Почему эстонская шаманка отказалась подписывать договор с ”Битвой экстрасенсов” и не прочь стать мэром Кохтла-Ярве

 (30)

Alexandr Šerp, Anu Pahka
Alexandr Šerp, Anu PahkaFoto: Tiit Blaat

Победительница эстонской ”Битвы экстрасенсов” Ану Пахка, она же шаманка Ану, прошла кастинг российской передачи и даже снималась в первом выпуске, но кадры с ее участием были вырезаны из программы, которая пошла в эфир. В интервью ”МК-Эстонии” Ану рассказала, почему отказалась от участия в передаче, почему так часто ездит в Россию, а также поведала, что ее зовут на выборы и даже хотят сделать мэром Кохтла-Ярве.

– Почему мы вас так и не увидели в новом сезоне российской ”Битвы экстрасенсов”, ведь многие успели заметить вас в рекламных роликах, нарезка которых сделана с первых испытаний?

– Все правильно. Я прожила в Москве полтора месяца и снималась в российской ”Битве экстрасенсов”. Но чтобы остаться в проекте, надо было подписать договор. Я отказалась его подписывать.

– Какие условия вас не устроили?

– Я не могу рассказать обо всех условиях договора. Он заключается на три года. В Эстонии у меня слишком много дел, от которых я не могу отказаться. Мне бы пришлось отказаться от много, от очень многого. Поэтому в российской ”Битве экстрасенсов” вы меня не увидите.

Свое будущее мы можем менять

ТОП

– Судя по рекламным роликам, вы принимали участие в первой передаче. Вы успешно справились с заданиями?

– С первым заданием, когда надо было угадать, что находится за черной ширмой, я справилась хорошо. Мое попадание составило примерно 90%. Редакторы передачи тоже сказали, что с заданием я справилась хорошо. Со вторым заданием, когда надо было найти человека в багажнике одной из машин, я не справилась. Надо было найти мужчину. Но я рассказала про того парня, что смогла увидеть. Мне казался желтый цвет. Когда этот парень вылез из багажника, у него сразу спросили, любит ли он желтый цвет. Он ответил, что у него была желтая машина, желтое еще что-то и еще. В тот момент, кстати, на нем была желтая рубашка. Потом ко мне вышли сидевшие за стенкой и наблюдавшие на мониторе за происходящим владельцы машин, мы долго с ними разговаривали. Эта передача могущественная.

– Было еще одно задание у вас. Нужно было определить с завязанными глазами, что за человек находится перед вами — мистер X. Это была Юлия Самойлова. Что вы о ней сказали?

– Я рассказала о том, что она любит лес, что она родилась там, где лес. Я сказала, что она работает горлом.

– Какое у нее будущее?

– Об этом я не говорила. Но на будущее мы можем сами влиять и менять его.

– Как на это повлиять?

– Надо чувствовать сердцем. Иногда люди делают выбор разумом или своим эго. Это то, что нас гоняет по миру.

– То есть, когда человек начинает думать логически?

– Да. Если мы начинаем думать логически и наше эго считает, что надо поступить так или так, то мы не чувствуем внутренний голос. Каждый человек может его почувствовать. Если есть выбор, то человек думает: сделать так или так. А подсознание иногда говорит, что вообще не надо этого делать. Вот это и надо слушать.

Нашла учителя в России

– Вы отказались от участия в российской ”Битве экстрасенсов”, но тем не менее вы часто ездите в Россию. Зачем?

– В России я нашла себе учителя, шамана. Он живет в Туве. Рассказал мне о нем живущий в Москве белый шаман Олард Диксон. Он с женой приезжал в Таллинн, и я его спросила про учителя. Чувствовала, что мне нужен учитель. В следующем году я снова поеду в Туву. Хочу повезти туда из Эстонии две группы — эстонскую и русскую. Если кто интересуется, то я об этом напишу в Facebook, у меня две страницы — на свое имя Anu Pahka и Anubise Nõiakatel.
В Туве столько мест силы! Там столько диких лесов, которых у нас уже нет. Мы потеряли связь с такими местами, мы все рвемся в Европу. Интересно, что эту землю открывают для себя англичане, французы, немцы. Если бы вы знали, сколько там туристических групп! Я спрашиваю у туристов, что вы здесь делаете, почему вы здесь? Они отвечают, что такой природы, такой естественности уже нигде нет. Да, Альпы красивые, но такое чувство, что на тебя кто-то смотрит. А в Туве, в Хакасии и на Алтае, где я тоже была, такого нет. Вот там природа! Все очень могущественно.

– Что человек может постичь и обрести, приехав в эти места?

– В Хакасии есть камень, который исцеляет от бесплодия. Согласно научным экспериментам, в этом камне находится другой камень. Считается, что этот камень беременный. Со всей Азии туда едут люди, чтобы провести обряд на рождение ребенка. Еще в Хакасии есть белый камень. Одна сторона для женщин, другая для мужчин. И если ты дотронешься до камня, тогда будешь здоров. В Хакасии есть пещеры, где проводят обряды. Согласно легенде, в Хакасии жили светлые люди. Это была какая-то древняя цивилизация, люди были высокие, под 40 метров ростом. И когда ты находишься в тех местах, то возникает чувство, что ты видишь эту древнюю цивилизацию.

– У вас не возникает проблем из-за того, что вы так часто ездите в Россию? Вы же работаете в Кайтселийте, а на сегодняшний день складывается сложная мировая политическая ситуация, связанная с Россией.

– Я скажу вам так: теперь я молодая пенсионерка. (Смеется.) В августе мне исполнилось 55 лет, я больше не работаю в Кайтселийте. Этой работы у меня нет, теперь могу ездить куда хочу. Поэтому мне везет!

– То есть из-за ваших частых визитов в Россию у вас не возникало никаких проблем?

– Нет! Насчет этого все хорошо, как с нашей стороны, так и со стороны России.

Бубен на заказ

– Как вы считаете, русские в Эстонии отличаются от русских в России?

– Я могу сказать так, что у всех людей одинаковые проблемы, вне зависимости от того, где они живут. Но интересно другое. Когда я жила в Москве и снималась в ”Битве экстрасенсов”, то мне часто приходилось ездить на метро. Причем в Москве я часто ходила со своим посохом. Вы знаете, очень интересно то, что у нас в Эстонии народ ”холодный”, так считается. А там в России не было ни дня, чтобы ко мне кто-то не подошел. Люди брались за посох и говорили: ”Я хочу фото с вами!” Это так интересно! Люди улыбались. И мы тоже подходили к людям, спрашивали дорогу. Никто и никогда нам грубо не отвечал. Мне Москва очень понравилась.

– Хотели бы переехать жить в Москву?

– Я думаю, что в Москве жить трудно. Да, если у тебя есть большие деньги или ты очень хорошо зарабатываешь, то, конечно, можно. А если недалеко от Москвы, где-нибудь около леса или парка, то да, пожалуй. Мне очень понравилась Шереметьевская усадьба. Я там два раза была, и знаю, что там и в третий раз буду.

– Что вы делали в этой усадьбе?

– Просто гуляли с подругами, с которыми познакомилась на съемках ”Битвы экстрасенсов”. Теперь мы хорошие друзья. Те, кто сейчас участвуют в съемках передачи, мы хорошие друзья. Мы там просто гуляли. И обсуждали, кто что видит в этой усадьбе, кто и что чувствует. Это хорошее место, где хочется побывать.

– В России возникали проблемы с общением?

– Нет! Таких проблем не было. Я считаю, что люди везде одинаковые. Ну, например, порой хакасы говорят про тувийцев, что они гордые, злые. Ничего подобного нет. Может быть, они серьезнее — не часто улыбаются на улицах. Но все же, когда ты общаешься с людьми нормально, то обратная связь такая же.

– А то, что вы из Эстонии, создавало ли это какой-то шарм, притягивало ли это людей?

– Да! В Туве даже переспрашивали: ”Откуда? Из Эстонии? А где это?” На что я отвечала: ”Успокойтесь, у нас в Эстонии многие не знают даже про Туву и где она находится”. (Смеется.) В Хакасии люди удивлялись, что, мол, одна, из Эстонии, и пошла в горы. Знаете, очень много лет мало кто ездил из Прибалтики в Хакасию. Когда я ехала из Кызыла в Абакан, то шофер мне сказал, что 20 лет назад здесь было много эстонцев — ходили по горам, гуляли. А когда Эстония отсоединилась от России, то всё, перестали ездить. Сказал, что я вторая эстонка, которую он видит за последние 20 лет.

– Вы что-то привезли в Эстонию оттуда?

– Я привезла два бубна. Один для себя, другой для подруги. Еще привезла для себя шаманское зеркало (показывает на украшение на шее в виде лепестка в золотом орнаменте).

– Все это вы покупали?

– Бубны — да. Я заказала у шамана. Я их делаю и сама. Но у мастера в Хакасии, который делает бубны, этот дар с 8 лет. Он их делает и для музыкантов. Мастер рассказал, какие мне подходят звери, какие звуки. Изначально он задавал мне много вопросов, а потом сделал бубен специально для меня.

– Дорогой бубен?

– Дешевле, чем у нас в Эстонии. У нас тоже есть хорошие мастера.

– Какова средняя цена бубна в Эстонии?

– У нас в Эстонии бубен стоит 250 евро. Там он стоит 100–150 евро. Но там ты всегда можешь договориться с мастером и получить его дешевле. Все же зависит и от диаметра бубна.

Оплата картошкой

– Вы с помощью бубна вызываете духов. Каким образом вы ощущаете или видите духа, который пришел?

– Я просто ощущаю, что рядом со мной появляются силы. Чувствуются силы земли, воздуха, огня, ветра. Это не всегда одно и то же, это зависит от настроения, от того, для чего ты проводишь ритуал.

– Вы видите духов, как мы с вами видим друг друга?

– Да, но не всегда. Все же зависит от того, хочет ли разговаривать дух. Я считаю, что духа нужно вызвать только в крайнем случае и не каждый день. Существуют дни недели, когда с ними можно общаться. Для общения с ними надо подготовиться. Все же нехорошо тревожить мертвых.

– А если, просто говоря, захочется поболтать с духом, то вызывать его нельзя?

– Я считаю, что нехорошо так делать. Я помню, как мы с подружками вызывали духа. Нам было около 16 лет. Мы находились в доме возле Чудского озера. Ночь. Нас было 7–8 человек. Сидим около тарелки с бумагой. Я уже и не помню, какого духа мы вызывали. И вдруг — стук в дверь комнаты. Мы посмотрели на стекло двери, а там женщина вся в белом. Мы так испугались и заорали! Открывается дверь, а там — мама в белой простыне. Она спрашивает: ”Вы что, дуры, здесь делаете? Спать не даете”.

– Говорят, что каких-то духов, например, Сталина, вызвать не получается.

– Да! Я, например, просто так не вызываю духов. Мне же приходится общаться с ними посредством работы. Когда ко мне приходит человек, то для этого я и вызываю духа.

– Сколько стоит ваш сеанс?

– По шаманским обычаям так: шаманы не говорят, сколько и чего стоит — они берут то, что им дают.

– Не обижают?

– Кто-то приносит морковь, кто-то картошку, а кто-то дает деньги.

В политику? Не исключено!

– Когда у вас проявились экстрасенсорные возможности?

– Этим я стала заниматься после того, как умерла моя мама. Это было 19 лет назад. Тогда я поняла, что есть дорога смерти и жизни. На сороковой день после смерти мать пришла ко мне во сне. И вроде я спала, но это было как наяву. Она была очень красивая, как будто сошла с фотографии. И я помню ту фотографию, на ней матери было 26 лет. А я сидела в парке с младшим сыном Янаром, ему тогда было три года. Мы сидели в парке на скамейке. Помните, в парках были скамейки под 60-е годы?

– Чугун с деревом?

– Вот-вот! Мама садится рядом. И я спрашиваю: ”Почему ты ушла? Ты же была здоровая!” Она рассказала о том, что ее решили перевезти из Кохтла-Ярвеской больницы в другую — Пуру. У матери было высокое давление. Когда она проезжала гору в Кукрузе, то почувствовала, что сделала все в этой жизни, что мы все счастливые, что отец счастливый. И решила уйти. Она сказала, чтобы никого не винили в ее смерти. А мы же хотели идти с иском в суд на врачей. Она сказала, что это было ее решение — уйти. Она сказала, что хорошо помнит, как ее в машине оживили током, но потом не захотела возвращаться. В то же утро я позвонила отцу и сестре и сказала, что у меня с мамой был такой разговор и что это было ее решение. Всё.

– Сейчас вы общаетесь с мамой через обряды?

– Иногда. Она приходит ко мне, когда я стою перед выбором — да или нет. А попросту я ее не беспокою.

– Вам поступали необычные просьбы?

– Сейчас мне предложили участвовать в местных выборах в Кохтла-Ярве. Эти люди хотели, чтобы я дала согласие стать кандидатом в мэры Кохтла-Ярве. Спросила их, почему я? Они ответили: ”Ну понимаешь, ты же сама из Кохтла-Ярве, ты же знаешь все болезни города”. Да, я из Кохтла-Ярве, но все же хочу делать то, чем занимаюсь, хорошо, а не спустя рукава. Я посмеялась и сказала: ”Если через четыре года у вас ничего не изменится, то соглашусь!”

– То есть можете повторить путь Илоны Калдре, которая на этих выборах баллотируется в Йыхви?

– Да, рванем обе в политику. (Смеется.)

– А с Мэрилин Керро вы общались, когда находились в Москве?

– На тот момент, когда я была в Москве, ее там не было. А так — общаемся. Я ее очень уважаю. И когда мне надо было ехать в Москву, то она меня поддержала. Она сказала: ”Ты езжай и посмотри. Остаться в проекте — это не столь важно, самое главное, что ты найдешь друзей”. Насчет этого она была права. Я пригласила многих экстрасенсов в Эстонию. И может быть, в следующем году к нам приедет победитель ”Битвы экстрасенсов”.

– На что вы потратили главный выигрыш в эстонской ”Битве экстрасенсов” — 5000 евро?

– Я уже ранее сказал, что отдам какую-то сумму церкви. Так я это и сделала. Определенную сумму я пожертвовала детям. А остальное — на учебу и проживание в Туве.

– Ну недаром же говорили мировые миллиардеры, что надо делиться. Например, Рокфеллеры.

– Правильно! Если к тебе приходит немного побольше, то какую-то часть надо отдать. И тебе вернется в десятикратном размере.

– Какое пожелание вы бы передали читателям ”МК-Эстонии”?

– У нас в Эстонии есть определенные четыре слова, которые начинаются на ”а”. Это: armastus — любовь, austus — уважение, andestus — прощение и ausus — честность. Это то, без чего нельзя жить. Поэтому я и желаю вашим читателям четыре эстонских ”а”.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии