Несмотря на заявление и просьбу не трогать минимальный доход, судебные исполнители снимали все подчистую

 (62)

Несмотря на заявление и просьбу не трогать минимальный доход, судебные исполнители снимали все подчистую
Foto: MK Estonia

Житель Таллинна Андрей Плакан получает пособие по нетрудоспособности, что гораздо ниже минимального дохода. Тем не менее, судебные исполнители снимают и эти деньги, пишет "МК Эстония".

”Моими делами занимаются восемь исполнителей, и одни понимают, что этот доход снимать нельзя, а другие снимают, — возмущается недостатками системы мужчина. — Уходит 10 дней, чтобы эти деньги вернули, но их тут же снимает другой. Так они и перекидывают мое пособие друг другу. Абсурд какой-то! И приходится нанимать юриста, чтобы мне мои же деньги вернули”.

У Андрея — бурное криминальное прошлое и десятки тысяч долга государству и разным магазинам, ущерб которым он своей деятельностью много лет назад нанес. В январе этого года он вышел на УДО и сидит сейчас дома с электронным браслетом. Его доход — пособие по нетрудоспособности и социальное пособие для инвалидов, в общей сложности около 400 евро в месяц.

Читайте также:

”Когда меня выпустили, я первым же делом пошел к юристу и попросил разослать судебным исполнителям заявления с просьбой оставлять на моем счету доход в размере минимальной зарплаты, — рассказывает Андрей. — Все эти письма получили, многие даже ответили. Но когда мне первый раз перевели пособие по нетрудоспособности, его тут же сняли!”

Круги бюрократии

Из банковской выписки видно, что деньги судебный исполнитель снял в тот же день. Андрей попросил юриста написать письмо с просьбой вернуть деньги. Через несколько дней их вернули. И… их тут же снял другой судебный исполнитель. Когда через 10 дней вернул тот, сразу же снял третий. И каждый раз Андрею приходилось писать письма и просить перевести деньги обратно. У юриста, говорит он, уже огромная папка с этими письмами.

”Не понимаю, в какой системе нужно поставить отметку, чтобы они не снимали мои пособия? — возмущается Андрей. — И без юриста с этим не разобраться: чтобы писать все заявления, нужно знать эстонский, нужно знать, как эти заявления составлять, нужно присылать им банковские выписки. Ладно я, а как же те люди, у кого нет денег на юриста? И если, допустим, одному судебному исполнителю достаточно, что я сфотографирую выписку с компьютера и отправлю ее на Viber (интернет-программа для переписки — прим.авт. ), то другой требует, чтобы я непременно шел в банк, брал оттуда заверенную ими выписку и приносил им”.

ТОП

А выписка, добавляет он, стоит 4 евро. И для того, чтобы ему с браслетом выйти из дома, нужно согласовывать план его передвижений с сотрудником надзора — все прописывается буквально по минутам.

”Хорошо, мне потом в банке подсказали, как можно заверенную выписку отправлять по почте”, — говорит мужчина.

В итоге он вроде бы со всеми договорился, но когда в марте снова пришло пособие, один из судебных исполнителей тут же его снял.

”Дело закончилось тем, что все согласились, что они не будут трогать мои 400 евро, а один решил, что будет оставлять только 320 евро в месяц, а 80 брать в счет погашения долга. Как так может быть, что разные судебные исполнители принимают разные решения? И как мне на эти 320 евро в месяц жить? С браслетом на работу особо не устроиться. С чего платить за квартиру, покупать еду?” — задается вопросами мужчина.

Он также не понимает, почему в данном случае нельзя передать все его долги одному судебному исполнителю, который бы всем этим и занимался? Ведь с одним человеком проще договориться, чем с восемью.

”Когда я найду работу, они у меня все будут снимать подчистую? — рассуждает он. — Я вот сейчас сижу дома и получаю 400 евро. Допустим, выйду на работу, буду получать 900 евро в месяц, так они мне будут оставлять те же крохи, если не меньше? В чем тогда смысл?”

Он считает, что нужно ослабить хватку и изменить систему так, чтобы у человека был стимул работать. Например, получает человек 1000 евро, пусть с него снимают 200–250 евро, а 700 оставляют на жизнь.

”Я не против платить долги, — говорит он. — Но хочется хотя бы остаток жизни прожить спокойно. Но судебные исполнители просто перекрывают воздух. Были случаи, когда люди выходили на свободу, 2–3 месяца работали за копейки, потому что все снимали исполнители, потом плевали на все и уходили обратно в криминал. Потому что на то, что они оставляют, просто не прожить”.

Закон есть закон

Почему же возникла такая ситуация и как нужно написать заявление, чтобы деньги не со счета снимали?
Нарвский судебный исполнитель Татьяна Афанасьева отмечает, что должник правильно сделал, что сообщил всем судебным исполнителям о виде и размере получаемого им дохода.

”Но, к сожалению, он не сделал заявление касательно своего банковского счета, — поясняет она. — Ведь арест дохода должника и арест банковского счета должника — это два разных исполнительных действия. Должнику следовало представить заявление каждому судебному исполнителю (как правило один мейл отправляется разом всем судебным исполнителям) с просьбой обеспечить прожиточный минимум на счету в таком-то банке — и следует известить, в каком конкретном банке должник пользуется счетом”.

И, в соответствии со статьей 133 Кодекса об исполнительном производстве, судебный исполнитель снимает арест с банковского счета должника в течение трех рабочих дней. А банками заявление обрабатывается в течение одного рабочего дня.

”И только после того, когда банк подтвердил обеспечение минимума на его счету со стороны всех судебных исполнителей, можно начать пользоваться своим счетом”, — констатирует судебный исполнитель.

Что же касается вопроса Андрея, почему почти все исполнители решили оставить ему минимум в 400 евро, а один потребовал оттуда 20%, то Татьяна Афанасьева поясняет, что, исходя из обстоятельств каждого конкретного дела каждый судебный исполнитель самостоятельно решает применять ту или иную статью и арестовывать тот или иной доход должника.

”Обстоятельства дела могут отличаться тем, что взыскатель, например, не заявил желания обращать взыскание на то или иное имущество должника. Рассматривается также соразмерность арестовываемой части дохода и размера требования к должнику. При этом учитываются данные, предоставленные должником судебному исполнителю, и иные обстоятельства дела, — перечисляет специалист. — Тот судебный исполнитель, который арестовал 20% дохода должника, правомочно применил нормы закона”.

И, поясняет она, в данном случае не стоит вопрос о двояком трактовании закона судебными исполнителя, а лишь о том, какие обстоятельства конкретного дела были учтены для проведения конкретного исполнительного действия. Поэтому и получилось, что большинство поступило так, а один — иначе.

”Например, каждый судебный исполнитель может самостоятельно принимать решение, обращать ли взыскание на, например, автомобиль 1998 года выпуска или нет”, — говорит Татьяна Афанасьева.

Изменений не планируется

Однако идея Андрея, чтобы всеми делами должника занимался один исполнитель, не нашла пока отклика в сердцах руководителей Палаты судебных исполнителей и банкротных управляющих.

Татьяна Афанасьева поясняет, что судебные исполнители не получают зарплату от государства, а должны сами своим трудом, своей работой, своим усердием создавать себе имя и таким образом повышать свой доход. Другими словами, кто лучше работает, к тому частные лица и идут, исходя из личных предпочтений.

Что же касается требований общественно-правового характера (например, если взыскателем выступает ЭР, полиция, местные самоуправления и т. .), у которых к Андрею тоже есть требования, то закон следит, чтобы и в этом случае было обеспечено равенство судебных исполнителей.

”Здесь аналогию можно провести с бывшими семьями должника, — говорит Татьяна Афанасьева. — В первую семью он должен платить алименты одному ребенку, во вторую — двум детям, а в третьей содержать свою новую жену и новорожденного ребенка. Не может же он их объединить в одну семью, чтобы проще было варить одну большую кастрюлю супа на неделю”.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии