Кто вы, мистер Таранд?

 (3)

Семейство Тарандов хорошо знакомо жителям Эстонии. Отец Индрека — политик, брат — журналист. Да и сам он не лыком шит, постоянно на виду. Но именно с Индреком до сих пор мне встречаться не доводилось. Своими выступлениями в СМИ создал себе образ этакого… если не шута, то как минимум приколиста. "Андрей Титов, "МК-Эстония", — представился я. "Таранд. Просто Эстония", — пошутил Индрек, словно подтверждая сложившееся о нем заочно представление. Но на серьезные вопросы отвечал серьезно и вдумчиво, не ерничая.

- Как ты думаешь, сколько русских за тебя проголосовало?
- Я не знаю. Голосование-то тайное. Но думаю, что все же были и русские среди моих избирателей. И не один или два. Их было больше. В Ида-Вирумаа я получил больше сотни голосов, а в Таллинне и того больше русских могли проголосовать за меня. Я разговаривал с русскими таксистами, с врачами говорил. И если мне человек сам заявляет, что голосовал за меня, то почему я не должен ему верить!

- Что ты думаешь о проблемах национальных меньшинств в Эстонии? Такие проблемы вообще есть или их выдумали?
- Есть. Но они есть во всем и везде. У нас и в семьях есть проблемы, которые нужно решать. Что касается нацменьшинств, то в Эстонии есть проблемы, но мне кажется, что все остаются в тени одной большой проблемы, которую педалируют в определенных кругах, а также в Кремле. И я называю ее постсоветским синдромом. На самом деле это не национальная проблема, а отблеск постимперской травмы. И на этом все время играют. Конечно, мы тоже совершали ошибки. Но в европейском масштабе мы решали вопросы цивилизованно. И если кто-то чувствует себя отверженным, а кто-то полагает, что у него слишком много прав, то это такой эмоциональный аспект, который проходит со временем. Но у нас есть форумы, есть законы, с помощью которых нужно ставить вопросы и искать на них ответы. Кое-что уже удалось преодолеть. Я имею в виду тот период, когда мало между собой общались или не было желания слушать друг друга.

- А как решить проблему гражданства?
- А ее мы решаем в рамках действующего законодательства…

- Но не слишком работает, если посмотреть, сколько у нас лиц без гражданства.
- Ну да, не очень хорошо работает. Но, с другой стороны, это не та тема, где сгодятся радикальные меры. Сомневаюсь, что изменения в законе сейчас оказались бы кстати. Нет, ну, в парламенте, конечно, можно обсуждать! Не вижу причин не начать дебаты.

- У тебя нет в планах вступить в какую-то партию?
- Пока что нет. И в Европарламенте я консультировался с разными фракциями, спрашивал, нужно ли мне вступать в партию. Сказали, что не надо.

Наша справка:

Индрек Таранд

Родился 3 февраля 1964 года в Таллинне. Окончил Тартуский университет по специальности "учитель истории" (1991), получил степень магистра в Болонье (1993). Начинал политическую деятельность как спецпредставитель правительства в Нарве, после чего долгое время работал канцлером в МИД Эстонии (1994-2002), ушел с должности со скандалом, поругавшись с тогдашним министром Кристийной Оюланд (которая, кстати, теперь тоже будет депутатом Европарламента). Последнее место работы — директор Эстонского военного музея имени Лайдонера. Помимо этого, вел передачу на TV3.

В 2005 году стал невольным виновником отставки министра обороны Яака Йыэрюйта. Таранд показался на публике в футболке со скандальной надписью "Коммуняк в печь!" и перечнем бывших коммунистов, в том числе там было имя премьера Андруса Ансипа и президента Арнольда Рюйтеля. Министр обороны заявил, что не может оставаться в должности, когда его подчиненный позволяет себе такое.

Индрек Таранд говорит о себе, что беспартийный с 1964 года. В 2002 году участвовал в местных выборах по списку Партии умеренных (позже переименованной в Социал-демократическую партию), набрал в Таллинне чуть больше тысячи голосов.
Отец — Андрес Таранд, бывший премьер-министр и член Рийгикогу, депутат Европарламента прошлого созыва. Брат — Каарел Таранд, главный редактор газеты Sirp.

Женат с 1988 года, трое детей (два мальчика и девочка).

На выборах в Европарламент 7 июня 2009 года, будучи независимым кандидатом, набрал 102 520 голосов (на 1022 меньше центристов, на 42 тысячи больше реформистов, вдвое больше IRL и в три раза больше социал-демократов).

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии