МНЕНИЕ: Сталкиваясь с медициной, экономика искрит

 (28)

Vaingort
VaingortFoto: Vallo Kruuser

"Вряд ли ошибусь, если скажу, что главная тревога нынешней зимы — грипп. Как и в прошлом году в это время. И в позапрошлом. Хлюпаем носами, сипим, глотаем таблетки, пьем микстуры, надеясь, что разговоры о девяти погибших от гриппа — не про нас", — пишет доктор экономических наук Владимир Вайнгорт в "МК-Эстония".

Специалисты в области санитарии полагают, что растущая массовость респираторных заболеваний происходит из-за увеличения контактов с носителями болезней в условиях современного города. Но почему им дома не сидится — этим носителям?

Неожиданная причина

Ответ совершенно неожиданно я обнаружил в далекой от темы здравоохранения справке, направленной в Рийгикогу для пояснения предложений по внесению изменений в Закон о социальном налоге. Где поп, а где приход? И, тем не менее, из этой справки следует, что причина роста массовости зимних эпидемий последних лет экономическая.
Оказывается, аж в 2009 году резко увеличилось количество людей, которые ходили на работу и не брали больничный лист. Более того, известно даже число таких неоформленных дней болезни. Их оказалось на 40% меньше, чем должно было быть исходя из статистики предыдущих (до 2009 года) лет.

ТОП

Читайте также:

Что же случилось в 2009 году? Никакого взрыва корпоративного патриотизма тогда не произошло, и резкого улучшения состояния здоровья населения не наблюдалось. Авторы записки честно объяснили: именно в 2009 году ввели порядок оплаты больничных листов, когда за первые три дня заболевшему работнику никто ничего не платит, а с четвертого до восьмого дней болезни работодатель платит 70% среднедневной зарплаты последних шести месяцев (предшествовавших дню заболевания). И только с девятого дня наступает очередь платить Больничной кассе.

Сезонные вирусные заболевания в большинстве случаев, как шутят врачи, проходят за неделю, если их лечить, и за семь дней, если не лечить. Вот получалось, что работникам, живущим ”от зарплаты до зарплаты”, при уполовинивании недельного заработка приходилось выбирать: дохнуть от голода или не брать больничного листка и ходить на работу больными. Они, как правило, выбирали второй вариант, чихая не только на свое здоровье, но и на здоровье всех, кто находится в зоне распространения вирусов.

Нынче все иначе

Справка, о которой идет речь выше, подавалась в Рийгикогу вместе с предложением дать право работодателю оплачивать работнику 100-процентную среднюю зарплату со второго дня болезни по восьмой день включительно. А чтобы стимулировать такие выплаты, в Закон о социальном налоге внесли изменение, по которому работодатель освобождается от необходимости платить социальный налог (в размере 33%) от выплаты за все семь дней болезни.

Итоги января покажут, насколько востребованной оказалась новая норма. Контакты с бухгалтерами показывают, что не очень. И совершенно зря. Новый порядок по крайней мере абсолютно решает проблему, связанную с выплатами в случае болезни членам правлений фирм.

До конца прошлого года с этим делом все было запутано до крайности. Некоторые члены правлений после проверки выплат по болезни ”попали” на серьезные деньги. А теперь — пожалуйста: заболел член правления — платите ему за первую неделю как здоровому, экономя полностью сумму социального налога. То есть по крайней мере в случае простудных недельных заболеваний проблема выплат начальству решена с немалой экономией для фирмы (поскольку этим лицам все равно платили полную зарплату).

По отношению к наемным работникам не все так просто. Если работодатель воспользуется новой нормой, то в сравнении с прежней (и, подчеркнем, продолжающей действовать сегодня обязательной выплатой) нагрузка по зарплате вырастет у него почти вдвое. При этом, конечно, он проявит чувство социальной ответственности и перед работником и перед обществом. Более того, защитит от болезни не только других работников, но и себя самого (исключив полностью контакт с разносчиком вирусов). И все же, все же, все же…

Несколько слов о социальной ответственности

Готовя эту публикацию, я обсудил проблему с несколькими крупными работодателями. Один из них начал с того, что попросил исключить из разговора тему социальной ответственности бизнеса. Он полагает, что ее надо рассматривать вместе с социальной ответственностью государства. Поскольку 33% от брутто-зарплат, которые платит бизнес, строго говоря, не налог, как считает мой собеседник, а социальное страхование.

В том числе больничная страховка, включающая бесплатное лечение, скидки на лекарства и компенсацию потери заработка. Таким был социальный контракт между бизнесом и государством, когда вводилась высокая ставка социального страхования.

Но с течением времени один из участников контракта — государство — стал его нарушать. Ввели плату за нахождение в больнице. Пусть небольшую, но тем не менее. Удлинили очереди на попадание к специалисту, понуждая больных пользоваться услугами платной медицины. Сняли компенсацию потерь заработка за три дня, перебросив компенсацию еще за пять дней на работодателя. Теперь перебрасывают на него выплату за всю первую неделю болезни, давя на совесть.

А само государство бессовестно нарушает правила игры. Говорят, 33% социальной страховки (из которых Больничной кассе идет 13%) недостаточно. Несмотря на быстрый рост зарплат. Но причина в том, что государство поставило под налог с оборота плату за коммунальные расходы и энергообеспечение больниц, к тому же нагрузив электроэнергию и GSM для медицинского транспорта акцизами. Тем самым социальный налог поставили еще под налоги. А профильный ”социальный” министр (судя по его выступлениям) все силы отдает борьбе с выпивкой (хотя нигде в мире эта пустая затея результата не давала).

Впрочем, это уже иная тема, очень раздражающая моих собеседников. Что касается платы за дни болезни, то они полагают, что проявлять благородство будут ”по мере возможности”. Хотя и считают поведение власти нечестным. Такие дела.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии