Громкая и поучительная встреча с Евгением Осиновским

 (49)
Jevgeni Ossinovski
Jevgeni OssinovskiFoto: Anni Õnneleid

Осиновский, действительно, верил и верит в то, к чему стремился — к более здоровой и трезвой Эстонии.

Ровно два месяца тому назад газета Eesti Päevaleht опубликовала редакционную колонку, в которой подвергла критике министра здоровья и труда Евгения Осиновского и как министра, и как председателя партии. Наша позиция была проста: он должен уйти в отставку. Кредит доверия исчерпан.

Самая важная мысль колонки гласила: ”Осиновский мог бы по примеру Рональда Рейгана признать, что не является решением проблем людей, а сам представляет собой проблему. Ему следовало бы снять шоры с глаз и подать в отставку — как с поста председателя партии, так и с поста министра”.

Рекомендация об отставке Осиновского не стала первой или последней из тех, что появляются в колонках и мнениях в отношении различных мужей государства и местных самоуправлений. Такое случается часто и именно с теми министрами или чиновниками, которые считают себя непогрешимыми. Хотя, признаюсь, иногда это делается с излишней легкостью, что с течением времени привело к девальвации данного требования.

Однако, в этот раз произошло нечто, что удивило и показало свое значение лишь спустя недели. Министр пожелал встретиться. Это — часть двусторонней рутины и разумной коммуникации. То, что он захочет поговорить или встретиться, было ясно еще тогда, когда в редакции было решено преподнести статью в столь радикальном свете.

На этот раз взгляд, требовательность, а в определенный момент и децибелы министра были более агрессивными и громкими, чем обычно.

Должен признать, что децибелы, при помощи которых мы пытались объяснить друг другу свою точку зрения, были высоки с обеих сторон.

Осиновский все никак не мог понять, почему в акцизной трагедии винят только его и как издание может требовать его отставки с обоих постов. Словесная баталия была мощной и я несколько раз ловил себя на мысли, что я действительно повышаю голос на министра, а он на меня. К счастью, фойе этого отеля в центре города было пустым, как и обычно ранней весной.

Как бы то ни было, ни встреча, ни баталия не стали тем, что отпечаталось в памяти. А в памяти отпечаталась та открытость, с которой Осиновский устало и обиженно спросил: как ты думаешь, почему я вообще веду эту борьбу с алкоголем?

Это был честный вопрос. В нем не было риторики, позерства и коммуникативной игры слов.

То, как был задан вопрос, предполагало немногословный (и правильный) ответ.

Я ответил что-то вроде ”ты веришь в это, ты свободен этим заниматься и не должен думать о том, что станет с Осиновским-политиком, когда политический капитал упадет до нуля. Твоя жизнь не остановится и у тебя не будет проблем с оплатой твоих счетов и лизингов. Потому что ты независим”.

Я не помню то слово или те слова, что произнес министр, но он был согласен с моим ответом.

Должен признать, что его честность и пылкость были симпатичны. Осиновский, действительно, верил и верит в то, к чему стремился — к более здоровой и трезвой Эстонии.

На этот раз он совершил много ошибок, коалиция бросила его на произвол судьбы. Существенные цели оказались погребены под его самоуверенностью и кичливостью, но он не сдрейфил. Потому что он свободный и независимый. Слишком свободный, чтобы достичь более более здоровой и трезвой Эстонии.

Только он не учел, что остальные социал-демократы не (такие) свободные и независимые и падение рейтингов может сказаться на них достаточно сильно.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии