Новый худрук Русского театра — об Эстонии: здесь мне хочется жить долго

 (42)

Новый худрук Русского театра — об Эстонии: здесь мне хочется жить долго
Facebook

Новый худрук Русского театра рассказал изданию "МК-Эстония", за что любит Таллинн и почему наш театр так интересен российским режиссерам.

В феврале текущего года стало известно о конкурсе на должность художественного руководителя Русского театра, и уже в конце апреля был назван победитель. Им стал московский театральный режиссер Филипп Лось, который не в первый раз принимал участие в конкурсе на руководящую должность и уже имел опыт сотрудничества с эстонскими театрами. ”МК-Эстония” встретилась с будущим художественным руководителем, чтобы узнать о его планах на новом посту.

– На должность художественного руководителя театра подавали заявки 18 человек. Как вы считаете, почему выиграли именно вы?
– Наверное, потому, что мое предложение было самым точным и актуальным для театра. Мне было несложно точно сформулировать свое видение и цели, к которым я хочу вести Русский театр и его труппу. Видимо, мои знания и опыт показались конкурсной комиссии предпочтительными.

ТОП

События в скандал превращают СМИ

– Интересно также, что большинство кандидатов были из России. Чем российских специалистов привлекает наш театр?
– Я не могу точно сказать о других. Кто-то из тех, кто подавал заявки на конкурс, уже ставил спектакли в Русском театре и имел опыт общения с труппой. Кто-то просто узнал про конкурс и захотел в нем поучаствовать. То, что происходило в Русском театре последние десять лет, меня очень занимало. Я видел многие спектакли из его репертуара. Пожалуй, началось все со встреч с Натальей Лапиной — мы говорили о возможном сотрудничестве. По разным причинам тогда это не состоялось, но мы с Натальей до сих пор общаемся, и уже я раздумываю над тем, чтобы предложить ей вернуться к работе с этой замечательной труппой. Получается, что почти со всеми ее преемниками, кроме Игоря Лысова, я был знаком. Например, Марата Гацалова я знал, еще когда он студентом поступал к Райхельгаузу, у которого я тоже учился.

– Марат Гацалов ушел, не дожидаясь окончания контракта, Игорь Лысов выражал желание остаться на этом посту, насколько долгосрочные отношения с театром планируете вы?
– Моя позиция совпадает с позицией Игоря Лысова. Мне тоже кажется, что Русский театр — замечательное место, и художественное руководство им — это потрясающий вызов и очень интересная перспектива, и я не предполагаю променять ее на что-то еще.

– Вышеупомянутые художественные руководители, как и вы, были приезжими. Свою работу они начинали с энтузиазмом и далеко идущими планами. В итоге оба не продержались долго, и под занавес их работы на этом посту не обошлось без скандалов. Как вы считаете, почему у них не получилось?
– Это совсем разные люди и разные причины. Общее только одно — Русский театр, который совершенно не заинтересован ни в каких скандалах и не является почвой для них. Это абсолютно здоровый, творческий, интересный, развивающийся организм, который предлагал отличные возможности Марату Гацалову. Другое дело — почему он ими не воспользовался. Что касается Игоря Лысова, то я считаю, что он добросовестно выполнял обязанности художественного руководителя, выпустил ряд интересных спектаклей. Но это было решение Совета — объявить конкурс и расширить географию поиска кандидатов. Вполне нормальная ситуация для театра, поэтому я не вижу в этом никакого скандала. Эти совсем не однообразные события в скандал превращали именно СМИ.

И режиссер, и менеджер

– В свое время Марат Гацалов увольнял актеров, а Игорь Лысов давал уволенным возможность вернуться в театр. Есть ли у вас в планах изменения в составе актерской труппы?
– В ближайших планах нет, и я не вижу для этого никаких особых предпосылок. На сегодняшний день все актеры труппы для меня одинаково важны, интересны и любимы. Это тот коллектив, частью которого мне только предстоит стать. Волевое решение конкурсной комиссии еще ровным счетом ничего не означает. Я стану художественным руководителем тогда, когда все члены коллектива меня станут им признавать. Мне очень нравится, что труппа во всех возрастных категориях представлена очень талантливыми, разнообразными и интересными актерами и актрисами. И именно это актерское многообразие как раз таки и важно для моих планов. Что касается пополнения труппы — в ближайшее время это выпускники академии Вильянди, с некоторыми из которых театр планирует заключить договорные соглашения.

– В 2015 году вы были вторым кандидатом на место директора Русского театра. Получается, что в наш театр вас тянуло давно. Почему?
– В России очень много театров, и некоторые довольно сильно похожи друг на друга. Меня тянет к уникальности Русского театра Эстонии. И сама Эстония как культурно-театральная среда для меня тоже уникальна огромным зрительским интересом к театру — просто невероятным интересом и эстоноговорящей и русскоговорящей публики. Это та среда, в которой мне действительно давно хотелось работать. У меня есть опыт работы с эстонскими актерами и театрами. Но Русский театр — это огромный профессиональный коллектив, чудесно оборудованное здание и масса возможностей, которыми мне всегда хотелось воспользоваться в первую очередь во благо самого Русского театра, потому что я всегда считал и продолжаю считать, что Русский театр — это неотъемлемая часть культурного пространства Эстонии.

– Член совета Русского театра Яак Аллик сказал в одном интервью, что искали на пост худрука не столько гениального режиссера, сколько талантливого менеджера. Неужели худрук в некоторой степени должен дублировать функции директора? Не кажется ли вам такое высказывание несколько обидным?
– Давайте все расставим по своим местам. Во-первых, художественное администрирование меня совершенно не пугает и не обижает. Это совершенно особая работа. В театре есть директор, с которым мы не собираемся друг друга дублировать — наши обязанности с ним абсолютно не пересекаются. Просто подразумевается, что важнейшие шаги в художественном и административном направлении мы будем делать, согласовывая их друг с другом. Что касается меня как режиссера — это нисколько не ущемляет мои права. Для меня успех моих коллег иногда, возможно, даже более значим, чем собственный. Под этим я подразумеваю, что в стенах Русского театра будут работать профессиональные, талантливые режиссеры.

Не возмусь за ”убийство” спектакля

– Можете ли вы назвать первые премьеры, которые планируете?
– Будущий сезон начнется с финального спектакля Игоря Лысова, репетиции которого только начались. Я очень надеюсь, что это будет интересная, важная и признанная публикой работа. Следующим выйдет спектакль, под условным названием ”Грибоедов”, за который я как художественный руководитель несу всю полноту ответственности. Это будет не только знаменитая комедия Александра Сергеевича Грибоедова ”Горе от ума”, но и его письма и путевые заметки — взгляд на интересную судьбу и биографию автора. Премьера состоится 27 октября. А в начале января следующего года уже известный эстонской публике Сергей Потапов будет ставить пьесу Шекспира ”Ричард Третий”. Я считаю новое знакомство труппы с классиком очень важным шагом и надеюсь, что этот спектакль станет значимой частью репертуара.

– Какой самый амбициозный проект вы хотели бы реализовать на этом посту?
– Я не занимаюсь неамбициозными проектами. Позволю себе легкую степень самоуверенности и скажу, что все, что я хочу, я просто делаю.

– Как много спектаклей вы будете ставить сами?
– Я не буду слишком много ставить сам, так как никогда в своей режиссерской карьере не стремился достичь качества количеством. Для меня всегда было важно выносить каждый замысел до конца, чтобы это стало этапом не только художественного, но и личностного роста. К памятной дате — 7 ноября — я предложу зрителям спектакль по поэме Блока ”12”. Это будет спектакль-квест, так как степень активности участия зрителей в этой постановке будет максимальной, что поможет им погрузиться в атмосферу революции 1917 года.

– Назовите свой любимый спектакль Русского театра на данный момент.
– Был такой спектакль ”Лес” в постановке Натальи Лапиной. Очень жаль, что он несколько лет назад был снят. Для меня как для зрителя и режиссера это, безусловно, очень важный спектакль. Из сегодняшних постановок было бы неэтично выбирать лучшие, ведь спектакли — это как дети. Из детей нельзя выбрать наиболее и наименее любимых. Все спектакли любимые.

– А есть ли такой спектакль из идущих сейчас, который бы вам хотелось убрать из репертуара?
– Если спектакль не пользуется интересом у зрителя, то его выход из репертуара будет естественным. Я никогда не возьму на себя ответственность за ”убийство” спектакля, если он не нравится лично мне или я его не понимаю. И я не имею ни малейшего права предъявлять какие-либо личные эстетические требования к спектаклям, которые родились до моего прихода в должность художественного руководителя. Все будет решать лишь экономическая целесообразность.

– Можете ли вы дать оценку последней премьере ”Валентинов день”?
– Нет, не могу. Я приехал в Таллинн только 30 апреля, а премьера состоялась 28-го, поэтому я посмотрю ”Валентинов день” уже в новом сезоне.

В театре нет никакой слабости

– Изначально обговаривалось, что новый худ-рук театра не сможет совмещать работу в Русском театре с другими проектами в России, как это делал, к примеру, Марат Гацалов. Не жаль ли вам расставаться с деятельностью на родине?
– Каждой деятельности и каждому месту работы в судьбе человека есть свое время. Для всех коллективов, в которых я участвовал ранее, я сделал все, что хотел, и реализовал все, что планировал реализовать. Поэтому сейчас я ощущаю себя свободным и готовым посвятить себя полностью только Русскому театру.

– В чем главная слабость Русского театра сегодня, а в чем сила?
– В театре вообще нет никакой слабости. Иногда происходили некоторые недоразумения, которые чуть останавливали театр на пути к несомненному благополучию. Приступая к работе, я не вижу никаких препятствий, и моя главная амбиция — чтобы Русский театр стал лучшим в Эстонии. Для этого у нас есть все возможности.

– Нравится ли вам жизнь в Таллинне?
– Уже несколько лет назад я нашел себе маленькую уютную квартиру и бываю и бывал здесь довольно часто. Таллинн прекрасен. Впервые я побывал здесь больше 30 лет назад, а подробнее познакомился в начале 90-х годов — привозил спектакли Школы современной пьесы. Я люблю приезжать сюда на машине, чтобы была возможность свободно перемещаться, и уже объездил многие уголки Эстонии. Мои дети тоже любят этот город — старшая дочь часто ездит сюда сама, а сын осенью переезжает в Таллинн вместе со мной и очень ждет этого. Здесь мне хочется жить долго, а возможно — остаться навсегда.

– Ко всякому новому человеку на новом посту всегда приковано повышенное внимание, появляются слухи и не всегда обоснованная критика. Как вы относитесь к подобного рода вещам? Есть ли у вас какой-то способ не обращать внимание на лишнее?
– Странно не обращать внимание на критику. Когда человек говорит нелицеприятные вещи, он, возможно, имеет на это какое-то право. Как правило, человек критикует, преследуя те или иные интересы, которые нужно постараться разглядеть, отбросив эмоции. В подобного рода реакции людей всегда нужно стараться найти рациональное зерно.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии