Наиболее радикальные предложения в новый Закон о языке не вошли

 (35)
Наиболее радикальные предложения в новый Закон о языке не вошли
Foto: Andres Putting

Одним из последних законов, принятых в нынешнем созыве Рийгикогу, стал новый Закон о языке. Когда сырой законопроект впервые стал достоянием общественности полтора года назад, то многие его положения если не повергали в шок, то как минимум поражали своей абсурдностью. Однако самые радикальные изменения до голосования в парламенте не дожили. "МК-Эстония" выяснила, что изменится в языковой политике и какие пункты нового закона окажут прямое влияние на нас с вами.

Статья 9 Закона о языке в новой редакции осталась без изменений: в местных самоуправлениях, где национальные меньшинства составляют больше половины населения, у каждого есть право получать официальную информацию не только на эстонском языке, но и на языке национального меньшинства. Статья 11 даже добавляет, что в таких самоуправлениях с одобрения правительства и внутреннее делопроизводство можно вести на языке меньшинства.

Митинг на русском возможен

Первоначальный вариант закона имел такой пункт: обращаться к общественности чиновники могут только на эстонском. Другими словами, Нарвское горсобрание могло бы использовать русский язык в стенах своего здания, но если бы кто-то из депутатов вышел на Петровскую площадь и выступил перед нарвитянами на митинге, говоря все так же по-русски, то тут же попал бы в цепкие лапы Языковой инспекции.

Изначально исключение предусматривалось для обращений к общественности посредством иноязычных СМИ. Причем про радио и телевидение было сказано, что это должны быть передачи прямого эфира, как будто интервью для вечерней программы новостей записать по-русски уже нельзя.

Принятый закон устанавливает, что госчиновник или чиновник местного самоуправления обязательно должны общаться на эстонском языке только с эстоноязычными СМИ. По сути, вряд ли это можно назвать новостью. Может, раньше и бывали случаи, когда какой-нибудь чиновник мэрии Силламяэ говорил в интервью ЭТВ на русском, а его речь снабжали субтитрами, но мне такие примеры не известны. Если же дело в плохой памяти автора этих строк, то резюме простое: отныне эту порочную практику ставят вне закона.

Узаконенное требование перевода

Абсурдом выглядело изначальное требование пункта 1 статьи 10: госчиновники, работники муниципалитетов и предприятий с мажоритарным государственным участием могут общаться между собой на служебные темы только по-эстонски. Получалось, что двум русским работникам кохтла-ярвеской мэрии, к примеру, между собой о делах на родном языке поговорить нельзя?

В окончательной редакции Закона о языке сказано лишь, что делопроизводство ведется на эстонском языке. Про межличностное общение на рабочие темы с использованием других языков речи нет.

Раньше в законе имелась возможность представлять в госструктуры или местные самоуправления заявления и прочие документы не только на эстонском языке. Могли, конечно, не взять, но возникал вопрос: на каком основании? Теперь это основание прописали: учреждение имеет право требовать перевода на эстонский.

Но имейте в виду: перевод должны спросить сразу, а не задним числом. Если документы уже приняли, ничего не сказав, то должны рассматривать. Опять же есть исключения: если в данном местном самоуправлении делопроизводство ведется и на других языках, никакой перевод не нужен. Другими словами, в Нарве можно подавать бумаги на русском, а вот в Пярну такие документы могут не принять.

Против самих эстонцев

Есть в новом законе и новшества, которые, что называется, направлены против самих же эстонцев. Раньше можно было использовать и иностранные словечки в вывесках, надписях и названиях, если это являлось частью зарегистрированного названия. Но обилие всяких pub’ов, bank’ов и night club’ов заставило законодателей сделать в статье 16 приписку: если экспонируется запатентованное название, но не на эстонском, то к нему нужно добавить пояснение на госязыке. Причем это пояснение должно быть на первом плане.

Так что, по всей видимости, будет у нас теперь baar St. Patrick’s pub, pank Swedbank и ööklubi Soho night club. Сомнительно, что нынешнее положение мешает потенциальным клиентам понять, куда их зазывает вывеска. Новый закон просто добавит головной боли владельцам фирм и заведений.

ТОП

Тем, кто ведет бизнес и имеет сайт, придется считаться еще с одним новшеством. Старый Закон о языке был принят еще в 1995 году, когда компьютер был роскошью, а слово "интернет" для большинства походило на новое ругательство. В изменившихся реалиях законодатели обратили отдельное внимание на всемирную паутину, предписав зарегистрированным в Эстонии фирмам, предприятиям, фондам и учреждениям перевести на эстонский язык ту часть интернет-страницы, которая дает информацию о роде деятельности и характере товаров или услуг. При этом переводить весь сайт на эстонский все же не требуется, хотя изначально были слышны и такие призывы.

Вы правы, но инспектор правее

Ночным кошмаром для многих неэстонцев являются языковые экзамены. Новый закон говорит, что их не нужно сдавать тем, кто получил на эстонском языке хотя бы основное образование, окончив девять классов. При этом добавлен пункт 4 статьи 26, по которому образование считается полученным на эстонском языке, если по-эстонски преподавали не меньше 60% предметов.

Учитывая тот факт, что русские гимназии вот-вот должны претворить в жизнь реформу образования (там как раз такие пропорции — 40% на родном языке, 60% на государственном), каждый выпускник гимназии от экзамена должен освобождаться автоматически. Но не все так просто и однозначно!

В статье 28 появился пункт 2: если у чиновника Языковой инспекции появится обоснованное сомнение, что человек не владеет эстонским на должном уровне (хотя этот человек получил образование на эстонском и от экзамена был освобожден на законном основании), то бедолагу можно запросто отправить на экзамен.

И справка — не индульгенция

Многих тревожил вопрос: что же будет со справками о владении языком, выданными до 1 июля 1999 года? Они, как написано в статье 39 (пункт 2), признаются действительными, если работодатель считает, что уровень владения языком у работника достаточный для исполнения его служебных обязанностей.

Но гарантировать освобождение от экзамена на 100% вам никто не может. Ибо в этом же пункте сказано, что в случае возникновения подозрений работодатель может попросить Языковую инспекцию снова проверить вас. А у инспекции, как уже говорилось выше, могут возникнуть "обоснованные сомнения" (к сожалению, дать определение "обоснованности" трудно, так как в законе это не прописано), и вы снова пойдете на экзамен.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии

TOP НОВОСТИ