Лиги: в ходе возврата собственности я тоже остался без дома, где вырос

 (28)
Valitsuse pressikonverents
Jürgen LigiFoto: Rauno Volmar

Евангелическая лютеранская церковь и Апостольская православная церковь Эстонии по решению правительства получат более 8 миллионов евро. Деньги возьмут из резервного фонда реформы собственности. Это — компенсация ущерба, понесенного церквями в годы войны и оккупации. В обмен церкви откажутся от притязаний на некоторые принадлежавшие им ранее здания и художественные объекты.

Однако почему из резервного фонда реформы собственности не стали помогать вынужденным квартиросъемщикам, которые как раз в ходе этой реформы и оказались на улице? И не боится ли государство, что тем самым создает опасный прецедент, когда подобные требования о компенсации начнут выдвигать и другие?

На эти вопросы ”МК-Эстонии” отвечает Юрген Лиги (Партия реформ):

В выделении денег церкви нет ничего плохого, но не с таким объяснением. Вначале правительство обосновывало это необходимостью компенсировать ущерб, нанесенный оккупацией, как будто Эстония сама себя оккупировала. Затем начали говорить о возмещении облигаций, о чем даже речи быть не может, поскольку долги утратили силу за давностью, а Эстония не могла контролировать своих долгов и своего имущества.

Облигации не были объектом реформы собственности. Ни один суд не высказал иного мнения, и сейчас это растрачивание денег является не чем иным, как покупкой голосов. Деньги за облигации нельзя брать из резерва, созданного в ходе реформы собственности, как это сделало правительство.
Оправдана выплата компенсации за церковь Нигулисте, но в таком случае следует привести честное обоснование, а деньги должны идти на ремонт церквей.

Если говорить о Православной церкви, то выделение денег логично, поскольку государство не вернуло собор Александра Невского, оставив его Московскому патриархату.

Вынужденные съемщики тут вообще ни при чем. Никто не вынужден ничего снимать, это политическая бутафория чистой воды. Собственность требуется защищать, но ее у съемщиков не было.

В ходе возврата собственности я тоже остался без дома, где вырос. Его вернули людям, которые никак не были связаны с этим местом. Но я не жалуюсь. После восстановления независимости реституция была твердо заявлена. Кто пользовался чужим имуществом, тому налогоплательщики ничего не должны.

В Эстонии существует рынок найма недвижимости и можно всегда найти альтернативу, хотя в душе это травмирует. В том числе и меня.

Tallinn Hockey weekend
Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии