В Эстонии тысячи людей являются носителями опасных заболеваний, при этом не лечатся сами и угрожают другим

 (53)

HIV-Testimine ning koolitus riigikogus
HIV-kiirtestimine Foto: Martin Dremljuga

Гепатит С и ВИЧ — те болезни, при упоминании которых люди невольно содрогаются, но думают, что уж их-то это не коснется. Тем не менее, количество больных в Эстонии гораздо выше, чем в среднем по Европе. Более того, за прошлый год зарегистрировано в два раза больше новых случаев заражения СПИДом, чем в 2015-м. А количество больных гепатитом С примерно втрое превышает предполагаемое количество ВИЧ-позитивных. Почему в Эстонии заболеваемость имеет такие масштабы, кто находится в группе риска и как предупредить эти болезни, выясняла ”МК-Эстония”.

Первый случай заражении ВИЧ-инфекцией был зарегистрирован в Эстонии в 1988 году, после чего в девяностые было выявлено всего меньше 100 заболевших. Эпидемия ВИЧ пришлась на начало двухтысячных, особенно большой всплеск был в Ида-Вирумаа и в Таллинне. Так, в 2000 году обнаружили 390 случаев заражения ВИЧ, а в 2001-м — уже 1474.

Читайте также:

На прошлой неделе стало известно о том, что за год в два раза увеличилось число заболевших СПИД-ом, то есть людей, которые находятся в конечной фазе ВИЧ-инфекции. Если в 2015 году было зарегистрировано 19 новых случаев, то в 2016-м этот показатель составил уже 41.

ТОП

Тенденция на увеличение

”Эти показатели и будут увеличиваться, потому что есть очень большое количество наркозависимых, которым поставлен диагноз ВИЧ, но они к врачу не обращаются, не лечатся, и ВИЧ переходит в СПИД, — объясняет врач и политик, борец с наркоманией и СПИДом Нелли Каликова. — Обращаются к врачу при наркозависимости не часто, в основном только те, кто находится на лечении, например, на метадоновом. Остальные употребляют, заражаются, заражают других, заболевают СПИД-ом и умирают”.

Нелли Каликова считает, что большая недоработка государства состоит в том, что охват наркозависимых лечением от наркомании должен быть в 4–5 раз больше, чем он есть на данный момент.

Она добавляет, что показатели заражения ВИЧ все-таки немного снижаются. В 2015 году было зарегистрировано 270 новых случаев, в 2016-м — 229. В Таллинне было 132, стало 111 соответственно. В Ида-Вирумаа в 2015 году было 92 случая, а в 2016-м — 89.

”Но это уменьшение незначительное, потому что в целом заражаемость ВИЧ в Эстонии в восемь раз выше, чем в Финляндии. То есть мы говорим о людях, которые считали себя здоровыми, и у них был обнаружен ВИЧ, — отмечает врач. — Проблема в том, что все знают, как защититься от ВИЧ, но не все это делают. Все знают, что случайные связи — это опасно. А что получается? Был один скандальный случай, когда выявили мужчину, который заражал женщин ВИЧ. Всю ответственность сложили на него. Это так, но он знакомился с ними в баре, имел с ними связь в ту же ночь… О чем думали женщины, вступая в случайную связь и не предохраняясь?”.

Со шприцами, по словам Нелли Каликовой, немного проще. Все знают, что шприц должен быть стерильным, индивидуальным, и с наркоманами проведена очень большая работа.

”Наверное, нет такого наркомана, который не знал бы, что колоться надо чистым шприцем. Но соблюдается ли это на самом деле, я не уверена. Органы здравоохранения еще в середине прошлого года фактически прикрыли наш стационарный пункт обмена шприцев, который в месяц обменивал до 12 000 штук. Сейчас мы проводим уличную работу, но производительность понизилась в 4–5 раз”, — утверждает борец со СПИДом.

Казалось бы, все эти тысячи шприцев, которые не смогли быть обменены в стационарном центре, должны быть обменены в том центре, который работает, что там посещаемость должна увеличиться в три-четыре раза. Но, обращает внимание Каликова, ничего подобного не происходит.

”Наркоман не пойдет в новое место бороться за свое здоровье, он и так уже его погубил. Так что будет колоться тем, что есть, — поясняет врач. — Это группа риска, и с ней надо лучше работать”.

Где наркотики, там вирус

Елена Антонова, член правления Эстонской сети людей, живущих с ВИЧ, а также менеджер по связи с лечением этой организации, как никто другой знакома с проблемой, ведь не только уже пять лет помогает людям, у которых выявили болезнь, но и сама много лет живет с диагнозом ВИЧ.

Сейчас Елене 46, она проживает в Ида-Вирумаа и свой ВИЧ-позитивный статус не скрывает. Как и многие инфицированные, женщина заразилась, употребляя наркотики внутривенно.

”С ВИЧ я живу с 2002 года. Во всяком случае, в этом году я узнала о своем диагнозе. В свое время я употребляла наркотики и, как последствие этого, попала в тюрьму. Там у меня взяли все анализы и сообщили, что я больна. Как раз была вспышка, когда наркоманы в Эстонии заражались ВИЧ, — рассказывает Елена. — Тогда я жила и ни о чем не думала. Я слышала о том, что кто-то заражался, но нам ведь всегда кажется, что это не про нас. А зависимые люди вообще безответственно ко всему относятся, тогда я об этой опасности не задумывалась”.

На сегодняшний день Елена Антонова уже девять лет не употребляет никаких наркотиков и получает АРВ-терапию. У нее есть работа и стабильные отношения. Любимый мужчина знает о диагнозе женщины и воспринимает его спокойно.

”Не знаю, почему, но меня Бог миловал от сильной дискриминации. Даже когда я устраивалась на работу, я не утаила свой статус, в котором, вообще-то, могла и не признаваться, и была принята. Я знаю, что, к сожалению, это не всегда работает. Общество у нас еще не готово, хотя каждый человек в поле зрения имеет какую-то историю, какого-то знакомого, кто живет с ВИЧ”, — говорит Елена.

Она принимает АРВ-терапию уже в течение восьми лет. У нее нулевая вирусная нагрузка и хороший иммунитет.

Никто не защищен

”Я не чувствую никакого дискомфорта и не являюсь опасной для общества. Я наоборот призываю ВИЧ-позитивных людей быть внимательными к себе и защищать себя. Если человек ведет правильный образ жизни, знает о своем статусе, принимает терапию, он не является опасным для общества. При этом общество является опасным для него, потому что ВИЧ-позитивный человек очень чувствителен к бактериям, микробам окружающей среды”, — поясняет член правления Эстонской сети людей, живущих с ВИЧ.

Организация проводила акции в городе, в торговых центрах, в социальных домах, тестировала людей разных возрастов и разных социальных статусов, и Елена Антонова подтверждает, что никто, к сожалению, не защищен от заражения. В ее практике были пожилые люди, которым было за 60, молодые люди, чаще всего, женщины 30–45 лет, были и мужчины около 50 лет.

”Была такая ситуация, когда мы проводили тестирование в рамках акции. Мужчина праздно прогуливался по торговому центру, мы пригласили его сделать тест. Он сделал, и тест на ВИЧ оказался положительным. Конечно, для человека это был шок, он шел и ничего не подозревал, а тут такое, — вспоминает Антонова. — Но это хорошо, что он узнал, никого не успел заразить и не начал болеть очень сильно. Ведь ВИЧ способствует развитию других заболеваний, которые тяжело проходят”.

Сейчас в Эстонии каждому, у кого выявили ВИЧ, назначается АРВ-терапия. С ней можно жить полноценной жизнью и умереть только от старости. Единственные ограничения — невозможность кормления ребенка грудью и использование презервативов.

”Самая большая проблема — это дискриминация в обществе. Люди боятся сделать тест, боятся узнать о болезни и начать лечение. Страх мешает обратиться к врачу, принять профилактические меры и вовремя решить проблему, — отмечает Елена Антонова. — У нас в прошлом или позапрошлом году погибла девушка, мама двоих детей. Она боялась открыться и начать лечение. Когда ее нашла семья, ничего нельзя было сделать, девушка погибла”.

Один к трем

Но ВИЧ — не единственная проблема Эстонии. В три раза больше, чем ВИЧ-позитивных, в стране живет больных гепатитом С. Председатель Эстонского общества инфекционных заболеваний доктор Матти Майметс приводит следующие цифры: на сегодня в Эстонии насчитывается 6000–7000 ВИЧ-позитивных и около 20 000 больных гепатитом С. Причем около 40 процентов носителей ВИЧ также больны и гепатитом.

”Эпидемия ВИЧ началась в 2000 году. И хотя сейчас количество новых случаев уменьшается, проблема все равно есть. А так как способы заражения ВИЧ и гепатитом С одни и те же, они идут параллельно и в основном, конечно, среди наркоманов, — комментирует ситуацию главный специалист отдела профилактики инфекционных заболеваний Департамента здоровья Евгения Эпштейн. — Разница между болезнями в том, что гепатит можно вылечить, а ВИЧ — пожизненный статус”.

Представитель Департамента здоровья подчеркивает, что ВИЧ — это не приговор, и его не считают болезнью, это состояние.

”Все ВИЧ-позитивные в Эстонии могут получать лекарства пожизненно и бесплатно вне зависимости от наличия медицинской страховки и жить нормальной жизнью. При этом лекарство подавляет уровень вируса, и носители никого не заражают. Таким образом можно остановить эпидемию, — заявляет Эпштейн. — Что касается гепатита С, очень высокая заболеваемость у нас была в конце 90-х годов, как раз до начала эпидемии ВИЧ-инфекции. То есть они распространялись примерно одновременно, но о гепатите мы просто знали больше, потому что чаще его диагностировали. В основном, болели наркоманы, и тогда это был острый гепатит С”.

Незаметная болезнь

Главный специалист отдела профилактики инфекционных заболеваний поясняет, что гепатит С имеет тенденцию переходить в хроническую форму. Клинические признаки при остром гепатите С могут пройти и сами или не проявиться вовсе, человек может не испытывать потребности обратиться к врачу, при этом вирус часто остается в организме, и болезнь переходит в хроническую стадию, которая с течением времени может перейти в цирроз и рак печени.

”Гепатитов много разных, есть гепатит А, гепатит Е, например. Они проходят, как правило. Гепатит В тоже может переходить в хроническую форму, но реже, и против него есть вакцина. А вот гепатит С опасен тем, что от него нет вакцинации, и он может иметь смертельные последствия, — предупреждает Евгения Эпштейн. — Лечение от гепатита С есть, оно эффективное, но довольно дорогостоящее. Сейчас заболеваемость острым гепатитом С заметно снизилась, мы все больше регистрируем случаи хронического гепатита. Как правило, это те, у кого почти 20 лет назад был острый гепатит С”.

Заразиться гепатитом, по словам специалиста Департамента здоровья, можно через кровь и через жидкости, которые выделяются из организма больного.

”Поэтому риски — это употребление наркотиков внутривенно и половой контакт с переболевшим. Заразиться через переливание крови или плохо обработанные медицинские инструменты сейчас практически невозможно, потому что донорская кровь строго контролируется, а инструменты в большинстве своем одноразовые или подвергаются стерилизации, — уверяет Эпштейн. — Теоретически возможна передача вируса через плохо обработанные инструменты при маникюре, педикюре, пирсинге, нанесении татуировок. Но мастера обязаны обрабатывать инструменты, стерилизовать их. Но хотя были единичные случаи, когда больные предполагали, что их заражение связано с татуировками”.

Кроме того, до 1994 года в Эстонии не проверяли донорскую кровь на наличие вируса, поэтому были случаи заражения гепатитом С в ходе переливания крови и ее компонентов, а также трансплантации. По некоторым данным, таких больных почти 30 процентов от общего количества.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии