара великанов начала 2000-х выродилась в карлика, который на предстоящих выборах поборется за преодоление 5-процентного барьера.

У социал-демократов дела тоже не очень-то хороши, рейтинг за последнее время существенно снизился. Серьезный удар по имиджу партии нанес ее лидер Евгений Осиновский, который в правительстве зарекомендовал себя генератором грандиозных, но малореалистичных идей, самая громкая из которых, снизить потребление алкоголя, взвинтив его стоимость, обошлась казне в десятки миллионов евро только прямых потерь, при этом никак не отразилась на статистике потребления.

Когда ведущие партии в проблемах и растерянности, неудивителен рост популярности крайне правой и консервативной EKRE, которая исповедует древнейшие идеи и предельно понятна своему избирателю. Но, если не случится какого-то глобального катаклизма, вряд ли она долго удержится на гребне нынешнего успеха: современное европейское общество готово всерьез спорить лишь о том, сколь велика может быть степень либерализма.

Зарождение совсем юного движения ”Эстония 200” с малопонятными еще идеями — явная попытка оживить политический ландшафт чем-то принципиально новым. Что из этого выйдет, пока сложно предсказать, но велик риск повторения печальной истории Res Publica. Однако само по себе явление вполне вписывается в современный европейский тренд.

Европейская политика обновляется

В самых разных странах ЕС наблюдаются мощные процессы, приводящие в замешательство политологов. Традиционные респектабельные партии переживают кризис и, пытаясь справиться с ним, изменяют своей идеологии, становятся все более популистскими, хватают на вооружение идеи конкурентов, если они могут привлечь избирателей. Обретают популярность новые образования, такие как Ассоциация за обновление политической жизни (”Вперед, Франция!”) Макрона или итальянское ”Движение пяти звезд”, которые трудно как-то идентифицировать по традиционной шкале.

Политика становится менее консервативной, больше выходит на вершину не просто довольно молодых людей, таких как все тот же Макрон, Ципрас в Греции и, само собой, наши Юри Ратас и Керсти Кальюлайд, из-за чего заметно снизился средний возраст ведущих европейских политиков. Лидерами становятся те, кого еще вчера невозможно было представить во властных структурах вообще, и здесь самый яркий пример — премьер-министр Ирландии Варадкар, выходец из семьи индийского эмигранта и открытый гей.

Вместе с тем, заметно подросла популярность праворадикальных движений, которые собирают свою жатву среди подрастерявшихся избирателей, особенно там, где политический кризис и неприятный для многих слом традиционных устоев усугубляет резко возросший в последние годы наплыв мигрантов из стран третьего мира. Но это, скорее всего, временное явление, которое неизбежно сойдет на нет со сменой поколений.

Есть разные теории, объясняющие происходящее. Большинство аналитиков сходятся в том, что прежняя политическая система, сформировавшаяся в XIX веке, просто исчерпала себя. Мир изменился и продолжает стремительно меняться, новые технологии входят в диссонанс с существующей моделью представительной демократии, которая была разработана для обществ, где уровень грамотности большинства населения был низок, средства связи примитивны, расстояния сильно замедляли многие процессы.

Социальные сети и блоги позволяют легко находить контакт с многомиллионной аудиторией даже политикам-одиночкам, не обладающим выходом на традиционные СМИ. Голосование можно проводить в интернете хоть каждый день, как бы ни сомневались в его надежности скептики. Так что будущее за виртуальными площадками для голосования и решения политических вопросов.

Рассмотреть перспективы в кризисе

Эстония имеет богатый опыт уже работающего э-государства, на которое с интересом посматривает остальной мир. Вполне возможно, что нынешняя неопределенная ситуация на политической арене послужит своеобразным питательным бульоном, из которого вырастет нечто принципиально новое. Что это будет, сейчас гадать сложно, но кое-какие перспективы уже просматриваются.

Прежняя система политических координат, сформированная в индустриальном обществе, сменится чем-то новым, более сложным. Политика будет менее идеологизированной и более прагматичной. Партии будут быстро перенимать друг у друга какие-то идеи, различия между ними сожмутся до небольшого набора признаков, которые еще вчера казались несущественными. Интернет-технологии позволят включить больше элементов прямой демократии. Благодаря все той же глобальной сети, вероятно, вырастет роль политиков-одиночек.

Каким бы ни было будущее, создается оно именно сейчас. И Эстония, решая собственные проблемы, могла бы принять самое деятельное участие в формировании новой европейской политики.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии

TOP НОВОСТИ