Митрополиту Корнилию назначили помощника: кто он, новый викарий Таллиннской епархии, и какие планы вынашивает?

 (4)

Митрополиту Корнилию назначили помощника: кто он, новый викарий Таллиннской епархии, и какие планы вынашивает?
Foto: "МК-Эстония"

5 февраля в Москве в храме Христа Спасителя Патриарх московский и всея Руси Кирилл возвел в сан епископа Маардуского архимандрита Сергия с наречением титулом ”епископ Маардуский викарий Таллиннской епархии”. Таким образом, у митрополита Таллиннского и всея Эстонии Корнилия появился помощник, который возьмет на себя часть его полномочий. ”МК-Эстония” встретилась с Владыкой Сергием в соборе Александра Невского, где он рассказал о своих планах на новом посту, сегодняшних проблемах Церкви и взаимодействии с государством.

Из-за почтенного возраста митрополиту Корнилию с каждым годом все сложнее управляться со всеми делами Православной церкви в Эстонии. В связи с этим давно обсуждалась необходимость назначить ему помощника, которым и стал епископ Маардуский Сергий. К нему теперь, как и к митрополиту, следует обращаться ”Владыка Сергий”.

Выбор народа

–Думали ли вы, что когда-нибудь займете столь важный пост?

–Первое предложение было от него. А так, в принципе, все священнослужители ”рождаются” в церковной среде. Без поддержки народа и священнослужителей едва ли это было бы возможно. Сами прихожане, приход, священнослужители из своей среды начинают кого-либо постепенно ”выдвигать” на церковное служение. Таким же образом в лоне Церкви рождается и епископ. Начиналось все постепенно, мне говорили: ”Хорошо было бы, если бы вы были епископом”, желали этого, содействовали этому. А потом поступило предложение от Владыки Корнилия.

ТОП

–Насколько распространена практика назначения викариев?

–В крупных городах, например, в Москве, это сплошь и рядом. Там, где ведется активная церковная жизнь, просто невозможно обойтись без помощников. Каждому викарию могут давать какое-то отдельное направление церковной жизни, которым он занимается. Владыка Корнилий полностью дееспособен. Но ему уже сложно передвигаться в силу возраста. А так он абсолютно здраво мыслит, проповедует, служит очень много.

В последние годы сильно активизировалась церковная жизнь, возник молодежный отдел, социальное служение, воскресные школы, выставки проводим, другие внешние мероприятия, например, рождественскую елку, и Владыка Корнилий просто физически не успевает бывать везде. В связи с этим ему нужен помощник.

В принципе, я и был его помощником. Собор Александра Невского считается кафедральным собором, то есть здесь кафедра правящего архиерея, здесь он тоже в силу своей занятости не может находиться целый день. Поэтому ему назначаются помощники: староста по хозяйственной части, казначей по финансовым вопросам и ключарь. Вот я был ключарем. То есть я занимался всеми богослужебными вопросами в храме, организацией служб, распределением священников, хоров и всем, что связано с деятельностью собора. Таким же образом теперь еще и на пространстве Таллиннской епархии я буду оказывать ему помощь.

–Что теперь входит в круг ваших обязанностей?

–Я буду охватывать и другие храмы, кроме того, как епископ по благословению правящего архиерея я могу освящать храмы и престолы, рукополагать в священный сан, для этого не надо будет митрополиту выезжать, чтобы этим заниматься. Часть обязанностей Владыки Корнилия смогу выполнять я.

–Чем теперь будет заниматься митрополит Корнилий?

–Тем же, чем и раньше. Просто часть своих полномочий он будет делегировать мне. Например, в Палдиски еще не освящен нижний придел храма. Уже год там ждут, когда Владыка Корнилий сможет приехать, а ему в своем графике просто не найти время. Теперь я могу это сделать весной, в ближайший месяц поедем и освятим. Сейчас ремонтируется Казанская церковь, будет воздвижение крестов, хорошо, чтобы архиерей присутствовал при этом. Со стороны кажется, что Эстонская церковь небольшая, ничего не происходит. А в прошлом году начали снимать фильм об истории православия в Эстонии, наснимали 200 часов, и еще не все охватили. И деятельность какая-то, и паломнические службы — так что жизнь церковная достаточно богата.

Не на замену, а на помощь

–Многих волнует вопрос, кто же станет преемником митрополита Корнилия. Ваше новое назначение значит, что этот пост автоматически перейдет к вам или же абсолютно новый человек может быть назначен из Москвы?

–Нет, с Москвой мы, конечно, согласовываем эти вопросы, но вообще Эстонская православная церковь избирает своего предстоятеля, не только священнослужители, но и миряне, прихожане. Созывается Собор, и выбирают из нескольких предложенных кандидатур. По уставу он избирается пожизненно. Это может быть даже человек не в епископском сане — священник или иеромонах, которого произведут в сан епископа, и он займет этот пост. Тогда уже церковь сама решит, кто наиболее достоин и нужен на тот момент, какая кандидатура наиболее приемлема. Мое назначение не связано с какой-то перспективой, все остается по-прежнему. Викарий — это помощник. Владыке Корнилию просто назначили помощника. Даже если впоследствии здесь будет назначен какой-то молодой и деятельный архиерей, правящий всей церковью, ему тоже викарный епископ не помешает. У нас многие вопросы церковной жизни простаивают, не хватает ”рук” на них.

–На что в своей деятельности вы хотите сделать упор?

–Продолжу заниматься социальной деятельностью, буду оказывать поддержку молодежному отделу. А так сейчас самое главное — наладить жить богослужебную. Практически во всех храмах она у нас хорошо налажена. Казанский приход сейчас переформировывается в связи с новым настоятелем, он должен набрать силу. И храм в Ласнамяэ тоже должен набрать силу. Это создаст фундамент и для внешней деятельности церкви, потому что богослужебная жизнь — это центр православной жизни. Если это будет четко функуионировать, то и вся внешняя деятельность будет соответствующим образом развиваться.

–Вы сами посещаете больницы, дома престарелых, ездите по домам, чтобы исповедовать и причащать?

–Да, но сейчас, к сожалению, буду реже, видимо, ездить. Во многом паства и рада за меня, их молитва меня вынесла на архиерейское служение, но и при этом люди понимают, что где-то потеряли меня. Поэтому, конечно, скорбят немного. Но я все равно буду ездить по возможности. Сам в своей жизни прошел через определенные испытания, разочарования, потери родных и близких. Это дает какой-то опыт, и ты хорошо понимаешь нужны, скорби и радости других людей, можешь дать какую-то поддержку, посочувствовать. Постоянно приходится ездить в дома престарелых, навещать кого-то, беседовать.

–Есть ли какие-то вопросы, которые вызывают особое беспокойство, требуют помощи государства?

–Государство не препятствует нам, видит благотворное влияние церкви на общество, ее миротворческую функцию, и поддерживает в каких-то вещах. Сейчас мы можем свободно действовать, служить, проповедовать. Конечно, хотелось бы иметь какую-то помощь по содержанию храмов, но и город, и государство определенную помощь оказывают, и материальную в том числе. Так что нельзя сказать, что государство никак не участвует в нашей жизни. Отношения построены достаточно доверительные. Слабым местом на данный момент я могу назвать недостаток священнослужителей. Сейчас, к сожалению, воспитание молодежи таково, что молодые люди не могут сохранить к зрелому возрасту свою чистоту. Очень жесткие требования к ставленникам, к священству, и кандидатов очень мало, молодых священников не хватает.
Прихожане изменились

–Насколько активно сегодня общество участвует в церковной жизни?

–Раньше жизнь приходов протекала более вяло, она была сосредоточена только внутри церковной общины. Сейчас церковь возвращается к полноте своего внешнего служения. Изменился состав приходов, прихожане стали моложе. В соборе Александра Невского это люди 40–50 лет, до 60. Это деятельный период жизни, люди, занимающие какие-то посты, имеющие какие-то возможности. И они стараются помогать церкви, участвовать. Значительно изменился процент мужчин. Никак не могу к этому привыкнуть, до сих пор удивляет — иногда я прихожу на вечернюю службу и вижу, что если раньше это всегда были только женщины, то сейчас большинство мужчин. Молодежи достаточно, много у нас в алтаре прислуживает молодых ребят, в общей сложности человек 15, которым это интересно.

–Существуют ли молодежные церковные организации, чем они занимаются?

–Сейчас и при Таллиннской епархии, и при Нарвской есть молодежный отдел. Наш молодежный клуб называется ”Сретение”, он существует уже несколько лет. Руководителем отдела является настоятель Казанской церкви священник Виктор Мельник. Деятельный священник, образованный, который проводит библейские кружки, занятия, выезды в летние лагеря, благотворительные ярмарки. Молодежь действует очень быстро и на другом уровне, вносит энергию в церковную жизнь.

–Нуждающиеся люди приходят за материальной помощью в церковь?

–Приходят. В больших объемах мы здесь не можем ее организовать в первую очередь из-за помещения, потому что центр города, негде людей принять. У нас была программа Sõbra Käsi (рука друга — прим. ред.) с другими христианскими конфессиями, город давал помещение, и мы там устраивали кормежку несколько раз в неделю. Представители туда выезжали, готовили суп и раздавали горячую еду порядка 200 нуждающимся. Сейчас мы потеряли это помещение, но другого нет. Пока что оставили себе только тех, у кого маленькие детки, раз в неделю они сюда приходят и получают продуктовые пакеты.

В частном порядке люди тоже приходят к дежурному священнику, могут от него какие-то минимальные деньги получить, продукты. Вообще, деньги стараемся не давать, когда не знаем хорошо, что за человек. Пытаемся больше объяснять, что церковь в первую очередь — это кладезь духовных богатств. Мы можем оказать первичную помощь и научить, как жить так, чтобы у человека не возникали такие тупиковые ситуации, чтобы он учился работать, стоять на ногах, искать поддержку у Бога и своих близких.

Без обеда и выходных

–Полгода назад в прессе обсуждался вопрос объединения церквей — Эстонской апостольской православной церкви Константинопольского патриархата и Эстонской православной церкви Московского патриархата. Что вы об этом думаете?

–Да, такое заявление было как раз со стороны Константинопольской церкви, оно в чем-то провокационное, поэтому мы никак не отвечали на него, чтобы не было вражды, чтобы на этой теме не спекулировать. Обстоятельства покажут, как жизнь церкви будет устраиваться. Православная церковь Московского патриархата здесь прослеживается на протяжении 10 веков, начиная с появления первых православных приходов в Юрьеве, нынешнем Тарту, в 1030 году.

Мы знаем, откуда мы произошли, это не была церковь русскоязычного населения, это не была какая-то обособленная структура, она неизменно втягивала и представителей коренного населения в эту жизнь. Особенно в XIX веке было мощное вливание коренного населения в православие. У нас есть и эстонский православный приход, служба на эстонском языке проходит в соборе по субботам. Например, в Нымме на двух языках служба ведется. В церкви преодолеваются все эти разделения: национальные, имущественные. Церковь должна объединить всех людей во Христе.

–Как проходит ваш день, много ли времени уделяется молитвам?

–Надо признать, меньше, чем нужно. Как монаху мне надо больше времени уделять молитвам. Мы постригаемся все в Псково-Печерском монастыре, там духовник, и наставления духовные мы получаем оттуда. Зная занятость, тем более, соборное служение, духовник мне сразу правило монашеское немного сократил, оставил, так сказать, прожиточный минимум. Если есть время и возможность, я полностью исполняю, если много дел, поездки, встречи, то немного урезаю.

Просыпаюсь я около шести, сначала утренние домашние молитвы, потом приезжаю в собор на богослужение, либо сам служу, либо смотрю, как организовано богослужение, все ли певчие на месте, хор. Сам всегда поминаю о здравии и за упокой всех своих знакомых, работников, всех, кто просит молитвы, а после этого уже целый день решаю хозяйственные вопросы – встречи, общение с работниками, больше административная деятельность. К концу дня у нас небольшое подведение итогов дня с Церковным советом, со старостой, с казначеем. Потом вечернее богослужение, затем еду домой, там тоже домашняя молитва. Вечером уже побольше, Псалтырь читаю. Иногда ко мне приезжает кто-то, кто обучается читать. И так каждый день, как таковых выходных нет. Хорошо бы один день выделять, отдых должен быть, нужно соблюдать режим труда и отдыха, но я его, к сожалению, не соблюдаю.

–Могут ли прихожане лично к вам прийти на прием?

–Да, но сейчас пока время не определено. Раньше я постоянно исповедовал здесь, у меня были определены дни, когда я находился в храме, люди могли прийти. Сейчас пока точно не знаю, но будет какой-то день, какие-то часы. Об этом можно будет узнать в храме.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии