Брак по любви на основе расчета

 (7)

Ajakirjanik Vjatšeslav Ivanov
Ajakirjanik Vjatšeslav IvanovFoto: Karin Kaljuläte

Минувший уик-энд оказался щедрым на сюрпризы из области высокой политики. Употребляю такое определение по аналогии с ”высокой модой”, haute couture. Буквально — ”высокое шитьё”. Аналогия взята не с потолка: искусство качественной политики сродни искусству знаменитого кутюрье.

Один из этих сюрпризов вообще-то был предсказуем. Это усекновение названия партии Союз Отечества и Республики до одного слова – Отечество. Простенько, но со вкусом…

Рано или поздно такая очистка должна была произойти, поскольку давно уже среди «старых отечествеников» внутри основанной Мартом Лааром партии Isamaaliit зрело недовольство приставшими к ним вундеркиндами из Res Publica. И хотя объединение в 2006 году двух этих политических сил в одну – партию IRL – спасло в тот момент обеих от краха, но время показало, что амбиции лидеров и расхождения во взглядах многих рядовых партийцев делает дальнейшее сосуществование двух «фракций» в рамках одной партии невозможным.
Ровно год назад из IRL вышли два видных политика – бывший председатель партии Маргус Цахкна и председатель комиссии по иностранным делам Рийгикогу Марко Михкельсон. За тяжеловесами последовали многие «рядовые, сержанты и офицеры» партийной когорты. Некоторые сделали это даже раньше «генералов»…

В последние месяцы престиж IRL упал ниже плинтуса, поэтому какой-то разворот был просто необходим. Теперь остаётся ждать: станет ли смена названия стимулом для возрождения, или же дело ограничится лёгким макияжем.

Закон сохранения массы

ТОП

Почти одновременно, когда съезд IRLандцев объявил о смене вывески, на другом съезде – Социал-демократической партии – состоялось событие, на мой взгляд, гораздо более важное. Причём если первое касается (да и то непонятно, насколько серьёзно), главным образом, эстонской части населения страны, то второе может стать знаковым для обеих языковых общностей Эстонии. Я имею в виду сообщение Марины Кальюранд о своём решении вступить в ряды СДПЭ.

Фигура бывшего посла Эстонской Республики в Российской Федерации и в США, бывшего министра иностранных дел Эстонии и кандидата в президенты республики последнее время незаслуженно оставалась где-то в стороне от политического мейнстрима. А между тем существует сразу несколько обстоятельств, которые делают эту фигуру по-настоящему значимой.

В 2016 году, когда Кальюранд решила выдвинуть свою кандидатуру на выборах президента Эстонской Республики, проведённые опросы общественного мнения показали, что треть населения (31 процент всех опрошенных, в том числе 35 процентов граждан Эстонии) хотели бы видеть её следующим главой государства. Сама Марина тогда в интервью телеканалу ЭТВ+ сказала: «Я не хочу сравнивать себя с другими кандидатами, потому что, в конце концов, это решение выборщиков. Но почему я думаю, что я была бы лучшим президентом? Во-первых, мне придает уверенности обширная поддержка в обществе. Среди молодых и среди тех, кто постарше. Среди русских, эстонцев и людей других национальностей. Для меня не имеет значения то, на каком языке люди говорят дома. Для меня важно, чтобы они любили и уважали Эстонию, уважали её культуру и язык. Я думаю, что я могла бы стать президентом, который бы объединял. Из-за того, что мы в последние годы все больше отходим друг от друга, необходим президент, который внушает уверенность, объединяет народ, говорит за весь народ, а также представляет Эстонию во внешней политике».

Эстонцем можешь ты не быть…

По её мнению, объединяющим общество фактором смог бы стать её собственный опыт. В том же интервью она подчеркнула: «Думаю, я могу объединить народ даже своим примером – что русская может быть гражданкой Эстонии и баллотироваться на пост президента».
В тот момент её благим намерениям было не суждено сбыться. Коллегия выборщиков приняла компромиссное решение, отдав бразды правления государством в руки другой женщины, которая, так же, как и Кальюранд, не состоит ни в какой партии и носит фамилию, лишь на две буквы отличающуюся от её фамилии.

Между ними есть и другие общие черты: опыт работы на международном уровне, знание языков (правда, нынешний президент не знает русского – во всяком случае, владеет им не так хорошо, как Кальюранд). Далее следуют различия, но о них как-нибудь в другой раз.
Когда стало понятно, что президентское кресло заняла другая, у Марины Кальюранд взяли верх эмоции. И хотя она продемонстрировала завидное умение держать удар, однако по её внешнему виду было понятно, что удар оказался слишком сильным.

Уходя незадолго до выборов добровольно с поста министра иностранных дел, Кальюранд публично заявила, что станет либо президентом, либо безработной. Выполнить этот обет ей по разным причинам не удалось. Но в любом случае было ясно, что не использовать её богатый опыт и далеко не до конца раскрытый потенциал было бы непростительным расточительством. С 24 октября того же 2016 года она начала работать с частичной нагрузкой в качестве советника по вопросам кибербезопасности в МИД Эстонии.

Однако этот «мундир» оказался для неё слишком тесным. Советник с частичной нагрузкой – это, в общем-то, унизительно для профессионала её уровня. Видимо, и это обстоятельство, с прицелом на перспективу, сыграло немалую роль при принятии решения о вступлении в Социал-демократическую партию – наиболее близкую ей по духу и взглядам. Профессионально заниматься политикой и сохранять при этом «партийную невинность» крайне затруднительно, да фактически невозможно.

Сама кандидат в президенты, выступая на съезде СДПЭ, объяснила свой шаг достаточно откровенно: «Те темы, о которых я говорила во время президентских выборов – безопасность и чувство уверенности, возможность быть услышанным и взаимоуважение, забота и взаимопомощь – эти темы остаются и теперь для меня очень важными. Нет смысла врать и приукрашивать – политика может быть жестокой, политика может быть несправедливой и безжалостной. Чтобы это изменить, нужно самому выйти на политическую арену, а не оставаться в рядах комментаторов и наблюдателей».

Свято место пусто не бывает

По крайней мере, не должно быть. Является ли вступление Кальюранд в ряды соцдемов тактическим ходом, или мы имеем дело с тщательно продуманной многоходовой стратегической комбинацией, покажет время.
Во всяком случае, разворачивающееся на наших глазах действие может иметь очень далеко идущие последствия. Для соцдемов вступление в их ряды политика масштаба Кальюранд – поистине дар небес. Партия медленно, но неуклонно теряет свои позиции, её рейтинг среди потенциальных избирателей постоянно снижается. На этом фоне вручение Марине Кальюранд партбилета СДПЭ – не просто формальный акт. Харизматичный политик, пользующийся авторитетом у большой аудитории, может стать для самой партии спасательным кругом. Здесь важно ещё раз напомнить, что в своё время поддержку ей высказали, практически в равной пропорции, как эстонцы, так и русские.

Есть и ещё один нюанс, который пока остаётся как бы в стороне от текущих событий, но его обязательно следует учитывать.

Из активной политики Эстонии ушёл и, вероятнее всего, насовсем, «последний из могикан» Поющей революции и периода восстановления государственного суверенитета Эдгар Сависаар. Дай ему Бог здоровья, но на политических подмостках мы его уже наверняка не увидим. С его уходом в общественно-политическим пространстве образуется вакуум, который необходимо чем-то (а точнее кем-то) заполнить, иначе существующий баланс сил может быть разрушен.
Фигуры, равновеликой Сависаару, пока на горизонте не наблюдается. Но это не значит, что её не существует вообще.

Конечно, Марина Кальюранд не может полностью заменить Сависаара. Но речь ведь не идёт о клонировании Сависааров. Равновеликая – не значит точная копия. А практически все предпосылки для того, чтобы заполнить образующуюся лакуну, у Кальюранд имеются.
Вообще-то на этой сцене есть ещё одна фигура, которая могла бы претендовать на пост преемника «железного Эдгара». Это Яна Тоом. Ей точно не занимать всех тех качеств, которые необходимы политическому лидеру, включая и железные детали характера. Но она не соответствует роли полновесного конкурента Марины Кальюранд по двум существенным параметрам.

Во-первых, она не имеет гражданства Эстонии по рождению, то есть лишена права, хотя бы потенциально, занимать высшие выборные должности в стране, без чего её кандидатура становится гораздо менее предпочтительной.

А во-вторых, Тоом пользуется очень большой популярностью главным образом у русскоязычной аудитории, среди эстонцев её авторитет на порядок ниже. Тогда как Кальюранд акцептуют, примерно в равной степени, обе языковые группы жителей Эстонии, причём как граждане ЭР, так и лица без гражданства или даже с паспортами третьих стран.
Так что практически все козыри – на руках у бывшего министра иностранных дел и, как знать, возможно – будущего президента республики.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии

TOP НОВОСТИ