Упал, очнулся – инвалид. Мужчина лишился трудоспособности из-за удара по голове, а его обидчика полностью оправдали

 (79)
Упал, очнулся – инвалид. Мужчина лишился трудоспособности из-за удара по голове, а его обидчика полностью оправдали
Foto: "МК-Эстония"

Теплым летним вечером житель Вильянди Александр Вишняков (36) возвращался домой из гостей. Шел он с подругой и был довольно сильно пьян. Пройдя мимо скамейки, на которой сидели и разговаривали двое мужчин, Александру вдруг показалось, что говорят о нем и даже насмехаются, пишет "МК-Эстония".

Он развернулся и пошел обратно. Слово за слово, один из сидевших на скамейке ударил его лбом в голову, потом добавил кулаком. Александр пошатнулся и упал, ударившись головой, на асфальт, из ушей пошла кровь, он потерял сознание, и врачи долго еще спасали ему жизнь. Несмотря на то, что он стал полностью инвалидом, суд оправдал его обидчика, посчитав, что это была необходимая самооборона.

Это произошло 6 августа 2016 года. Когда Александр упал, прохожие вызвали скорую. Ударивший же его мужчина по имени Вахур (55) лишь расхаживал неподалеку взад-вперед. Скорая отвезла Александра в Тарту, где его экстренно ввели в состояние искусственной комы, чтобы спасти ему жизнь. У него были множественные переломы костей черепа. Вахур же стал подозреваемым в уголовном деле.

”В участке он сказал, что Александр подошел и сказал ему ”что-то обидное и оскорбительное на русском языке”. Впоследствии он сообщил, что это было ”ära mölise” (типа ”не выступай”). Потом поменял показания и сказал, что это было ”с**а, б***ь, не п***и, по морде дам”, — перечисляет несоответствия в показаниях Вахура отец пострадавшего Сергей Вишняков.

Когда за слова можно бить

Прокурор обвинял Вахура по статье 118 (”Тяжкое причинение вреда здоровью по неосторожности”), однако суд первой инстанции признал, что правильнее будет по статье 121 (”Причинение боли и физическое насилие”).

Защитник же подсудимого заверял, что это была экстренная самооборона и Александр представлял прямую угрозу жизни Вахура.

”Это ужасно! — считает Сергей. — Сын был в стельку пьян, у него в крови было порядка 4 промилле. Он не то что долго драться, как описывает это Вахур, не мог — он языком, скорей всего, еле ворочал. А тут сказал такую длинную фразу и еще стал нападать, а он лишь защищался!”

Пенсионер считает, что Вахур пытался всячески себя обелить, поэтому утверждал, что в участке на него оказывали давление, и поэтому он свои показания изменил.
Происходящее могли видеть три человека, но их показания разнятся. Подруга Александра шла немного впереди и обернулась, лишь когда Вахур ударил парня головой и кулаком, и тот упал. Сидевший на скамейке мужчина, с которым Вахур и говорил, утверждал, что это Александр напал.

”Но это понятно, они давние друзья, поэтому он того выгораживал”, — вздыхает Сергей.
Еще ситуацию видела стоявшая на балконе соседнего дома соседка. Но так как от нее до скамейки было порядка 30 метров наискосок и обзор частично заслоняло дерево, то она видела лишь часть происходящего, а именно — как Вахур ударил Александра. По ее словам, тот не успел и, казалось, даже не мог ничего предпринять.

Однако защита Вахура сообщила, что показания свидетеля недостоверные, потому что он периодически общается с семьей Александра.

Тем не менее, суд первой инстанции пришел к выводу, что это не может быть самообороной, поскольку его действия не были соразмерны действиям Александра.

То есть если один человек оскорбил другого словами, тот ответить может ему только словами. Если же уже начал нападать, можно оказывать сопротивление. При этом в данном случае суд согласился, что необходимость само-обороны у Вахура действительно была: упомянутая им фраза была оскорбительна и вульгарна. Плюс суд решил поверить свидетелю, который сказал, что Александр после сказанного еще схватил Вахура за футболку.

”Ответив на вербальную атаку и физическое ее сопровождение ударом головы в лоб пострадавшему, Вахур еще был в рамках необходимой самообороны, — говорится в решении суда. — Но он должен был заметить, что он имеет дело с очень пьяным человеком с нарушениями координации, и когда Вахур ударил его еще раз, то самооборона стала атакой. Ведь Вишняков не оказывал никакого сопротивления. Таким образом, это было уже превышение самообороны”.

За это Вахуру присудили 100 штрафных единиц, или 1985 евро (его доход за 100 дней). И приговорили к условному сроку с двухлетним испытательным сроком.

Грань самообороны

Семья Александра также требовала возмещения 5000 евро морального и 693,36 евро материального ущерба.

”Он долго восстанавливался в больнице и дома, — поясняет Сергей. — Не мог работать, потом вышел, но в тот же день потерял на рабочем месте сознание, и его на скорой отвезли обратно в больницу. Его постоянно мучили головные боли, таблетки не помогали. Постоянные вспышки, потери сознания, он ничего практически не помнил. Лечился у психиатра. Врачи определили, что после удара Вахура он стал на 100% нетрудоспособным…”

Однако суд определил, что Вахур должен выплатить Александру лишь по 500 евро за моральный и материальный ущерб.

ТОП

”Да, после случившегося качество жизни пострадавшего существенно снизилось, но если бы он не был в алкогольном опьянении и не подошел бы к сидевшим на лавочке, то и конфликта бы не было”, — говорилось в решении суда, вынесенном 26 апреля 2017 года.

То решение обжаловали все — и пострадавший, и обвиняемый. Вишняковы не были согласны с суммой компенсации, ведь 1000 евро не покрывали нанесенный ущерб. Вахур утверждал, что он вообще ни в чем не виновен и платить ничего не согласен.

И окружной суд снял с Вахура все обвинения и полностью его оправдал, а также освободил от необходимости выплачивать пострадавшему компенсацию за моральный и материальный ущерб. Мол, сказанная Александром фраза была слишком оскорбительной, плюс там была угроза ударить по лицу, поэтому Вахур просто защищал себя. А когда Александр, по словам сидевшего рядом товарища Вахура, еще и схватил того за футболку, то, по мнению окружного суда, это было прямое исполнение ранее высказанной угрозы.

”То есть он нарушил моральное и физическое благополучие Вахура, — говорится в решении. — А так как он его не знал, не знал, на что тот способен, и не мог определить, насколько тот пьян, к тому же не было времени решать, куда его лучше бить, поскольку надо было срочно прекратить атаку, то его действия не являются превышением самообороны”.

Печальный итог

Обжаловать это решение в Госсуде пенсионеры-родители Александра побоялись — дополнительные расходы и совершенно непредсказуемый результат.

”Итог таков: Вахур ни в чем не виноват, а мой сын сидит на снотворных, обезболивающих и антидепрессантах, и он полностью нетрудоспособен, — говорит Сергей. — Самое страшное: если раньше у него хотя бы был какой-то интерес к жизни, то сейчас он лежит и смотрит часами в потолок. Мать готовит ему еду, иначе ведь он так ничего сам себе не приготовит и не поест. Я его зову и в лес за ягодами, и на рыбалку — он никуда не хочет. А раньше ведь с удовольствием со мной ходил…”

Сергей считает, что последствия того вечера намного серьезнее, чем решил суд. У человека пропал интерес к жизни. И если он охотно помогал своим родителям-пенсионерам, то сейчас уже старики должны за ним ухаживать.

”Получается, у нас в государстве — кулачное право? Меня кто-то оскорбит, я могу его побить, он станет инвалидом, а суд меня оправдает?” — недоумевает пожилой человек.
Сейчас Александр, говорит отец, живет только ради дочки. Когда он ее видит, то радуется, охотно с ней гуляет и делает уроки. В другое же время мир для него сер, он безучастно смотрит в потолок, и после 6 августа 2016 года ни его жизнь, ни жизнь его родителей уже никогда не станет прежней.

Пояснения суда

Пресс-секретарь суда первой и второй инстанции Криста Тамм отмечает, что Александр сильно оскорбил Вахура и схватил его за футболку, мужчины не были знакомы, и все это произошло неожиданно.

”В ходе защиты разрешается причинять ущерб нападающему. Исходя из судебной практики, превышением самообороны считается ситуация, когда защищающийся точно знает, что его средство защиты будет слишком опасно или он хочет нанести чрезмерный ущерб, — поясняет Тамм. — Если бы в данном случае после того, как пострадавший упал, обвиняемый продолжил бы нападение, вместо того, чтобы оказать ему помощь, то это явно было бы превышение самообороны. Или если бы он хотел нанести ему тяжкие повреждения. Но в данном случае он не хотел — его целью было лишь защитить себя в ходе этого весьма неожиданного конфликта и прекратить нападение. И он после этого пытался вызвать ему медиков”.

Пресс-секретарь также отметила, что ни одна из сторон — ни пострадавший, ни прокурор — не обжаловала решение окружного суда в Госсуде, хотя такая возможность была.

Tallinn Hockey weekend
Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии