История одной семьи на фоне внутренних и внешних потрясений — под музыку Rolling Stones

 (3)
История одной семьи на фоне внутренних и внешних потрясений — под музыку Rolling Stones
Еленa Вильт/ архив Русского театра

Задумывались ли вы когда-нибудь, в каком изменчивом мире мы живем? Даже в мои 20 с небольшим мне кажется, что в детстве я жила на другой планете — настолько все поменялось. Что уж говорить о наших родителях, бабушках и дедушках. Мы люди разных поколений, поэтому зачастую не можем понять друг друга.

Но в то же время всегда находится что-то, что нравится нам всем, что сближает. Может быть, любимая книга или музыка, или фильм. Для героев нового спектакля Русского театра ”Губы Мика Джаггера”, поставленного Иваном Стрелкиным по пьесе польского драматурга Домана Новаковского, это творчество Rolling Stones.

Мы видим сон

Гаснет свет, и на стене загораются буквы. Нам сообщают, что мы видим странный сон. И чем дальше, тем яснее мы понимаем, что все происходящее может разве что сниться. Люди залезают в раскрашенные коробки вместо того, чтобы входить в комнаты. Девушка использует в качестве оружия хлопушку, стреляющую блестками. Вместо водки из бутылок сыплются все те же блестки, а вместо котлет на блюде лежат цветные пластиковые шарики, которые лопаются и брызгают водой, когда их насаживают на вилку. Деревянная игрушечная машинка играет роль настоящего автомобиля. Пара танцует, обмотавшись светящейся гирляндой. Сверху падают поролоновые кубики. Такое бывает только во сне. Только этот сон не наш, а троих героев спектакля.

Это семья Новаков, представители трех поколений: дед Ян (Владимир Антипп), отец Марек (Артем Гареев) и внук Бартек (Александр Жиленко). Они едут на концерт своей любимой группы Rolling Stones, едут на мотоцикле с коляской. И вот заблудились, а бензина осталось совсем мало. Странным образом они оказываются у дома одной из дедовых ”телок” Анны (Елена Тарасенко), которую он не видел со времен своей молодости. Ее муж умер, и она одна воспитывает дочь Касю (Татьяна Космынина). Именно дома у Анны обостряются все противоречия между Яном, Мареком и Бартеком, становится видно, насколько они разные.

Герои своего времени

Дед Ян — настоящий хиппи. Любовь, свобода, мир — секс, наркотики, рок-н-ролл. Несмотря на прошедшие годы, он все тот же юноша из 60-х и по-прежнему не прочь устроить ”небольшую, но возвышенную оргию” и покурить ”травки с сюрпризом”. Говорит, что уже был на концерте ”роллингов” трижды, но на самом деле так ни разу туда и не попал. В молодости Ян сидел в тюрьме — как он утверждает, за политику. Но Анна рассказывает его сыну Мареку правду. Никаких студенческих разборок, никакого подпольного спектакля, никаких листовок не было. А была Берта — коза Берта. С которой Ян совершил половой акт на сцене, перед публикой.

Марек, который уважал отца за его оппозиционную деятельность, в шоке. Неудивительно, ведь он совсем не похож на Яна и не может понять его поступков. Марек — вроде бы успешный банкир, энергичный и постоянно занятой, который много работает и хорошо зарабатывает. Вроде бы, потому что так думает его отец. В действительности все не совсем так. В пылу ссоры Марек признается, что не может делать карьеру. Он на ”вы” с техникой, не может освоить компьютер — как он говорит, ”путает Space и Enter”. Его время тоже прошло. Настало время молодых, таких, как его сын Бартек.

Сам же Бартек, хоть и учится в университете, пока еще не определился в жизни. Его не привлекает ни образ жизни деда, ни образ жизни отца. ”Раньше дед бунтовал против всего мира, а потом отец — против бунта против всего мира — и так кое-как друг с другом ладили, а мне что делать? Нет, положу-ка я на все это и буду лепить в сторонке что-нибудь свое…”, — откровенничает он с Касей.

Получается, прав Ян, когда с горечью говорит: ”Мы чужие друг другу. Я — наивный осел, сын — карьерист, внук — из другого тысячелетия. Ничего не поделаешь. Вроде бы три Новака, кровь от крови, плоть от плоти, а ничто нас не связывает, ведь так? Ничто”. Или он ошибается, и деда, отца и сына все же что-то объединяет?

Все меняется, мы остаемся

Этим связующим звеном и являются Rolling Stones. Их музыку любят все трое. Именно ”роллинги” заставили Яна, Марека и Бартека в кои-то веки собраться вместе и поехать на концерт. Они вдруг оказываются единственным островком стабильности в этом стремительно меняющемся мире. Той стабильности, к которой Марек всегда стремился. Той стабильности, которую Ян так презирал всю жизнь и которой столь внезапно захотел, вновь встретившись с Анной.

ТОП

Выходит, что ничто не остается прежним. ”Мода, автомобили, дома, нравственные нормы, да все, что угодно! Все, даже политические системы, все течет! Все, черт побери! Распался Советский Союз, освоили Луну, Европейское сообщество, всевозможные чудеса, и никакой стабильности”, — поражается Ян и тут же добавляет: ”Кроме Rolling Stones, разумеется. Ведь они все время играли”.

Но только ли и столько ли ”роллинги” объединяют деда, отца и внука? Это лишь то, что лежит на поверхности, нечто материальное, связывающее их. Но если посмотреть глубже, станет ясно, что они просто любят друг друга. Несмотря на то, что так непохожи. Несмотря на то, что причинили друг другу столько боли. И эта любовь — и есть самая стабильная вещь на свете, потому что ничто не способно ее уничтожить.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии