Сухим из воды: нерадивые отцы уходят от выплаты алиментов при помощи банкротства

 (116)

Foto on illustratiivne
Foto on illustratiivneFoto: Anni Õnneleid

Должников по алиментам в Эстонии тысячи. Они должны своим детям десятки миллионов евро. Множество детей растет в гораздо более худших условиях, нежели их сверстники из полных семей, а их мамы вынуждены как-то пытаться свести концы с концами. Государство пытается помочь таким семьям, но, как оказывается, на деле это не всегда работает. Как и почему — "МК-Эстония" разобрала на примере реальной истории из жизни.

Мария (здесь и далее имена изменены для защиты детей) познакомилась со своим будущим мужем Артуром в 1998 году. Они поженились, в 2002 году у них родился первый ребенок, а в 2004 году взяли в ипотеку квартиру. Все было хорошо, и в 2005 году в семье родился второй ребенок. Однако вскоре после этого мужа Марии, который работал в полиции, оттуда со скандалом уволили — поймали на взятке.

Мария рассказывает, что муж после этого стал пить и играть в казино. Так как на нормальную работу ему после громкого скандала было не устроиться, начал тащить из дома золото и ценные вещи и закладывать их в ломбардах. У Марии до сих пор сохранился ворох желтых квитанций оттуда. Когда все закончилось, он начал брать большие и малые кредиты в разных банках.

ТОП

Читайте также:

”Любопытный аспект: мы с ним вдвоем были собственниками квартиры, — рассказывает Мария. — Но когда он шел в банк и брал там кредитные карточки или малые кредиты, то они моего согласия не спрашивали. С одной стороны — да, поскольку он тогда не закладывал недвижимость. Но когда выяснилось, что он по этим кредитам не платит и даже не собирается, то из банков стали звонить мне и угрожать, что они продадут квартиру, где мы живем, — хотя я банкам не была должна ни копейки”.

В долгах как в шелках

Сложно передать, какой спектр эмоций испытывала тогда Мария, оказавшаяся в подобной ситуации с двумя маленькими детьми на руках. Когда она поняла, что дело совсем плохо, она подала на развод, раздел имущества и определение места проживания детей.

”А муж тогда… сбежал в другую страну, — говорит она. — Квартиру банк продал, и я еще осталась должна 30 000 евро”.

Женщина сняла жилье и встала в очередь на муниципальную квартиру. Работала на двух-трех работах, чтобы погасить долги и прокормить детей. Дети, надо сказать, тоже это все переживали очень тяжело — у одного из них сильно ухудшилось здоровье, и ему назначили среднюю степень инвалидности.

”Муж тем временем из-за границы вернулся, нашел себе женщину и обзавелся еще двумя детьми, — рассказывает Мария. — Суд нас развел, назначил ему алименты — по 200 евро на ребенка. Потом увеличили до 300 евро на ребенка. Однако он их в полной мере не платил, и на сегодняшний момент у него долг — 45 000 евро”.

Долги у мужчины — не только по алиментам. Он должен куче народу. И то ли умные люди подсказали, то ли сам придумал — бывший муж Марии решил подать на банкротство.

”Как сказал его банкротный управляющий, в общей сложности поступило 22 заявки от тех, кому он должен. И сейчас получается так, что наш судебный исполнитель, когда бывший муж подал заявление о банкротстве, был вынужден дело о востребовании алиментов закрыть. Теперь он, получается, пять лет подождет и выйдет чистеньким, безо всяких долгов. Их просто спишут!” — возмущается Мария.

Более того, после объявления о банкротстве он подал заявление в суд, чтобы уменьшить сумму алиментов на 100 евро и платить не каждому ребенку по 200 евро в месяц, а 200 на двоих. И суд удовлетворил иск.

”Это просто возмутительно! — отмечает Мария. — 200 евро в месяц у нас уходит только на квартиру. А детям ведь еще нужно покупать одежду и обувь, кормить, оплачивать все внеклассные мероприятия в школе… К тому же одному из них, у которого степень инвалидности, нужны лекарства и специальные приспособления”.

Она показывает свой ответ на иск с перечнем трат на детей: на одного нужно 368 евро, на другого — 518 в месяц.

Однако суд счел, что дети во второй семье не должны страдать, и хоть вторая жена Артура и зарабатывает порядка 900–1000 евро в месяц, сам он, как утверждает, подрабатывает таксистом в Taxify, получает лишь 180 евро в месяц и не может платить алименты больше 200 евро в месяц. Имущества у него тоже никакого нет.

Мария не верит, что физически здоровый мужчина с юридическим образованием не может найти себе нормальную работу. Она убеждена, что он где-то работает, но по-черному, чтобы не отдавать деньги судебным исполнителям и банкротным управляющим.

”Так что прекрасный рецепт тем, кто хочет уклониться от алиментов и насолить жене от первого брака: наделайте еще пару детишек, объявите себя банкротом и через пять лет все будет в шоколаде!” — горько говорит она.

Меры, которые не работают

”Но постойте! — скажет внимательный читатель. — Государство же на каждом шагу рапортует, что стремится облегчить жизнь семьям, где один из родителей не платит алименты. Создали алиментный фонд, ужесточили меры наказания по отношению к родителям-кукушкам и так далее…”

”Я вам скажу, — печально улыбается Мария, — это совершенно не работает. Алиментный фонд — не наша песня, поскольку по чуть-чуть он все же все эти годы платил. А в остальном… Да, четыре раза заводили уголовное дело за то, что он злостно уклонялся от уплаты алиментов. Дважды он начинал после этого какие-то крохи платить — и дело закрывали. Один раз его наказали общественными работами. Один раз дали три месяца условно и отобрали права. Ну и что? Он ездит и дальше, только без прав!”

Сейчас, говорит она, ее муж официально числится безработным, но судя по его цветущему виду, он живет припеваючи. Действительно, на фотографиях в социальных сетях Артур выглядит весьма довольным жизнью. И совершенно не похож на голодающего безработного, который вынужден сводить концы с концами на 180 евро в месяц.

В судебном решении есть такой любопытный аспект: вскользь упоминается о том, что когда у человека слишком много долгов, у него пропадает стимул работать. Ведь все, что он заработает, уйдет в погашение этих долгов, и он получит крохи. Зачем же тогда напрягаться и устраиваться официально на работу?

”Суд его, получается, покрывает, — делает выводы Мария. — Хотя по идее судья должен отстаивать интересы детей, оставшихся без отца”.

Она намерена подавать апелляцию, и если надо, дойти до Государственного суда, чтобы защищать права детей до последнего.

Алименты неприкасаемы?

Однако в Министерстве юстиции ”МК-Эстонию” заверили, что если даже физическое лицо объявляет себя банкротом, его обязанность платить алименты никуда не исчезает. Банкротный управляющий может реализовать это требование при помощи имущества должника. И у детей есть приоритет перед другими кредиторами.

Даже потом, когда должника освободят от требований, он не становится свободным от обязанности платить алименты. Родитель должен содержать своего ребенка до его совершеннолетия, а в некоторых случаях, и до 21 года.

При этом канцлер Палаты судебных исполнителей и банкротных управляющих Кристи Хунт отмечает, что проблема действительно серьезна. Исполнение судебных решений возможно, лишь пока не объявят человека банкротом. После этого судебный исполнитель прекращает дело и передает документы и имущество банкротному управляющему.

”Да, через пять лет долг человека по алиментам никуда не денется, — заверяет Кристи Хунт. — Даже после избавления от других долгов он останется висеть на человеке. Но при этом, если дело дошло до банкротного производства и должник не платит, надежды на алиментный государственный фонд нет. Надеюсь, эта проблема тоже когда-нибудь найдет свое решение, чтобы в будущем не возникало подобных узких мест”.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии