Тайны фейковой эпохи, или Что же происходит в России

 (68)
Venemaa president Vladimir Putin ja teda võõrustav Soome riigipea Sauli Niinistö antsid Savonlinna lähedal Punkaharjus pressikonverentsi.
Foto: Karli Saul

Недавние выборы президента России оживили дискуссию, что же на самом деле происходит в соседней стране. Разобраться в этом не просто, пишет обозреватель Айн Тоотс в "МК-Эстония".

Многие уже догадались, что ответ на этот вопрос следует искать не в загадочной натуре Владимира Путина (ВВП), а в народе, которым он управляет. Народ любит ВВП не потому, что ему нравится то, что делает ВВП, а потому, что ВВП делает то, что нравится народу. Или, как изящно выразился политолог Владимир Пастухов: ”Он научился петь песни, которые нравятся народу”. О чем и откуда эти песни?

По Пастухову, ВВП сумел ”переформатировать народ под себя”, использовав ”убойную козырную комбинацию из трех карт”: тройка — это ”версальский синдром” (политика обид), семерка — ”русские страхи” (главный среди них — страх перемен) и туз — ”традиционное неприятие основной частью русского общества капитализма, буржуазных ценностей вообще и частной собственности в особенности” (”европейского выбора”). С помощью этих карт ВВП ”выиграл битву за ”коллективное бессознательное” русского народа”.

Корни, принципы, роли и последствия

Корни этого бессознательного, по мнению писателя Бориса Акунина, уходят в фундамент, на котором стоит Российское государство, опирающееся на четыре принципа: 1) абсолютная централизация власти; 2) сакральная фигура правителя, чтобы население мирилось с этим; 3) воля правителя выше закона (антитеза правовому государству); 4) все жители — слуги государства (культ государства).

Принципы эти были заложены Чингисханом (XIII век) и заимствованы Иваном III (XV век) как наиболее эффективные для своего времени и необъятной территории. Обладая мобилизационным потенциалом, такая система незаменима в ситуации кризиса (войн, природных бедствий и т. п. ), но становится тормозом в мирное время, мешая развитию за счет частной инициативы свободных людей, которые стремятся повысить свой уровень жизни.

Роль ВВП в сегодняшней России не так уж завидна. Кинодокументалист Виталий Манский, как очевидец эволюции ВВП, не исключает, что сам ВВП, ”может быть, одна из первых жертв путинизма”, так как ”византийская система власти российская, она уничтожает всех — и тех, кто наверху властной пирамиды, и тех, кто внизу”.

Еще дальше в этом направлении идет бывший сподвижник ВВП политолог Глеб Павловский, уверенный в том, что президентскую кампанию выиграл не ВВП, а аппарат, которому ”президент передал свое лидерство” и сам ”с отвращением, даже не скрывая отвращения, участвовал в этой кампании”, где его ”возили как куклу”, как ”символ, лейбл, бренд” сохранения статус-кво, за что и проголосовала страна.

Взаимоотношения народа и власти в России — это внутренние дела соседней страны, напоминающие Брексит в Великобритании, где тоже сумели заманить народ в тенета невыгодного для него выбора. Скандал вокруг отравления Сергея Скрипаля и его дочери Юлии — лишь одно из последствий такого развития событий.

Битва на фейковом поле

В связи с отравлением Скрипаля приводится масса аргументов категории ”вроде бы” (в виде эвфемизмов ”с высокой долей вероятности”, ”без малейшего сомнения”), но реальных доказательств того, кто был отравителем, а главное, какова его мотивация — никаких. Далее же последовало то, что наверняка стало неожиданностью для многих.
Запад, несмотря на уязвимость доводов Лондона, впервые открыто вступил в фейковую войну с Россией. Если до этого он лишь смущенно наблюдал за партизанскими действиями Russia Today и ”Спутника”, фабрик троллей и безымянных хакеров, то теперь ответил консолидированной поддержкой вызывающей сомнения информации. Западу приходится вести фейковую войну публично, поскольку он борется не с общественным мнением, а за общественное мнение, тогда как партизанам можно прятаться в кустах, делать вид, что ”это не мы”, ”нас тут нет” и т. п.

ТОП

Впрочем, если быть объективным, то RT и ”Спутник” ”партизанят” не больше, чем Радио ”Свобода” или Русская служба BBC, то есть они на виду, а значит, стеснение их деятельности оборачивается ограничением свободы слова, и это уже не фейк. Именно поэтому вызывает недоумение начавшаяся у нас подготовка к принятию закона об иностранных агентах, идущая вразрез с декларируемой политикой открытости.

Фейковая война — это формат противоборства между мировыми центрами силы в эпоху постправды. Целью фейковой войны является не уничтожение, а разложение противника, поэтому размахивание ракетами (чемпионы тут — президенты США и Северной Кореи, смачно оттоптавшиеся на репутации друг друга), которое становится все комичней, знак не столько угрозы, сколько призыва договориться на приемлемых условиях. Первый видимый результат — возможная встреча лидеров США и Северной Кореи. В противостоянии между Россией и Западом завалов больше, поэтому тут надо набраться терпения.

Эпоха постправды и фейковых войн полна неожиданностей. Это не только Брексит и избрание Дональда Трампа, но и то, как события в Крыму и на Донбассе дали толчок к пробуждению национального самосознания украинцев. У русских такое пробуждение началось после Куликовской битвы, но столетие назад им пришлось пожертвовать во имя не состоявшегося построения коммунизма. Строители коммунизма вроде бы давно перестроились, однако привычка чувствовать себя сидельцами в осажденной крепости по-прежнему жива в народе.

Трудно сказать, сколько времени потребуется, чтобы выйти из такого состояния, но рано или поздно в России также назреет ситуация и найдется политическая сила, которая сочтет своим долгом вывести страну (вернее, народ) из лабиринта попустительства и безответственности — и справится с этим.

Tallinn Hockey weekend
Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии