Brexit: наглядный урок для евроскептиков

 (9)
Rus Delfi, portree
Rus Delfi, portreeFoto: Ilmar Saabas

Двум британским министрам пришлось на днях искать замену, настолько в правительстве обострились противоречия вокруг политики выхода страны из Евросоюза. Даже сторонники Brexit вынуждены считаться с тем, что необходимо любой ценой сохранить свободный доступ на крупнейший мировой рынок. Но это ставит под сомнение саму идею выхода из ЕС.

Британцы с самого начала были сложным партнером. Едва страна присоединилась в 1973 году к ЕЭС, который был еще чисто экономическим объединением, в 1974 году новое, лейбористское правительство затеяло референдум о выходе. Свыше 67% проголосовавших высказались за — и вопрос был закрыт. Однако Соединенное Королевство, не забывая о своей островной особости, постоянно добивалось каких-то специфических условий. Самым значительным стало получение в 1984 скидок на выплаты в общеевропейский бюджет, выторгованные правительством Тэтчер.

В 1992 году с подписанием Маастрихтсткого соглашения чисто экономический союз приобрел и политическое измерение — и у британцев обострилось чувство особенности. Поколение еще помнивших эпоху Британской Империи не желало подчиняться Брюсселю. Быстро стала набирать популярность возникшая в то же время Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP), которая в 2014 году получила уже 27% голосов избирателей на выборах в Европарламент. Хотя на собственно британском политическом ландшафте UKIP малозаметна, такая популярность на внешнем ”фронте” неизбежно приковывала к себе внимание традиционных партий. Официальный Лондон все настойчивее выторговывал у Брюсселя лучшие условия.

Евросоюзное руководство, конечно, не хотело допустить выхода из ЕС одного из ведущих государств. Британцы добились принятия большинства условий и, удовлетворенные, назначили на 2016 год референдум, который использовали как ”тяжелую артиллерию” в спорах с Брюсселем. Правительство объявило, что на новых условиях стране выгодно оставаться в Евросоюзе и призвало народ сделать разумный выбор. Большинство наблюдателей в Великобритании и за ее пределами были уверены в положительном исходе голосования.

Не ждали

Однако с минимальным перевесом, 51,89% к 48,11%, победили все же противники ЕС. Сторонников Евросоюза явно подвела низкая активность из-за уверенности в положительном исходе референдума. Судя по тому, какой затем был всплеск запросов в поисковиках о том, что такое ЕС, многие жители Туманного Альбиона оказались жертвой своего безразличия к политике, воспринимая все жизненные блага как нечто само собой разумеющееся. Теперь у них возник серьезный повод озабоченно чесать затылки.

Выяснилось, что Лондон не просто так пережил с 1980-х период нового расцвета, превратившись к началу XXI века в неоспоримую деловую столицу Европы. Да, этому поспособствовали успешные реформы правительства Тэтчер и тесные связи с США и странами Содружества, бывшими колониями. Но именно свободный выход на рынок постоянно расширяющегося Евросоюза породил тот уникальный деловой и торговый мост, которым стало Соединенное королевство для бизнеса со всего света.

ТОП

Стоило податься на выход из ЕС — и масса прописанных в Соединенном Королевстве глобальных структур задумались о переезде на континент. Крупнейшие международные банки, страховые, транспортные и производственные компании стали подыскивать места для новых штаб-квартир и даже предприятий. В условиях неопределенности заметно снизились инвестиции в британскую экономику (в автомобилестроение — вдвое), замедлился рост ВВП, который к первому кварталу 2018 скатился до самого низкого с 2012 года уровня — 1,2% в годовом выражении.

Но это еще цветочки: бизнес пока выжидает. Самое неприятное начнется тогда, когда он действительно станет массово покидать страну. А с ним — десятки тысяч высокооплачиваемых рабочих мест, многомиллиардные налоговые поступления. Если Великобритания полностью порвет с ЕС и уйдет за таможенные барьеры, то в последующие 15 лет, по некоторым оценкам, экономика ее недополучит 8%. То есть цена Brexit — примерно четверть прироста ВВП. Впрочем, реальное положение дел может оказаться еще хуже прогнозов.

Уйти не уходя

Британское руководство понимает, что терять свободный доступ на огромный европейский рынок нельзя ни в коем случае. Тогда есть шанс недосчитаться всего 2% прироста экономики за 15 последующих лет. Поэтому возникла идея сотрудничать с ЕС на тех же условиях, что и страны Европейской ассоциации свободной торговли, в которую входят Норвегия, Швейцария, Исландия и Лихтенштейн. Но они платят довольно большие деньги за радость выхода на единый европейский рынок. И Лондон теперь отчаянно торгуется с Брюсселем за каждый требуемый миллиард ежегодных выплат.

Кризис в правительстве нарастает по той причине, что наиболее радикальные сторонники Brexit совершенно закономерно недоумевают: что это за выход, если страна будет по-прежнему выкладывать в казну Брюсселя огромные деньги и выполнять большинство евросоюзных правил, но уже без права голоса? Все дело в том, что даже так для экономики страны несоизмеримо выгоднее, чем получить таможенные барьеры на границе Евросоюза.

По результатам свежих соцопросов, 55% британцев проголосовали бы за то, чтобы страна осталась в ЕС. Но повторного референдума в ближайшие годы не предвидится. Великобритания и дальше будет наглядным уроком для других государств Евросоюза. С не самыми лучшими последствиями для страны, какой бы вариант Brexit ни состоялся.

Если даже такая крупная страна с 64-миллионным населением и высоким уровнем развития явно понесет экономические потери, то что говорить о других? Встает вопрос о том, насколько ответственны политики, которые призывают к выходу из ЕС. В Эстонии в том числе. Евросоюз не идеален, у него есть проблемы и их нужно решать. Но он явно приносит пользу странам, входящим в него. Факт очевидный.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии