МНЕНИЕ: В преддверии выборов значение будет приобретать национальный вопрос

 (15)

Venekeelne aabits
фото иллюстративноеFoto: Taavi Arus

По мнению многих экспертов, в ходе начавшейся избирательной кампании все большее значение будет приобретать национальный вопрос. Вариации: языковой вопрос; русский вопрос и т. д., пишет "МК Эстония".

В данном случае имеются в виду не столько сами проблемы, связанные с взаимоотношениями людей разной национальности, сколько тот факт, что в этих выборах имеют право голосовать лица без гражданства и граждане других стран. А это преимущественно русские и русскоговорящие жители нашей республики. С которыми, хочешь — не хочешь, приходится находить общий язык. В том числе — и буквально. Что и происходит сегодня на наших глазах. Точнее было бы сказать, на наших ушах, но это как-то слишком уж физиологично.

Мы одной крови?

Как человек, регулярно слушающий ”Радио 4”, я не мог не заметить, что в эфире этой станции последнее время русский язык из уст чиновников разного ранга стал звучать ощутимо чаще, чем, скажем, еще два-три месяца назад. Он звучит, когда речь идет о политике и идеологии, о транспорте и о культуре, о хозяйственных проблемах и об отношениях с Россией, с Евросоюзом, с Америкой и другими странами и континентами.

ТОП

Читайте также:

Не употреблять русский язык на русскоязычных каналах сегодня позволяют себе только те, кого предстоящие выборы вообще никак не касаются, типа рокеров, членов клуба филокартистов, или же чиновники узкой специализации — статистики, судебные исполнители и банковские служащие среднего звена.

С одной стороны, это даже вроде бы и радует. Все-таки пустячок, но приятно, когда изрядная часть аппаратчиков, хотя бы накануне выборов, вспоминает, что рядом с ними живут люди другой этнической принадлежности, с запросами и особенностями которых надо считаться, пусть даже на таком формальном уровне. Но с другой стороны, осознаешь, что это, по большей части, все-таки вынужденные телодвижения, потребные для сбора голосов немаленькой части электората. Все равно приятно, но примешивается доля горчинки…

Впрочем, у всякой медали (да хоть бы и монеты — без разницы), о чем я не устаю повторять, есть не две, как это принято считать, а три стороны: аверс, реверс и гурт (иначе — рант), то есть ребро. И вот эта третья сторона в описываемой ситуации играет очень важную роль.

Дело в том, что сегодня при общении с русскоговорящей аудиторией одного лишь употребления ее родного языка недостаточно, чтобы завоевать симпатии данной части избирателей.

Балансируя на ребре

Центристы окучивают эту грядку давно. Собственно, сколько грядка существует, столько они ее и окучивают. Сависаар еще при создании Народного Фронта, накануне Поющей революции, сообразил, что этот сегмент политического пространства рискует остаться бесхозным, и тот, кто приберет его к рукам, внакладе не останется.

Так появилось на свет русское крыло НФЭ, составленное преимущественно из тартуских русскоязычных интеллектуалов и примкнувшей к ним интеллигенции Таллинна, Нарвы и других городов. Вскоре на этой основе было сформировано Русское Демократическое движение Эстонии (РДДЭ), ставшее фундаментом для Объединенной Народной партии Эстонии (ОНПЭ). Возникшая вскоре Русская партия Эстонии (РПЭ) собрала под свои знамена значительную часть остальной политически активной русскоязычной диаспоры.

До определенного момента, действуя сообща, эти две партии имели очень даже неплохие позиции в Таллинне и на Тоомпеа. Однако надолго этого статус-кво не хватило. В конце концов ”Эдгар Виссарионович” задушил в своих дружеских объятиях тех, кто поверил в его искренние партнерские намерения, и отправил в политическое небытие тех, кто отказался играть по его правилам. При этом не последнюю роль сыграли непомерные амбиции лидеров ОНПЭ и РПЭ, чем Сависаар умело воспользовался, раздавая подачки, а затем выставляя напоказ бескорыстие вождей…

Так или иначе, но в конечном счете практически весь электорат двух означенных партий перешел под крыло Сависаара. А ведь люди постарше помнят, что на стыке 1980–1990-х годов его имя, наряду с именами Рюйтеля, Марью Лауристин и других представителей тогдашнего эстонского истеблишмента, были, мягко говоря, не шибко популярными среди русскоязычного населения Эстонии. Эдгару удалось то, чего не сумели все остальные партии, вместе взятые — завоевать симпатии русскоговорящих эстоноземельцев, поменяв их вектор на 180 градусов. Хотя никаких особых заслуг перед этой частью аудитории за Сависааром не числится. Просто он сумел позиционировать себя как искреннего доброжелателя и надежного партнера обеих ”русских” партий.

Что обе они не зажились на этом свете — так то вина их вожаков, а железный Эдгар лишь вовремя протянул руку оставшимся в результате без руля и без ветрил избирателям, предложив им подходящую программу: православие и народность (правда, без самодержавия, по крайней мере явного), где в качестве православия выступает именно таки непосредственно православие в виде храма в районе Ласнамяэ, построенного при живейшем содействии тогдашнего столичного мэра; на роль же народности претендует широко освещаемая кампания за сохранение русскоязычного образования на государственном, сиречь общенародном, уровне.

Кто чей сын

Все описанные действия Носорога оказались очень даже близкими по духу живущим в Эстонии русским. Особенно для такой загадочной субстанции, как их национальный менталитет.

Один мой старинный приятель (я не называю его имя, поскольку он работает на госпредприятии) как-то поделился со мной: ”Ты знаешь, умом я понимаю, что для экономики и социальной сферы полезнее то, что предлагали и делали реформисты. А главное — сама жизнь доказала их правоту. Но вот не нравятся мне они, и все тут! Как-то и смотрят они на нас не так, и разговаривают с нами сквозь зубы… А остальные и того хуже — лицемерные снобы. Так что голосовать я буду за центристов”.

Рационального в симпатиях русского избирателя к центристам, правда, не очень много. Ведь даже то обстоятельство, что в дни ”бронзового противостояния” Эдгар Сависаар просто отмолчался, не повлияло на эти симпатии отрицательно. И даже недавний скандал с ”тремя сестрами” и их альтернативным списком, как ни странно, в итоге, судя по некоторым признакам, принес в копилку Центристской партии дополнительные голоса — вместо того, чтобы оттянуть уже имевшиеся в пользу других политических сил. Наверное, срабатывает принцип, сформулированный президентом Франклином Делано Рузвельтом, которому приписывается фраза о никарагуанском диктаторе Анастасио Сомосе: ”Он, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын!”. Никого лично не имею в виду, исключительно цитата.

…В повести братьев Стругацких ”Волны гасят ветер” описан феномен, не получающий убедительных объяснений. Речь идет об одной женщине: ”Если перед нею ставят четко сформулированную и понятную ей проблему, она принимается решать ее с азартом и с удовольствием, но в результате, совершенно помимо ее воли, получается решение иной проблемы, ничего общего с поставленной не имеющей…”.

Вот и со мной так: собирался написать что-то типа фельетона, а получился чуть ли не панегирик центристам. Тоже с горчинкой, но хотя бы не приторно…

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии