”Это был штурм для мозга”. Как молодой россиянин приехал и выучил эстонский

 (84)

Роман Голубев
Роман ГолубевFoto: erakogu

Тема владения государственным языком в Эстонии еще долго не потеряет своей актуальности. Delfi решил взглянуть на опыт изучения эстонского тех, для кого эта языковая среда была совершенно в новинку. Мы начинаем публиковать серию материалов о россиянах, переехавших жить в Эстонию и выучивших государственный язык, владеющих им на очень высоком уровне. Как им это удалось, какие были сложности? Что в Эстонии, по их мнению, хорошо, а что — плохо? Это — наша первая история.

Меня зовут Роман Голубев. Мне 32 года. Работаю в тартуской больнице, в отделении психиатрии, и заканчиваю магистратуру Тартуского университета по специальности ”Финно-угорское языкознание”.

Я приехал в Эстонию осенью 2008 года. Переехал по совокупности причин. Во-первых, надо было что-то менять в жизни. Во-вторых, была возможность бесплатно получить высшее образование. В-третьих, это был эмоциональный порыв, потому что российская реальность и процессы, происходящие там, заставили меня покинуть страну. Я родился и вырос в Питере, а переехал в Тарту. У меня в паспорте так и написано в графе место рождения: ”Ленинград”.

Читайте также:

Буквально с детских лет я испытывал слабость и интерес к языкам, поэтому пытался учить любой язык, учебник которого мне попадался. Еще в России я немного учил финский, а за полгода до переезда в Тарту проштудировал ”E nagu Eesti” (учебник эстонского языка как иностранного для начинающих — прим. ред.). То есть в Эстонию я приехал не совсем "с нулем” — была какая-то элементарная языковая база.

Языковая стена

Мой уровень языка в данный момент соответствует категории С1. По крайней мере, так значится в дипломе.

Первый год я участвовал в интенсивных курсах эстонского при Тартуском университете. Ничего, кроме эстонского, не было: каждый день было две-три пары. Там я достиг твердого знания грамматики. Уровень владения — не хочу преувеличивать — был, наверное, В1 или В2.

Поделюсь таким субъективным наблюдением: люди из ”маленьких” народов не боятся говорить с ошибками на языках ”больших” народов. Справедливо и обратное. Может быть, это лишь мой случай. У меня был некоторый психологический барьер, стена: с ошибками говорить было неудобно, быть может, из-за склонности к перфекционизму.

Еще один момент, вызывавший смешанные чувства — это смена реакции: я превращался из ”плохого русского” в ”хорошего иностранца”. И до того момента, пока я не озвучивал свое иностранное происхождение, я иногда видел хмурые брови. А когда говорил, что приехал из другой страны и этот язык выучил — реакция менялась на противоположную: восторг и исключительное дружелюбие.

Существует такое явление, в эстонском оно называется poolkeelsus: это когда ты и иностранный язык еще недостаточно выучил, а свой родной уже не то, чтобы подзабыл… но начинаешь его коверкать. Я это испытал; позже выяснилось, что это опыт и многих других.

Кроме того, мне не хватало живого общения. Но и по натуре я общительный, потому много контактировал с эстонцами и по работе, и вне нее: сознательно шел на контакт. Сейчас мой рабочий коллектив преимущественно эстоноязычный.

И без сленга хорошо

Изначально мне было гораздо проще выражать себя в письменной форме. А говорю без ”психологических тормозов”, наверное, года полтора. В эстонском языке есть три степени долготы звуков. Этот нюанс мне до сих пор не дается.

Чем человек старше, чем он образованнее, тем проще мне с ним говорить по-эстонски. Дело в том, что у них речь максимально приближена к той ”правильной” академической речи, с которой мне приходится сталкиваться, когда я читаю статьи или слушаю лекции. Труднее воспринимать сленг и жаргон.

Вообще, признаться, было достаточно сложно. Потому что начал я обучение во взрослом возрасте — в 25 лет. Это был штурм для мозга.

Я не владею ”местячковыми” вариациями языка, наречиями, молодежным сленгом, да и не стремлюсь. Эстонский сленг не имеет для меня такой эмоциональной окраски.

С эстонцами я много общаюсь на работе, а также в сфере обслуживания: магазины, кафе и т.д. Знакомых эстонцев тоже довольно много, но все же близкие друзья русские. В основном у меня очень положительный опыт общения с эстонцами: большинство всегда идет навстречу, в любых вопросах стараются помогать. Я тут никогда не встречался с дискриминацией. Быть может, мне просто везет. Есть такая фраза — ”свой среди чужих”. И меня преследует это чувство, куда бы я ни попал.

"За" и "против"

В Эстонии мне нравится… предсказуемость. Тут пытаются жить по правилам, по букве закона. Иногда, правда, доходит до буквализма. Но это уже издержки. Мне нравится, что есть осмысленность в правилах. Тут — ощущение спокойной гавани. Я чувствую, что я здесь дома больше, нежели когда приезжаю в Питер.

Что мне не нравится в Эстонии — это мое субъективное восприятие — тут люди чувствуют себя одинокими. Это — обратная сторона индивидуализма. Я вижу людей спокойных. Но не вижу людей счастливых. Мне нравится, что эстонцы — очень маленький, но очень амбициозный народ. На практике это выражается в принятии всего нового, в стремлении развиваться. Хотя бы в области технологий и образования. Лично мне это очень нравится.

Что мне не нравится в России — это эксплуатация нарратива большой страны и страны-победительницы. Все заслуги — они направлены в прошлое. Взгляда вперед вообще нет. Потому что нет ощущения будущего.

Я не ностальгирую по России: у меня есть роскошь и удовольствие говорить на русском языке. Это — огромное достояние. Я очень рад, что русский — мой родной, потому что этот язык очень богат. Для меня Россия, лучшее из нее — это измерение ментальности, неисчерпаемость и широта мыслей, а не астрономические размеры территории. Россия — это круг людей, вырастающий естественным образом, качество этого круга заграницей может быть даже выше. Но мне сейчас трудно любить Россию. Я понял когда-то, что не в силах что-то изменить. А кто в силах? Один в поле не воин.

Но допускаю вариант, что когда-нибудь туда вернусь. Мне трудно представить, в то же время, что всю жизнь — до глубокой старости — проживу в Эстонии. Считаю себя свободным человеком и хочу жить там, где мне удобно, и где приношу пользу. У меня нет чувства обязанности принадлежать к какой-то территории.

В последний раз в России я был в декабре, езжу туда раза четыре в год. Там одобряют мой выбор в пользу Эстонии, потому что всем понятно, что тут — для нервов жить спокойнее.

Я не верю в то, что существуют какие-то препятствия для изучения языка, если это нужно, если хочется. Эстонский язык тут, на мой взгляд, — это средство выживания.

Оставить комментарий
Данную статью могут комментировать только зарегистрированные пользователи!
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии