МНЕНИЕ: Глянем на себя в чужое зеркало



Stalinstlikud majad
фото иллюстративноеFoto: Ester Vaitmaa

”Хреновацией” называют противники проект сноса московских пятиэтажек в отличие от его сторонников. Тех и других среди обитателей ”хрущоб” примерно поровну. Интересно, чем это закончится. Не то, какие уличные силы возьмут верх, а как пойдет реализация проекта и какими окажутся первые результаты. Потому что рано или поздно, похожий проект придется реализовать и нам. Происходящее в Москве — результат приватизации жилья в начале девяностых на всем постсоветском пространстве.

Перепись населения и жилья, проведенная в Эстонии в 2012 году, показала, что здания постройки до 1945 года составляли 38%, ”сталинские” дома и ”хрущевки” (постройки 1946–1990 гг.) — 48% и ”постсоветские” — 14%, передает "МК Эстония".

То есть основная масса (86%) требовала замены техносистем и конструктивов зданий. Содержание квартир потребовало огромных средств для оплаты за подорожавшее более чем в сто раз отопление и в десятки раз электричество. Для удешевления требовались инвестиции, средств на которые у новоявленных собственников не было. Не было средств и у государства, скинувшего этот финансовый хомут со своей шеи.

Грабеж средь бела дня

ТОП

Вовремя подсуетились банки, и пошла им всяческая благодать. Сначала жертвой квалифицированного маркетинга пали деревянные окна, затем работоспособные чугунные батареи меняли на недолговечные штамповки, а металлические трубы на пластиковые.
Потом пришла очередь зарабатывать поставщикам т. н. контрольно-измерительных приборов (по показателям которых дележ расходов выходил на те же пропорции, что были в многоэтажных домах ”от века”). Утепляли торцы. Потом стены (в результате пышно расцвела во многих домах разноцветная плесень).

И, наконец, наступил нынешний этап массового финансового грабежа со стороны банков и ”Кредекса”, когда обладатели священных прав собственности на внутриквартирный воздух берут кредиты на 20 лет, чтобы выбросить двухслойные окна и поставить трехслойные; снять одну обклейку фасадов и поставить еще более толстую и дорогую; откопать, утеплить и снова засыпать стены подвалов и т. д. и т. п. ”Крышует” проект Министерство экономики, включив маркетинговую скидку, обеспечиваемую еврофондами.

При этом совершенно не решаются проблемы транспортных стоянок и растянутых коммуникаций между пятиэтажной застройкой. Но самое главное: когда закончится срок возврата кредитов (20 лет!), потребуются новые инвестиции. Поскольку идет смена технологического уклада. Уже на некоторых крышах устанавливают солнечные батареи, недавняя строительная выставка продемонстрировала фантастические по эффективности обогреватели. Все это пока еще дорого, но мы уже умеем оценивать революцию цен на новые технологии.

В этом смысле московское решение и экономически, и градостроительно, и архитектурно грамотнее наших ”хреновирований”. Другое дело, что люди не верят обещаниям власти.

Экономика и мораль

Что в России, что у нас законодательная база, на которой покоится приватизированное жилье, откровенно отражает интересы обеспеченных квартирособственников. Вступающий в силу с начала следующего года Закон о квартирных товариществах хуже действующего, поскольку еще меньше защищает интересы меньшинства. Между тем, исследования, в которых я участвовал, показывают, что инвестиционные интересы квартирособственников радикально различаются. Не только из-за финансовых возможностей, но и по причине разных приоритетов жизненных ценностей.

Оппоненты российского варианта перестройки спальных районов упрекают авторов проекта в лоббировании интересов стройкомплекса. Но что здесь плохого? Стройкомплекс — один из мощных (если не главный) двигателей роста экономики. Все равно спальные районы обречены. Грядет то, что сегодня в нормальных странах называется ”Новой урбанизацией”. Современное общество не может ютиться в скудных общественных пространствах спальных районов. Эти районы ждет транспортный коллапс.

У нас в результате безумной приватизации сложилось абсолютно архаичное соотношение собственного и арендного жилья (последнее доходит в европейских столицах до 90%, а у нас — около 5%). Поквартирная собственность — вообще смысловой нонсенс. Мир идет к дифференциации жилых домов (молодежных лофтов, домов для пожилых).

Может возникнуть вопрос: почему молчат специалисты? Тут я и многие мои коллеги чисты. Двадцать лет со всех доступных амвонов пишу о нашей преступной жилищной политике. Надеюсь скоро опубликовать очередную переписку свою с Минэкономики, которое на экономические резоны отвечает рассуждениями о ”развитом чувстве собственности”. Так что горячие споры у нас еще впереди.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии