Зачем Эстонии русское образование

 (127)

Irina Kurg
Irina KurgFoto: erakogu

Уничтожение русского, и прежде всего школьного, образования в Эстонии губит и само эстонское образование, пишет "МК-Эстония".

Характерная беда Эстонии — провозглашение главенства национальных интересов в науке и образовании. Во многих отраслях идет деградация. Пусть плохонькое, зато местного разлива, с нужными договоренностями и связями, нагнетает порой такой беспредел, что выстави это на всеобщее обозрение — топ-специалисты всего мира слегли бы в немом изумлении. В изумлении от глупости, восхваляемой и покрываемой в нашем собственном болоте.

Эстонская наука, образование и просвещение еще совсем молоды и начинали свое развитие, опираясь на метрополию. Нравится это кому или нет, но их корни и исторический путь неразрывны с российскими.

Нынешние тенденции в образовании Эстонии диктуются потребностью более сильных западных стран в поставках дешевой, покорной и белой рабочей силы. Поскольку у них самих образовательные возможности в существенной мере распределяются по сословному, практически кастовому принципу, то одной из основных задач этих стран является намеренное понижение уровня образования, науки и просвещения вновь присоединенных ”партнеров”.

ТОП

Нынешние тенденции российского образования — песня отдельная. Для нас важно два обстоятельства.

Первое. За годы послевоенной истории в Прибалтике вообще и в Эстонии в частности сформировался прекрасный костяк русского школьного образования. В основном, в виде естественных и точных наук. Тогда в наши русские школы массово понаехали преподавать жены офицеров-оккупантов. С бытовой точки зрения им тут нравилось, и они по возможности оставались. Не только нас тут объедать, но и формировать, и передавать учительские традиции дальше.

Важно, что эта школа искренне шла навстречу детям по принципу ”каждому по потребностям”. Сообразно своим собственным склонностям и способностям, в элиту мог попасть и сын вечно пьяного дворника. Эта школа была ни кастовой, ни сословной. В моем поколении репетиторство было редким и не подлежащим афишированию явлением. Оно считалось постыдным.

С расколом СССР поначалу наша русская школа только выиграла. Грузило в виде зубрежки съездов КПСС отпало само собой, существенно улучшилось преподавание иностранных языков. Мы получили прекрасную школу, по-видимому, грозившую по всем параметрам переплюнуть западный стандарт.

Второе. Эстонская школа шла своим путем, хоть при советской власти и там приходилось иногда маршировать строем. С довоенных, буржуазных времен она принесла с собой несколько иные ценности: значительное преобладание гуманитарного начала. В частности, на порядок лучшее и более серьезное отношение к иностранным языкам.

Если советской властью и предпринимались попытки всех эстонских детишек перевести в приказном порядке на русский язык и русский стандарт обучения, то лично мне об этом не известно. Если что и было, то заглохло еще там, наверху. Офицерские же жены со своими принципами в эстонскую школу не лезли. Даже виртуозно преподававшие математику и точные науки. И не делали они этого, прежде всего, в силу никем не подвергавшейся сомнению важности языкового барьера. Так что в эстонских школах эти женщины свой опыт и взгляды насаждать не могли, даже если бы и желали.

Нынче же, в условиях искусственного поворота наших образовательных процессов вспять, в эстонской школе передушены всякие начала преподавания естественные и точных наук. То, что местными усилиями и безо всякого давления со стороны Москвы успело развиться за последние полстолетия, разрушено. Математика теперь настолько щадящая, что посильна и дебилу. Физика — полный мрак! И все это в варианте косноязычного перевода скачком и в обязательном порядке обрушивается еще и на русскую школу. Ведь учебники теперь тоже только не русские.

Что тут говорить о том, как кто-то не шибко умный вломился со своим эстонским менталитетом в русский монастырь и вместо ”Мойдодыра” подсунул деткам ”Весну и какашку”? Если его маниакальной целью при этом была громкая антиреклама автора этой самой ”Какашки”, то только это и удалось.

Как, по-вашему, должны реагировать на это русские родители, привыкшие относиться к учебному процессу на порядок, а то и на два-три серьезнее?

И на что теперь опираться? Возможность только одна: на остатки русской школы, и только через нее приобщаться к ресурсам России. Иначе никто ничего больше не даст. Ведь образование — товар стратегический.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии