Музыкальный руководитель Русского театра Александр Жеделёв: что важно для композитора, и как все успевать

 (1)

Музыкальный руководитель Русского театра Александр Жеделёв: что важно для композитора, и как все успевать
МК-Эстония

В прошлом году Александр Жеделёв был принят в Союз композиторов, а уже в начале этого года вышла его первая авторская пластинка Porta Itineri Longissima. В Русском театре имя Александра Жеделёва плотно связано с каждым спектаклем, но это далеко не все его успехи, о которых можно рассказать, пишет "МК-Эстония".

– Весь год у вас расписан наперед. Как расставляете приоритеты в своем плотном графике?


– Это зависит от объема работы и от даты, на которую назначены премьера спектакля или день концерта. Я стараюсь все очень четко планировать. Чтобы выполнить работу вовремя, я обычно определяю два срока, к которым она должна быть закончена. Один для себя, другой для того, с кем работаю. Например, себе я отвожу три дня, а договариваюсь о том, что у меня пойдет неделя. Таким образом, я оставляю себе время для того, чтобы спокойно подумать, выносить идею или исправить ошибки. Несмотря на то, что работа творческая, есть еще технические и организационные моменты, зависит это все не только от меня, но свою часть работы я стараюсь всегда выполнять вовремя.


Имею отношение к каждому спектаклю


– На данный момент, что требует больше всего сил и внимания?


– Сейчас все самые большие проекты связаны с театром, я работаю над тремя большими постановками.


– Являясь музыкальным руководителем театра, вы принимаете участие в постановке каждого спектакля? Или бывает так, что в силу вашей занятости музыкальным оформлением занимаются другие люди?


– В силу определенных задач я имею отношение к каждому спектаклю, даже если не творчески, то организационно или административно. Для работы в театре недостаточно быть просто музыкантом и композитором, надо еще знать, как работает театр, весь его механизм, структуру, разбираться в драматургии. Конечно, бывает, что мое участие не требуется и режиссеры сами занимаются музыкальной частью постановки, но на определенном этапе они ко мне все-таки обращаются, чтобы я помог советом, смонтировал что-то, сочинил или записал.


– А что подразумевает административная часть?


– Подача отчетов о музыке. Поиск музыкальных инструментов и музыкантов, которые будут играть в спектакле. Бывает, что нужно найти педагогов.


– В спектаклях в основном используется ваша музыка?


– По-разному. Конечно, мне интересней писать самому, но и находить, подбирать уже написанную кем-то музыку тоже интересно. В процессе поиска можно столкнуться с очень разными, достойными произведениями, которые без определенной задачи я бы не встретил.


– Когда спектакль выходит из репертуара театра, музыка уходит вместе с ним?


– Случалось так, что спектакль прошел, его уже не играют, а через некоторое время другой режиссер услышал музыкальную тему и захотел ее использовать для какой-нибудь новой постановки. Я таким вещам очень рад, потому что музыка живет дальше.


Независимый арбитр


– В этом году вы были приглашены в состав жюри конкурса Eesti laul (его победитель едет представлять Эстонию на ”Евровидении” — прим. ред.). Какие впечатления остались?


– Мне было интересно, потому что я однажды сам посылал туда песню. Хотелось посмотреть, как все устроено изнутри. Из своих впечатлений могу отметить то, что у нас на телевидении работают очень профессиональные команды. Испытываю уважение к тому, как у них все слаженно и четко. Очень высокий уровень работы. А насчет музыки — это не моя музыка, я такую не люблю, не слушаю и поэтому, если глобально, то я рад, что песня, которую я посылал на этот конкурс для участия, не прошла. А оценивать, конечно, нелегко, но я старался сделать это честно. На мое решение не влияло, знаком я с кем-то из конкурсантов или нет.


– В прошлом году вас приняли в Союз композиторов Эстонии. Что нового привнес этот факт в вашу жизнь?


– В первую очередь, я ощутил большую ответственность. Глобально ничего не поменялось, но мне стали поступать предложения от Союза композиторов о написании музыки для разных коллективов и музыкальных событий. Пока не приходится говорить о кардинальных изменениях, прошло меньше года, как я вступил в этот союз, но, безусловно, приятно, что мастера нашей страны меня отметили и приняли в свою компанию. Это говорит о том, что они считаются с моей музыкой, для меня это важно.


– Какая из достигнутых на данный момент целей когда-то казалась несбыточной мечтой?


– Почти все. Я всегда хотел делать то, чем я занимаюсь сейчас. Я мечтал жить только музыкой — и я живу только музыкой. Мечтал иметь студию — у меня есть студия. Мечтал играть с интересными музыкантами и чтобы моя музыка звучала в кино — и это тоже происходит. Учителя! Я мечтал попасть в круг доверия к определенным учителям — я попал к ним. Надеюсь, что это доверие я оправдал. Я считаю очень важно мечтать, визуализировать, тем более амбиции у меня всегда были очень большие. В итоге получается все то, что заслуживаешь, и достигаешь того, к чему честно стремился.


– Как появилась на свет ваша первая пластинка?


– Это результат работы, которая длилась два года. Я просто почувствовал, что у меня накопился материал в зоне современной, камерной музыки. Я решил, что это будет мой первый шаг в мире серьезных произведений, именно поэтому название пластинки — Porta Itineri Longissima, что в переводе с латыни звучит как ”Труден лишь первый шаг”.


Комплимент для композитора


– После удачно завершенных работ бывает ли желание немного расслабиться и позволить себе отдохнуть?


– У меня абсолютно не рутинная работа, проекты все разные. Нет такого желания отдохнуть от всего. Я же по ночам сплю, значит, отдыхаю (смеется), а если куда-то уезжаю, то всегда с собой беру нотную тетрадь. Кстати, меня очень вдохновляют поездки, но больше всего я люблю уезжать с какой-то миссией, с концертом или со спектаклем, чтобы можно было совместить полезное дело с отдыхом. А вот, например, перспектива поехать на фестиваль и не участвовать, а быть только зрителем, вызывает у меня дискомфорт, потому что я чувствую в себе потенциал, я всегда готов представить публике свое творчество, коллективы и проекты.


– В одном из интервью вы говорили, что не задумываетесь над вопросом ”как я все успеваю?”. Секрет разгадан на сегодняшний день?


– Секрет (если это можно так назвать) в том, что когда меня спрашивают, сколько пойдет времени, я всегда называю в два раза больше, чтобы все успеть. Я всегда могу спланировать и взвесить, за какой срок я сделаю определенную работу. Патологически не терплю, когда опаздывают и себе этого тоже не позволяю. В этом и секрет — делать все вовремя и давать обещания только те, которые точно смогу выполнить.


– Что из творческих планов вы собираетесь реализовать в ближайшее время?


- 12 апреля в рамках проекта Eesti Muusika Päevad состоится премьера моего нового произведения для Estonian Cello Sextet. 29 Апреля в NUKU театре будет представление целиком на моей музыке ”Тим Тайлер и проданный смех”. Сразу после этого, 12 мая, на площадке Vaba Lava состоится новое представление моей команды Audiokinetica, которое называется Idem, в этом представлении актеры расскажут о поиске своей идентичности.


– Стремитесь ли вы к известности и популярности?


– Для композитора нет ничего важнее, чем знать, слышать и видеть, как мастера исполнительного искусства играют его музыку. И я счастлив уже сегодня, что есть замечательные, талантливые артисты и виртуозные музыканты, которые играют мои произведения. Для меня это самый большой комплимент. А популярность очень неудобна для жизни, я к этому не стремлюсь. Если когда-нибудь так случится, что произойдет признание в больших масштабах, то, значит, такова воля с неба, но если я поставлю себе это как цель, то я перестану ставить себе в приоритет творческую совесть. Потому что в первую очередь я делаю то, о чем я не могу молчать. Я не скажу, что известность — это плохо, безразличие гораздо хуже, но главное, чтобы не было тишины.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии