Неуважительная причина: чтобы перевезти родственника в Эстонию, он должен быть… при смерти

 (95)
St Peterburg-26
St PeterburgFoto: Ilmar Saabas

В Эстонии живет много русских, у которых в России и других странах бывшего СССР есть родственники. Зачастую это самые близкие родные — родители, дети, внуки, братья и сестры, бабушки и дедушки. Только вот когда семья решает воссоединиться и жить вместе, ведь люди моложе не становятся, а жить в одиночку трудно, перевезти близкого человека в Эстонию оказывается крайне сложно, если не невозможно, пишет "МК-Эстония".

Илона и Валерия всю жизнь живут в Эстонии. Буквально в шести часах езды, в Санкт-Петербурге, живет их бабушка Нелли. Сестры часто навещают ее в России, да и бабушка приезжает сюда. Родные были бы ради жить вместе в Эстонии, но разрешение на это наша страна им не дает.

Без права на возвращение

”Нашей бабушке по папиной линии уже 76 лет. Когда-то она тоже жила здесь, работала, у нее, между прочим, 28 лет стажа в Эстонии! Но потом она вышла замуж и переехала к супругу в Санкт-Петербург. Сейчас муж умер, бабушка осталась совсем одна, все родственники у нее в Эстонии, да и здоровье в этом возрасте уже не то. У нее сейчас проблемы с рукой, были переломы. Мы хотим перевезти бабушку обратно к нам, чтобы быть рядом с ней, помогать, заботиться”, — рассказывает Валерия.

Так как для того, чтобы перевезти близкого человека в Эстонию, то есть для получения им вида на жительство по причине переезда к родным, у приглашающего должен быть определенный доход, сестры стали оформлять документы на себя, а не на сына Нелли, их отца, у которого непостоянный заработок.

У сестер свое жилье, у их отца тоже, то есть после переезда пенсионерке будет где жить. Родные даже писали в заявлении, что в крайнем случае бабушка может продать квартиру в России и купить здесь. Но когда все необходимые документы были собраны и поданы, семья получила отказ на основании части 2 статьи 123 Закона об иностранцах.

”Сначала предложили подать документы на рассмотрение еще раз, обосновать причину, по которой нам нужно, чтобы бабушка переехала. Но потом позвонили из Департамента полиции и погранохраны и сказали: ”Смысла писать заявление нет, мы вам все равно откажем. В вашем случае вы сможете забрать бабушку, только если она будет находиться в предсмертном состоянии”. Вот так, — вспоминает разговор с чиновником департамента Илона. — То есть моя бабушка должна умирать? Они сказали: ”Ну, в принципе, да. Но дай Бог ей здоровья”. Это просто шок!”

Илона и Валерия не понимают, как так может быть — человек 28 лет платил налоги, работал на эту страну, но вид на жительство все равно не дают. У Нелли даже еще активен эстонский личный код, ответили в полиции.

”Я прямо так и сказала, не сдержалась. Когда вы даете вид на жительство черным, украинцам или еще кому-то, это без проблем. А когда человек здесь жил, работал, платил налоги, отказываете! Да, она вышла замуж и уехала за границу только из-за мужа. На что мне ответили, что каждый делает свой выбор в жизни, она решила уехать и уехала. Не понимаю, как это может быть причиной для отказа, — возмущается Илона. — Сказали, что, если бабушка будет при смерти, дадут вид на жительство, а пока что нет, такой закон”.

Бабушкам можно, внукам нельзя

На самом деле, это не первая подобная ситуация, с которой сталкиваются родственники жителей Эстонии. Например, в 2012 году газета ”День за Днем” писала о женщине, которой запрещали перевозить в Эстонию внука и предлагали вместо этого самой переехать в Беларусь.

ТОП

В то время героине статьи, Марии, тоже было 76 лет, вот такое совпадение. Она переехала в Эстонию в 1954 году, выучила государственный язык, а позже сдала все необходимые экзамены и получила эстонское гражданство. Пенсионерка овдовела, тяжелобольной сын находился в специализированном учреждении, а дочь с внуком, которому на момент публикации был 21 год, проживали в Беларуси. Так как Мария жила в трехкомнатной квартире одна, но здоровье с годами становилось все хуже, возникла идея перевезти уже взрослого внука, получившего образование, в Эстонию.

Но, как и Нелли, эта семья тоже столкнулась с препятствием. Оказалось, что белорусский внук не может получить вид на жительство в Эстонии, потому что не является ни ребенком, ни супругом, ни родителем, ни бабушкой или дедушкой обратившейся гражданки, а о других родственниках в соответствующей статье Закона об иностранцах нет ни слова. То есть если бабушку к внукам теоретически еще можно перевезти в Эстонию, то внуков к бабушке — нет.

В МВД такую несправедливость тогда объяснили тем, что таким образом Эстония страхуется от наплыва мигрирующих родственников, которые могут обременить систему социальной помощи нашей страны, потеряв доход в стране бывшего проживания. Вариант, что внуки могут устроиться в Эстонии на работу и трудиться на благо этой страны, платить налоги, видимо, не рассматривается. Внуку тогда предложили оформить долгосрочную визу. Либо Марии переехать к родным в Беларусь.

Можно приехать по визе

Судя по вопросам на юридических форумах и прочих ресурсах по поиску советов в интернете, проблема перевоза близких в Эстонию по причине проблем со здоровьем актуальна для многих. И многие люди попросту не могут этого сделать, потому что формально их родные еще не при смерти, чтобы иметь право на получение вида на жительство в нашей стране.

”Условия, при выполнении которых пожилой иностранец может получить вид на жительство для переезда к ребенку или внуку, проживающему в Эстонии, устанавливаются правовыми актами. Условий для получения такого вида на жительство больше, но обязательно это должен быть человек, нуждающийся в уходе, который он не может получить в родной стране, а у приглашающего должен быть легальный доход”, — комментирует пресс-секретарь Департамента полиции и погранохраны Туули Хярсон.

Что касается ходатайства по поводу переезда Нелли в Эстонию, по словам чиновника, окончательное решение, разрешить получение вида на жительство или отказать в нем, еще не принято.

”Помимо вида на жительство иностранец может приехать к члену своей семьи, проживающему в Эстонии, на основании визы. Долгосрочная виза позволяет оставаться в стране до года”, — добавляет Туули Хярсон.